Город

Что угрожает болотам города?

14 апреля 2014 16:31 Елена Барковская
версия для печати
Эксперты объяснили, какие экологические проблемы может вызвать уничтожение болот в городе и области.
Что угрожает болотам города? Фото: imagebroker/Erhard Nerger

ПРЕЦЕДЕНТ. В ноябре прошлого года в Генплан Петербурга внесли поправки, предусматривающие изменение функционального зонирования в связи с реализацией проекта города-спутника «Южный». Выяснилось, что под застройку должно попасть и Кондакопшинское болото, что вызвало недовольство жителей Пушкинского района — и они подали в суд заявление об оспаривании этих поправок в Генплан.

«Мы проследили все последствия, которые вызовет осушение Кондакопшинского болота, — говорит адвокат Евгений Баклагин. — Болото питает речку Кузьминка, она — источник воды в Баболовском и Александровском парках Пушкина. Последствием ликвидации болота станет обмеление рек и прудов в этих парках — а это объекты культурного наследия. Кроме того, мы полагаем, что осушение болота приведет к обмелению рек Поповка и Славянка, а речка Славянка в границах Павловского парка также имеет статус объекта культурного наследия».

31 марта гордской суд отказал активистам, но они собираются обжаловать это решение.

РЕЕСТР. «Правительство города в ходе судебного разбирательства вообще отрицало факт существования болота, — говорит адвокат Баклагин. — Они говорили: нам не известно, что такое болото существует, оно не включено в реестр». Речь идет о государственном вод­ном реестре — это «свод документированных сведений о водных объектах», в котором, как оказалось, нет сведений о болотах Петербурга.

Но, естественно, это не значит, что их в принципе нет. «По данным нашего института, на 2000 год 12 % территории Ленинградской области, включая Петербург, заняты болотами, — говорит Владимир Батуев, руководитель группы гид­рологии болот отдела экспериментальных гидрологических исследований и математического моделирования Государственного гидрологического института. — По данным лаборатории географии и картографии растительности ботанического института РАН и факультета географии и геоэкологии СПбГУ, болота занимают 2,1 % территории Петербурга, осушенные или подвергнутые антропогенному воздействию болота — 3,2 %, слабо заболоченные, обводненные земли — около 6 %».

По словам Евгения Бак­лагина, болота должны находиться в федеральной собственности, их нельзя продавать и покупать — причем вне зависимости от того, включены ли они в госреестр.

«Кондакопшинское болото находится в частной собственности — оно было учтено как объект недвижимости под видом сельхозугодий, — говорит он. — К сожалению, сейчас мы видим, что масса болот у нас попала в частную собственность».

СПРЯТАЛИ. Руководитель центра экспертиз «Эком» Александр Карпов полагает, что причиной невключения болот в реестр стали коммерческие интересы по использованию этих территорий.

«Город Санкт-Петербург достаточно хорошо знает о том, сколько существует болот и где они расположены», — говорит эколог и демонстрирует работу, которая была выполнена по заказу Комитета по природопользованию и охране окружающей среды в 2007 году. В ней — карта с границами болот на территории Петербурга.

Болота должны находиться в федеральной собственности, их нельзя продавать и покупать — причем вне зависимости от того, включены ли они в госреестр.

«Эту информацию можно увидеть в открытом дос­тупе, но для этого надо произвести хитрые манипуляции, — говорит Александр Карпов. — Нужно зайти на сайт Комитета по природным ресурсам, открыть базу поверхностных водных ресурсов. Казалось бы, болота должны быть там, ведь это вод­ный объект. Но не все так просто. Болота зашифрованы в разделе “Растительность”: они обозначены тем же зеленым цветом, что и растительность (понять, где болото, можно, убрав галочку со слоя “Растительность”). Но и это не все. Дело в том, что автоматическая система начинает показывать болота с масштаба 1:10 000, то есть довольно мелко».

В Комитете по природо­пользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности на вопрос «МР» о том, почему болота не включены в государственный водный реестр, сообщили, что это не находится в их ведении.

ВАЖНОСТЬ. Значение этой путаницы и перевода болот в частную собственность огромно, ведь с таким подходом можно осушить много болот Петербурга.

«Болото — важный элемент гидрологии — такой своеобразный конденсатор воды: оно запасает воду в те периоды, когда воды много, и отдает, когда воды мало, — говорит Баклагин. — Что бывает, если болото осушить? Характерная ситуация была в Москве и Московской области 3–4 года назад. Уже на уровне правительства Москвы было принято решение: обводнять осушенные болота и возвращаться к тому, от чего ушли».

«Уничтожая болото, мы берем на себя ответственность, в том числе финансовую, — за выполнение той работы, которую болота делают для нас бесплатно, — объясняет Карпов. — Это питание малых рек, уровень грунтовых вод, очистка вод и атмосферного воздуха. Возвращаясь к Кондакопшинскому болоту — одно из прозвучавших достаточно бредовых предложений: “Хорошо, мы построим здания на болоте, а в другом месте выкопаем водохранилище, чтобы накапливать воду и питать речку Кузьминку”. Давайте посчитаем затраты на изъятие земли, чтобы построить водохранилище адекватного объема, и финансовые потери — это будет минимальная стоимость того, что мы потеряем, если болото исчезнет».

Карпов упирает не только на финансовую сторону вопроса, но и на психологическую: «Андрей Резников (кандидат географических наук. — Ред.) забавы ради посчитал, что стоимость ежегодного урожая клюквы на Сестрорецком болоте больше ежегодного бюджета Комитета по природопользованию. На самом деле еще больше стоит то время, которое люди проводят на болоте, приходя в себя после городского стресса — это необходимо для поддержания психики в нормальном состоянии».

Существование болота на территории города-спутника “Южный” пока является лишь предположением.

РЕШЕНИЕ. Не все эксперты видят решение проблемы исключительно во внесении болот в реестр. «Исполнительная власть ссылается на реестр и генплан Петербурга, в котором выделены или нет водные объекты, — объясняет Карпов. — Мелкие вод­ные объекты не попали в генплан, не всегда попадают и в реестр. Мы понимаем, что “водная мелочь” не может быть утверждена в генплане: невозможно в документе, который в идеале принимается раз на 20 лет, все это отражать. Возникает следующий уровень градостроительной документации — проекты планировки территорий (ППТ). Как раз сейчас на рассмотрение ЗакСа внесен законопроект о порядке подготовки ППТ.  Моя экспертная позиция заключена в том, что именно при подготовке проекта должен проводиться анализ: с одной стороны — на соответствие требованиям градостроительной документации более высокого уровня, то есть генплану, с другой — инженерные изыскания и натурные изыскания, в том числе выявление всех водных объектов».

«Я являюсь приверженцем того, что все-таки нужно включать эти объекты в реестр превентивно, — высказывает свою позицию адвокат Евгений Баклагин. — Если мы что-то не будем включать в реестр, то такие истории (как с Кондакопшинским болотом. — Ред.) будут воспроизводиться постоянно».

Справка

«Обследованная территория (“Кондакопшинское болото”), расположенная в южной части Пушкинского района Санкт-Петербурга, является поверхностным водным объектом — болотом, то есть природным образованием, занимающим часть земной поверхности и представляющим собой отложения торфа, насыщенные водой и покрытые специфической растительностью. <…>

Высокая и закономерно изменяющаяся в течение года насыщенность водой торфяной залежи Кондакопшинского болота и истекание из него значимых в рамках региона рек (Кузьминка, Поповка) дает основание считать это болото водным объектом, имеющим характерные признаки водного режима».

Из заключения Андрея Резникова по поводу современного состояния участка территории Пушкинского района, именуемого «Кондакопшинским болотом».


Комментарий

Евгения Стрельцова, директор по связям с общест­венностью ЗАО «Управляю­щая Компания “СТАРТ Девелопмент”»:

«Существование болота на территории города-спутника “Южный” пока является лишь предположением. Место, похоже, действительно заболоченное, но в государственный реестр водных объектов оно не внесено. Таких мест по Петербургу десятки, а то и сотни. В случае, если этот участок будет определен как водный объект, а именно этого добивается сейчас группа из поселка Кондакопшино, недовольная перспективой “Южного”, может возникнуть ситуация, при которой этот кусок земли может быть выкуплен государством у частного собственника.

Согласно Генплану, под застройку определена примерно треть заболоченного участка, это не более 6 % от площади всего “Южного”. Так что “Южный”, с этим участком или без него, построен будет — в создании спутника Петербурга с рабочими местами и сбалансированной жилой средой очень заинтересован город, уставший от проблем спальных райо­нов. При этом надо иметь в виду, что участок будет застраиваться далеко не в первую очередь, то есть не ранее чем через пять, а то и десять лет. Не этот участок является основополагающим для будущего города-спутника». 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 854

Все опросы…