Город

Как выглядит Петербург XXI века

19 мая 2014 12:13 Анна Дельгядо, Мария Элькина
версия для печати
Последние 15 лет Петербург переживает строительный бум, однако город за это время так и не приобрел ни одной новой достопримечательности. Что случилось с лучшими замыслами прошлого десятилетия и почему вредно держаться за прошлое?
Как выглядит Петербург XXI века Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

Большие проекты

История современной архитектуры Петербурга началась в начале 2000-х годов, когда по приглашению Валерия Гергиева в город приехал калифорнийский архитектор Эрик Оуэн Мосс. Именно он, вдохновляясь невскими льдами, петербургскими площадями и каналами, сделал первый проект второй сцены Мариинского театра.

Неправильной формы стеклянный фасад и правда напоминал глыбы льда. Консервативная общественность его категорически отвергла как «не соответствующий духу города». Проект Доменика Перро, победившего в конкурсе годом позже, был менее интересен, зато заложенная в нем метафора оказалась гораздо лучше понятна городским властям: золотой купол над будущим театром называли «платьем императрицы». Однако и его, как известно, не осуществили. За десять лет в итоге удалось построить только гигантскую простоватую коробку – главный градостроительный скандал прошлого года.

В аннотации к своему проекту Эрик Мосс писал о том, что Петербург снова мог бы стать местом, где создается история. В начале 2000-х подобное утверждение звучало вполне естественно – это было время больших, ярких проектов в архитектуре. Некоторые из них, например, музей Гуггенхайма Фрэнка Гери в Бильбао или Дом музыки Рема Колхаса в Порту действительно вошли в историю. У Петербурга было несколько шансов построить что-то не менее интересное, однако все они были упущены.

В 2005 году состоялся другой важнейший конкурс – на здание офиса Газпрома «Охта-центр». Свои варианты первого петербургского небоскреба предложили известнейшие архитекторы мира. Рем Колхас видел его как конструктор, собранный из кубов. Жан Нувель предлагал выстроить вдоль Невы широкую стеклянную стену, создать поэтический образ воды в отражении.

Парадоксальным образом у мэтров мировой архитектуры выиграло бюро RMJM, где руководителем проекта был Филипп Никандров. Он спроектировал высотку в виде фитиля, совершенно в духе небоскребов в Куала-Лумпуре в 1980-е годы. Борьба против ее строительства на Охтинском мысу, как известно, переросла в политическую.

Все еще недостроенный стадион «Зенит» едва ли оправдает возложенные на него когда-то ожидания. Единственный конкурсный проект, который, возможно, удастся полноценно осуществить в Петербурге – реконструкция Новой Голландии. Несколько лет назад в конкурсе выиграло американское бюро WorkAC.

Псевдоклассика

Заметный отпечаток на современный образ города наложил, разумеется, тот факт, что Петербург – уникальный памятник «старой» архитектуры. Из этой, безусловно, важной предпосылки были сделаны глубоко неверные выводы, заключающиеся в том, что новые здания должны имитировать стили прошлого. В результате мы получили такие постройки-мутанты, как гостиница на площади Островского Евгения Герасимова или бизнес-центр «Сенатор» на Большом проспекте В.О.

Вопрос о том, почему современная архитектура не может быть похожа на старую, требует, конечно, разъяснений. В первую очередь, за последние 100 лет радикально изменились строительные технологии, и это значит, что «подделка» всегда будет себя выдавать самым непристойным образом. Скажем, скульптуры на здании на площади Островского сделаны из искусственного камня, а выглядят и вовсе как пластиковые, и это не дает никакой возможности воспринимать произведение архитектора Герасимова хоть сколько-нибудь серьезно.

Кроме того, современная неоклассика в мире возникла как направление градостроительное, ее главный апологет Леон Крие всегда говорит о необходимости возврата к старым принципам формирования городской среды, и меньше – об эстетике. В Петербурге же неоклассическими фасадами могут прикрываться самые вредные для среды объекты вроде дома «Финансист» на Васильевском острове.

Среднее арифметическое

Несмотря на все трудности, в Петербурге за последние десять лет все же появились несколько примеров того, что можно было бы назвать полноценной современной архитектурой. Среди них – банк «Санкт-Петербург» и «Невская Ратуша»  Евгения Герасимова и Сергея Чобана, новый терминал Пулково и бизнес-центр на Синопской набережной Николаса Гримшоу. Все эти объекты, построенные из металла, стекла и бетона, воплотили в себе все самое обыденное, что есть в современной архитектуре в мире. Однако ситуация в Петербурге сложилась таким образом, что выбор направления «внутри» архитектуры невозможен или очень труден, так как по большей части мы выбираем между архитектурой и тем, что вовсе ею не является. Если здание качественно построено – уже хорошо.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»
  • Фоторепортаж: «Петербург XXI века»

Исключения без правил

Несмотря на огромное количество разочарований, заблуждений и ошибок, за последние годы в Петербурге все же появилось некоторое количество построек, которые можно было бы считать удачными с самых разных точек зрения.

Торговый комплекс «Штрих-код» у Володарского моста мастерской «Витрувий и сыновья» – совершенно аутентичное произведение архитектуры, ставшее визуальным центром окружающей застройки. «Витрувии» же недавно достроили жилой комплекс «Люмьер» на Петроградской. Навесные фасады на каждой из сторон обыгрывают разные мотивы архитектуры Петербурга-Ленинграда: от Гостиного двора до промышленных зданий.

Бизнес-центр «Лангензиппен» Сергея Чобана, где на стеклянных плитках отпечатаны орнаменты сталинского дома на противоположной стороне Каменноостровского – идеальный компромисс между консерватизмом и желанием не отставать от своего времени.

Бизнес-центр QuatroCorti на Почтамтской – неожиданная вариация на тему дворов-колодцев, с террасой с видом на Исаакиевский собор.

Еще одну архитектурную удачу городу принес пожар в здании художественных мастерских Мариинского театра. На его месте, задействовав остатки старых стен, француз Ксавье Фабр построил симпатичный кирпичный концертный зал. Знатоки классической музыки утверждают, будто акустика в зале, сплошь отделанном деревом, – безупречная. Впрочем, решение интерьеров в вестибюлях оставляет желать лучшего.

Наконец, в прошлом году достроили экспериментальную сцену Александринского театра, с деликатным решением входа со стороны Фонтанки и одними из лучших в городе интерьерами.

Postscriptum

В прошлом году, когда достроили Мариинку-2, Эрик Мосс в интервью в ответ на вопрос о том, как он теперь, спустя десять лет, видит будущее Петербурга, сказал, что главное – не предаваться пессимизму.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 858

Все опросы…