Город

В эпоху «климатической нестабильности» городам нужно брать пример с трущоб

24 марта 2014 14:32 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Сегодня – лето, завтра – зима. Потом снова лето. Перепады температур в Петербурге уже оставляют с носом коммунальщиков. А в будущем экстремальные перепады температур станут обычным делом. Как города будут приспосабливаться к изменениям, рассказал британский архитектор Сунанд Прасад.
В эпоху «климатической нестабильности» городам нужно брать пример с трущоб Фото: flickr.com(truthout,climr)/Дмитрий Кутиль

Лекция Сунанда Прасада состоялась в четверг, 20 марта, в лекционном зале пространства «Про Арте».

Согласно данным российской арктической станции «Восток», пики изменения температуры на Земле совпадают с пиками выброса метана и двуокиси углерода в атмосферу. Уровень вредных веществ в атмосфере вот-вот достигнет наивысшей точки за всю историю наблюдений. Глобальное потепление часто подвергается нападкам скептиков, но я считаю, что эта наука, и она не хуже той, что позволила нам запустить человека в космос или изобрести пенициллин...

Несколько лет назад Северо-Западный проход (путь через Северный Ледовитый океан, Канадский Арктический архипелаг) впервые раскрылся для судоходства. А жители Гренландии увидели редчайшее для этой местности явление – дождь. Глобальное потепление – не самый удачный термин для описания происходящего. На самом деле, мы стоим на пороге климатической нестабильности, мы будем жертвами экстремальных перепадов температур, и наша среда обитания должна быть приспособлена к таким перепадам. Большая ответственность ложится на архитекторов: мы должны построить новые и приспособить старые здания для эпохи климатической нестабильности.

Вообще 40% вредных выбросов в атмосферу производится зданиями. Градостроительство тесно связано с автомобилями, которые также производят львиную долю выбросов. Но не все люди на Земле живут между автострадами, в загазованных бетонных городах. Я родился в Индии. У меня было счастливое детство, я отдавал природе больше, чем брал у нее. Мой родном дом похож на тот, где когда-то жил Махатма Ганди – лидер движения за независимость Индии от Великобритании.

«Толстовская ферма» Махатмы Ганди, 1910-е. Фото: «Википедия»

Я понимаю, что мы живем в современном мире, и даже при резком росте температур не можем переселиться в такие жилища. Однако это не значит, что мы не можем сохранить связь с природой. Мне очень близка концепция нулевого выброса (zero waste) – когда «использованные» материалы можно использовать еще много-много раз. К таким материалам относятся алюминий, пластик и стекло... Есть также органические вещества, которые смело можно выкидывать, потому что они разлагаются – дерево, бамбук, трава, сама земля. В этом смысле леса можно воспринимать как посевы наших будущих домов.

Любопытно, что концепция нулевого выброса в полной мере реализована в фавеллах (низкокачественное самодельное жилье вблизи городов; термин родом из Бразилии, но ставший интернациональным – прим. «МР») Я бы не называл все районы фавелл трущобами. Многие из них самодостаточны, их экономика зациклена сама на себе. Любому «мусору» там находится применение.

Как архитектор я постарался реализовать концепцию нулевого выброса в проекте начальной школы Ашмаунт в лондонском районе Ислингтон (построена в 2013 году). Мы добились того, что полностью функционирующее здание не производит выбросов двуокиси углерода... Более того, на всей территории, которая окружает школу, сократился объем выбросов: здания питаются за счет зеленых источников энергии.

Начальная школа Ашмаунт, Англия. Изображение: ashmountprimaryschool.co.uk

Еще одна проблема заключается в том, что человечество уже построило множество зданий самых разных типов. Нам нужно решать, что делать с теплопроводностью в них. И нужно ли сохранять здания, которые не соответствуют вызовам времени.

Изображение: penoyreprasad.com

Левый небоскреб – это госпиталь Гая в Лондоне, самое высокое больничное здание в мире (143 метра). У него характерный вид эпохи, когда он был построен. В 1960-70-е годы бетон считался очень красивым, прогрессивным материалом (и я до сих пор считаю его таковым), но его не всегда правильно использовали. Отмечу, у этого здания типичная мельниковская верхушка (Константин Мельников – советский архитектор, «МР»), я большой фанат конструктивизма. Владелец здания посчитал, что его нужно осовременить в части энергоэффективности и снижения эксплуатационных расходов.

Меня занимает идея складывания тонких материалов – они становятся красивыми и в то же время выдерживают большие нагрузки. В качестве облицовочного материала мы используем алюминий, добыча  которого – очень углеродозатратное мероприятие, однако мы используем тонкий слой. Так у здания появились новые окна. Работы по модернизации башни закончатся в 2014 году.

Изображение: penoyreprasad.com

Изображение: penoyreprasad.com

Глобальные климатические изменения – это не столько угроза, сколько удивительная возможность изменить город. Говоря о городах будущего, мы подразумеваем, что они должны быть компактными, зелеными, здоровыми и умными. Раньше люди жили в одном месте, работали в другом, –  это приводило к тому, что им приходилось много перемещаться между частями города. Путем особого планирования городов мы можем помочь людям жить так, чтобы выбрасывать как можно меньше углерода в атмосферу.

Сунанд Прасад – основатель и партнер известного архитектурного бюро Penoyre&Prasad LLP (Лондон, Великобритания). Бюро работает над решениями образовательных, культурных, медицинских, коммерческих и жилых зданий от генерального плана до мельчайших деталей.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 192

Все опросы…