Культура

Михаил Веллер: «У нас нет политической концепции, кроме набивания карманов олигархов»

29 мая 2014 17:18 Татьяна Морозова
версия для печати
Корреспондент газеты «Мой район» на Книжном салоне побеседовала с писателем Михаилом Веллером.
Михаил Веллер: «У нас нет политической концепции, кроме набивания карманов олигархов» Фото: Интерпресс

23-26 мая проходил IX Санкт-Петербургский международный книжный салон. Манежная площадь и прилегающие улицы превратились в интерактивный книжный квартал. Впервые на книжном салоне можно было обменяться книгами в рамках бук-кроссинга.

Круглый стол «Россия – читающая страна?!» собрал книгоиздателей, писателей, представителей власти. Была озвучена печальная статистика - 60% взрослых людей в России практически не читает, 46% не покупают книги. Стабильно читающими себя называют только 25% взрослого населения. А самая читающая категория нашего общества – дети до десяти лет, по объему прочитанного наши дети в пятерке лидеров в мире! Зато после десяти лет – серьезный спад…

- Михаил Иосифович, какие у вас есть предложения по улучшению ситуации с чтением в России?

- Сначала хочу сказать, что по всему миру падают тиражи книг и количество книжных магазинов, выживают только книги подарочного оформления и детские – родители и бабушки всегда будут покупать книги детям. Это мировой процесс. Но что нужно книгоиздательствам для выживания и обществу для чтения, так это снять хотя бы на пять лет с книгопродавцов и книгоиздателей налоги. Надо перестать овцу обстригать под два нуля. Второе – надо позволить продавать книги так, как они продавались раньше – лотки стояли везде, где можно. Я не слышал ни об одном случае хулиганства, ни об одном теракте или проданной дозе наркотика, который был бы связан с продажей книг на улице. Книги – это несколько особенный товар, через который самопроизводится культура.

Вопрос это политический, потому что должна быть изменена налоговая политика. А вот любая попытка монополизировать книгоиздательские структуры приведет к советскому состоянию на книжном рынке – мгновенно начнут издавать книги, которые никому не нужны, но в которые вложены бюджетные средства. Дать свободу и льготы книгоиздателям и не мешать – вот лучшее решение.

- На Книжном салоне мы видим огромное количество исторической, военной литературы. Такое чувство, что половина книжного рынка – это исторические книги. Такое погружение в прошлое – это не перебор?

- Я думаю, что литературы много не бывает. Отличие литературы от СМИ в том, что она ненавязчива. Когда человек переключает каналы или «бродит» по интернету, то информация бросается ему в глаза и норовит вцепиться в мозг. А когда книги стоят на полках, они никого не трогают. Поэтому пусть будет больше книг – хороших и разных, перебора тут нет. А с чем я согласен – с тем, что мы действительно сейчас больше смотрим в прошлое, чем в будущее.

Михаил Веллер, фото Интерпресс

После 1991 года ни одно правительство не провозгласило и не опубликовало, не заявило сколько-то внятной концепции развития страны. У нас нет никакой политической концепции, кроме набивания карманов олигархов. Так страна существовать не может, так страны всегда кончают полным крахом и распадом. Я полагаю, что народ имеет право требовать от правительства, я подчеркиваю – требовать, концепции развития, картины будущего дня. Не пустых слов типа «Наша цель – ваше процветание», это мы уже слышали от КПСС, а абсолютно конкретно – что, как, когда мы будем делать, на какие средства, в какие этапы, какими силами. Если этого нет, то такое правительство и такую политику нужно менять.

- А литература, писательское сообщество могут как-то влиять на это, подталкивать процесс?

- Литература должна показать именно средствами литературы, что или мы станем такими, какими мы должны быть, или нам всем конец. В 2005 году я написал книгу «Великий последний шанс». Если бы она вышла в Германии, Франции, Италии или Штатах, это был бы грохот, скандал и обсуждение. Но ее прочитала вся наша Госдума, прочитали правительство и администрация президента. После этого Путин стал в поездках встречаться с простыми людьми и решать их мелкие конкретные вопросы. Сурков дважды в докладах цитировал эту книгу без кавычек. После началось более объемное внимание к армии, к условиям жизни военных, о чем я писал. Но, что касается основной сегодняшней «концепции» – набивания карманов, к сожалению, ничего не изменилось.

- Есть ли сегодня в литературе очерченный герой нашего времени, какой он, кто он?

- Во-первых, надо понимать, что слово герой уже давно имеет два разных значения в русском языке. Одно – это старинное, традиционное: человек сильный, благородный, совершающий подвиги во имя своего народа. Второе – это медийный персонаж, который привлекает к себе внимание, поступки которого обсуждаются в социально-культурном пространстве. Что касается героев первого типа, то о них не говорится ничего вообще. Ничего не говорится о пожарных, которые гибнут, спасая людей, о солдатах и офицерах, которые гибнут постоянно, выполняя свой долг, – об этом вы не услышите ни слова. Зато говорится о скандальных артистах, которые привлекают к себе внимание или о бизнесменах, которые сумели заработать миллиард.

В наше меркантильное время трудно найти людей, которые будут ему противостоять. Такой герой, если и найдется, то будет находиться в оппозиции. Но сегодня слово оппозиционер примерно равняется словам «национал-предатель» и «враг народа». Так что поиски героя нашего времени по-прежнему продолжаются.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»
  • Фоторепортаж: «Книжный салон 2014»

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 261

Все опросы…