Город

«Города вошли в новый период трансформации»

9 июня 2014 11:22 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Урбанист Станислава Бошкович о том, как крупные события могут спасти или погубить город.
«Города вошли в новый период трансформации» Фото: www.portalkbr.com

Статусные дорогостоящие события, такие как Олимпиада и чемпионаты мира, обычно ассоциируются с «распилами» и неудобствами для местных жителей. Однако так происходит не всегда: события могут стать катализатором для создания общественных пространств и прочих атрибутов города XXI века, надо только подойти к вопросу с умом. Лекция Станиславы Бошкович «Инструменты трансформации современного города» состоялась 23 мая 2014 года в рамках приемной компании магистерской программы «UTS».

Города трансформируются вслед за экономикой. На рубеже XIX-XX веков аграрная экономика сменилась промышленной. Этот переход коренным образом изменил архитектуру и генеральный план города. Появились многоэтажные здания, лифты, центральное отопление, уличное освещение. Города перестали быть похожими на средневековые лабиринты. Транспортные технологии привели к дополнительному перевороту, наладилась связь межу городами. Чтобы понять, как изменился наш мир, достаточно взглянуть на ночной снимок со спутника: пару веков назад города невозможно было бы разглядеть, а сейчас взору предстает паутина светящихся мегаполисов.

Восточное полушарие ночью. Снимок: NASA

В начале XXI века мы вошли в новый период трансформации. На смену вторичной промышленной экономики (первичная экономика - аграрная) приходит неотретичная экономика сферы услуг. К середине века 70% населения мира будет жить в городах, но на их облике это пока не отразилось: еще не придумана архитектурная модель, которая бы отвечала потребностям нового города.

Дом, жилое и рабочее пространства совмещаются. Не последнюю роль играют также интерактивные и виртуальные соединения, самым простым из которых является городская сеть «вай-фай». Все это явно не учитывалось в индустриальную эпоху.

«Афинская хартия» – градостроительный манифест 1933 года, подготовленный Ле Корбюзье, определил внешний вид городов на десятилетия. Он четко делит город на функциональные зоны: жилую, промышленную, рекреационную и транспортную. Этот документ слишком мало внимания уделял общественным пространствам: жилые пространства были огромные, и никто особо не задумывался об их облагораживании. Парки и скверы были декоративными, но не функциональными. Сегодня мейнстримом стала идея, что общественные пространства будут и уже становятся ключевым элементом городов XXI века. Они должны быть локальными, и на них должен быть организован досуг – это та творческая ткань, которая структурирует город.

По-иному будет организовано и жилое пространство. Меняется структура семьи, появляются новые модели жизни. Дом, жилое и рабочее пространства совмещаются. Не последнюю роль играют также интерактивные и виртуальные соединения, самым простым из которых является городская сеть «вай-фай». Все это явно не учитывалось в индустриальную эпоху, которая предполагала огромные открытые пространства с избытком монументальности и не предполагала многоуровневых и многофункциональных пространств.

Более 35% наших перемещений по городу являются заранее неопределенными. Мы выходим из дома и думаем, что идем в ресторан, но по ходу приходит sms, или мы встречаем кого-то – и резко меняем направление. В индустриальную эпоху дела обстояли иначе: передвижения дом – фабрика были достаточно регламентированы. Городские планировщики должны учитывать фактор случайного в наших передвижениях.

Толчком к преобразованиям в отдельных городах могут стать и становятся масштабные мероприятия, такие как всемирная выставка или Олимпиада.

Первая всемирная выставка (Expo) прошла в 1851 году в Лондоне, ее символом стал инновационный для архитектуры того времени Хрустальный дворец Джозефа Пакстона. Символом выставки 1889 года в Париже стала Эйфелева башня. Подобные статусные мероприятия по-прежнему выступают катализатором изменений. Иногда эти изменения положительные, иногда они не оправдывают затрат. В 1976 году в Монреале были проведены великолепные узнаваемые Олимпийские игры, но город едва потянул их экономически и чуть не обанкротился. Олимпиада-1996 в Атланте также была разорительной. Сидней-2000 – один из успешных примеров, где трансформация города подчеркнула его существующую структуру, улучшила ее, принеся впоследствии выгоду. Наконец, Афины-2004 обернулись полным экономическим провалом, хотя инфраструктурные изменения, такие как новые станции метро, и принесли пользу. Выход за рамки бюджета был колоссальный, и последующий кризис в Греции частично связан с этим.

Подробнее хотелось бы остановиться на одном из самых успешных примеров городской трансформации перед крупным событием. Для проведения летних Олимпийских игр 1992 года была выбрана столица Каталонии (автономная область Испании) Барселона. В средиземноморских странах существует богатая культура и даже культ общественных пространств. В первой фазе подготовки к Играм в городе было спроектировано и реализовано 144 проекта общественных пространств разного масштаба. Жизненно важными оказались именно точечные изменения: парковка для нескольких машин превращалась в скверик из шести деревьев и тому подобное. Частичный перевод транспорта под землю позволил создать больше пешеходных зон. Городу вернули береговую зону и создали на ней пляж.

До и после

Городское пространство в старой части Барселоны с подземной парковкой, 1991. Фото: publicspace.org

Модернизация дороги на северо-западе Барселоны, 1992. Фото: publicspace.org

Для проведения Олимпийских игр было выбрано четыре участка, два из которых находились в достаточно маргинальных районах. Было принято решение не строить новый стадион, а реконструировать старый, 1927 года постройки. Всего 14% средств были вложены на организацию самого мероприятия, все остальное – на инфраструктурное развитие. Олимпийская деревня была адаптирована под обычное жилье для барселонцев. Наконец, туристические потоки в город за 20 лет после Игр увеличились в три раза! Вот почему крупные события не всегда оборачиваются неудобствами для жителей принимающего города и экономическим крахом.

Итак, я совершенно уверена, что нам предстоит и дальше трансформировать города. И такие инструменты, как Генеральный план с функциональными зонами, подходившие для промышленного города, не подходят для города, основанного на сфере услуг. Катализатором же изменений по-прежнему остаются статусные  дорогостоящие события. Они могут обернуться как провалом, в первую очередь экономическим, так и создать для местных жителей удобства, о которых те не могли и мечтать.

Станислава Бошкович – приглашенный профессор и руководитель проектной студии «Открытые пространства» магистерской программы «DUE» / «Дизайн городских экосистем», партнер и помощник главного архитектора Барселоны Хосе Асебильо и руководитель студии по развитию открытых пространств в Санкт-Петербурге.

Видео: Urban Transformation School

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 883

Все опросы…