Культура

Владимир Шинкарев: «Я просто игнорирую приметы современности»

4 апреля 2014 11:42 Анна Акопова
версия для печати
Владимир Шинкарев: «Я просто игнорирую приметы современности»
Владимир Шинкарев – петербургский художник, когда-то придумавший «Митьков», рассказал «Моему району» о своих «мрачных» картинах, о том, как меняется его Петербург, и может ли сегодня появиться новый обаятельный бородатый герой.

- Вы говорили, что ваш Петербург уходит. А каким становится город?

- Если занять совсем уж бескомпромиссную позицию, следует повторить то, что Александр Бенуа писал еще в конце XIX века: «Этот город только уродуется и уродуется, так как только то, что в нем старого – то и хорошо, а то, что теперь в нем строят, только нелепо, безобразно и пошло».

До недавних пор считалось, что из всех городов мира только в Санкт-Петербурге в таком объеме сохранилась архитектура XIX века, он ценился в первую очередь как заповедник этой архитектуры. Тот же Бенуа указывал: «Петербург красив именно в целом, или, вернее, огромными кусками, большими ensemble’ ами, широкими панорамами». Найдется ли нынче в Петербурге такой нетронутый современностью кусок? Сомневаюсь, весь город покрыт плесенью современности – так удобнее, да многим так и красивее кажется.

- Как вы ищете уголки «старого города» для своих картин?

- Уголки-то везде есть, я не ищу, я вижу. В своих самых любимых местах – река Смоленка, например, я просто игнорирую приметы современности, стираю их, пишу воображаемую, идеальную Смоленку.

- Эти места действительно «мрачные»?

- Название серии – «Мрачные картины» – провокационное, с тем, чтобы предоставить зрителю обдумать, так ли это, и почти всякий зритель говорит: и не мрачные они совсем. Есть, конечно, и мрачные, есть элегически-грустные, есть и вполне лучезарные, есть и веселые – пропорция, как в жизни. Только депрессивных нет.

- Согласны ли вы с тем, что каждый житель Петербурга сам выбирает себе город, в котором жить? Это «мрачный» город ваших картин, или мегаполис с бешеным ритмом, или город-музей, или бесконечный «спальный» район?

- Конечно, так и есть, люди невнимательны к тому, к чему душой не прикипели.

- В современном мире обретает ли человек бОльшую автономность?

- Наверное, от самого человека все же больше зависит, чем от его окружения? Что до современного мира, то его можно и так описать: лавина неглубокой или бессмысленной информации, сплошное суетливое мельтешение; поверхностные, ни к чему не обязывающие связи; знание обо всем, но в пределах двух фраз из Википедии… Ясно, что в таком мире труднее сосредоточиться и стать собой.

- Вы говорили, что включаете кино, когда пишете картину. Какие фильмы любимые?

- Да, пишу картину, включаю хорошее кино, смотрю боковым зрением – и как-то вынуждаю картину соответствовать. Люблю фильмы эпохи, когда кино было большим искусством – 50-е, 70-е годы, Феллини, Бергман. Иоселиани, Данелия, да много. Сейчас сохранилось прекрасное кино – Сергей Лобан, Кристиан Мурджиу, Ханеке. В общем, «хороший люблю – нехороший нет».

- Какой ваш любимый город, кроме Петербурга? Почему?

- Нелюбимые города – те, где я был нездоров, измотался, погода мерзкая, словом, не имел сил и внимания почувствовать город – а, может быть, этот город был достоин любви не меньше других.

Конечно, есть города всепобеждающей красоты – Рим, Сиена, Флоренция. Почему это мои любимые города? Да хотя бы потому, что стоя на холме над Флоренцией, ты не заметишь ни единой приметы современности, кроме машин – если поставят где стеклопакет, то он будет выглядеть стеклопакетом XVIII века.

- Вам нравится внешний облик современных петербуржцев?

- Вероятно, в контексте разговора я должен отвечать: нет, не нравятся, мне все современное не нравится, все к упадку движется. Уверяю вас, мне нравятся и многие современные города, и современные вещи, и современные люди. И внешне многие очень неплохо выглядят.

- Возможно ли сейчас появление такого героя, каким был «Митек» в 80-х?

- А такой герой всегда есть, он так и называется: «герой нашего времени». Можно считать, что митек 80-х годов был каталогом национальных черт, несколько сниженным героем того времени.

- «Художник должен быть один» это универсальная формула?

- Что значит «один»? Ни друзей, ни жены, как Заратустра на вершине горы? Это с какой же стати? Да, Пушкин сказал: «Ты царь. Живи один» - но это высоко в поэзии, а не в реальном мире. Вероятно, вы имеете в виду, что в книге «Конец митьков» я цитировал слова своего любимого художника Рихарда Васми: «Художник одинок. Объединение художников – это объединение бездарностей». Прекрасные, но жестокие слова, их следует помнить, но вряд ли они совершенно справедливы. А «Объединение реального искусства», обэриуты? А дадаисты? А «Митьки»?

IMG_0014ф

"Смоленка" 2013 х/м 60х80 см

IMG_0020ф

"Платформа "Старая деревня" 2013 х/м 60х80 см.

Выставка Владимира Шинкарева «Мрачные картины» продлится до 12 апреля (галерея современного искусства Namegallery: ул. Большая Конюшенная, 15, 2 этаж).

Sh_foto05

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 164

Все опросы…