Общество

Женщина-гастарбайтер: приехала в Россию и испортилась

18 июня 2014 13:57 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
Лет семь назад мигрантская прослойка в Петербурге, в основном, нарастала мужчинами. Если таджикские, узбекские жены и сопровождали мужей в поездках на заработки, то мы о них ничего не знали, потому что на улицу они почти не выходили. Сейчас все изменилось: женщины из стран Средней Азии трудятся в больницах, магазинах и даже, о ужас, на панели. Естественно, они не могли не заинтересовать социологов.
Женщина-гастарбайтер: приехала в Россию и испортилась Фото: flickr.com / Дмитрий Кутиль

Исследование, проведенное научным сотрудником Института этнологии и антропологии РАН Натальей Зотовой, можно сформулировать так: насколько быстро и глубоко влияет на восточных женщин их новое амплуа - наемной рабочей в европейском, немусульманском, чужом городе. Выяснилось, что многое зависит от национальности: те же киргизки во многом уже неотличимы от русских; это и хорошо, и плохо.  Интервьюеры проделали колоссальную работу, ведь беседовать приходилось на глубоко личные темы, а к таковым у трудящихся с Востока относятся не только вопросы о сексе (и они были заданы), но, скажем, о заработках, мужьях, алкоголе. Конечно, респондентам за эти беседы платили, ведь опрос приходилось делать в рабочее время. Если кто не в курсе, рабочий график у большинства мигрантов – 12 часов семь дней в неделю. У кого есть хоть один выходной, тем повезло.

Мигрантов подсчитать сложно, говорят социологи, так же как наркоманов, проституток, а также лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Где их искать?  А главное – как раскрутить их на разговор? Да еще сквозь языковой барьер. В основном, поиски проходили на рынках, в магазинчиках и заведениях общепита, причем по хитрой схеме: у каждого пятого заведения или после трех поворотов направо (если приходилось ориентироваться в рыночных рядах). По квартирам не ходили: мигранты стараются не открывать двери, поскольку боятся, что под видом социологов к ним придут полицейские или ФМС.

Четыре года назад число мигранток с высшим образованием составляло 24%, сейчас – 30%. Женщин, состоящих в браке, было 57%,  а стало 70%.

Женщин-немигранток опрашивали тоже: надо же было с чем-то сравнивать ответы. Всего в опросе приняли участие почти 1200 женщин в возрасте 18-40 лет из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана. Туркменок не было, потому что это очень закрытая страна, казашек – потому что им неплохо, в принципе, живется  на родине. В общем, из Туркмении и Казахстана к нам почти не приезжают.

Сравним показатели 2010 и 2014 года. Четыре года назад число мигранток с высшим образованием составляло 24%, сейчас – 30%. Женщин, состоящих в браке, было 57%,  а стало 70%. Получается, что раньше в Россию срывались только молодые женщины, которых на родине ничего не держало, а сейчас то ли ездят целыми семьями, то ли мать семейства одна старается заработать - на свадьбу брату ли, или на содержание сына-школьника. Поразительно, но многие заявляют, что имеют уже и вид на жительство, а то и  гражданство РФ.

Если всё, что сообщили женщины о себе, правда, то в Москве у 14% явных гастарбайтеров имеется гражданство или ВНЖ, а в других мегаполисах – у 38% (четыре года назад было только у 13%). Правда, в паспорта к ним никто не заглядывал: не исключено, что респондентки это придумали, опять-таки испугавшись миграционной службы.

Социологи придумали хитрый вопрос: сколько у вас было беременностей, сколько детей проживают вместе с вами, сколько их у вас всего.

Резюме: чем дальше от Москвы, тем лояльнее ведут себя правоохранительные органы, а главное – тем прочнее связи в диаспорах: и старожилы вполне могут зарегистрировать у себя новую «понаехавшую», а потом и помочь ей с получением вида на жительство. В Москве такая отзывчивость – редкость.

Самые высокооплачиваемые мигрантки – киргизки (25 тысяч в месяц – в Москве, 20 – в Екатеринбурге и Новосибирске, а Петербург, видимо, где-то посередине). У таджичек доходы соответственно 20 и 15 тысяч в месяц. С другой стороны, киргизы наиболее кучно живут: в среднем, московские мигранты живут по три человека в комнате, а в других мегаполисах – по четыре, но у киргизов этот показатель больше. Те мигрантки, кого удавалось раскрутить на разговор о сексе, признавались, что занимаются им обычно в ванной. Ею, естественно, приходится пользоваться по часам, а значит, и заниматься там любовью можно в отведенный час - никто не потревожит.

У горожан, которым не нравится приток мигрантов, есть один аргумент: они-де приезжают к нам рожать, а потом детей бросают на попечение государства. Или продают – был недавно такой случай. Поэтому социологи придумали хитрый вопрос: сколько у вас было беременностей, сколько детей проживают вместе с вами, сколько их у вас всего. Получилось в среднем по две беременности, по полтора ребенка (мусульманки тоже делают аборты). При этом вместе с матерями, то есть в России, живут только 0,3 – 0,7 ребенка, остальные – на родине.

Такие показатели у узбечек. У гражданок Таджикистана в среднем было по 1,3 беременностей – и 1,1 ребенка. А вот киргизки тоже далеко не всегда стараются сохранить беременность: на 180 зачатых детей только 130 рожденных. Возможно, как раз из-за сложных жилищных условий.

Те мигрантки, кого удавалось раскрутить на разговор о сексе, признавались, что занимаются им обычно в ванной. Ею, естественно, приходится пользоваться по часам, а значит, и заниматься там любовью можно в отведенный час - никто не потревожит.

Есть у киргизских женщин еще одно качество: они охотней меняют сексуальных партнеров: если дамы из соседних государств имеют в среднем по одному партнеру в год (примерный показатель – 1,1, то есть на десять женщин приходится только одна, которая позволила себе сблизиться с двумя мужчинами за год), то киргизки – полтора. Выходит, каждая вторая киргизская женщина, оказавшись в столице, ведет жизнь и семейную, и личную.

Таджички, как показали соцопросы, не могут отказать мужу (своему единственному партнеру) в утехах, если сами не хотят, а женщины из Киргизии – запросто. Мало того: 34% киргизских мигранток признались, что занимались в этом году сексом в нетрезвом состоянии, сравнявшись по этому показателю с местными жительницами. А вот таджички, особенно московские, оказались самыми целомудренными: на этот грех не отважился никто. В других городах показатели были – от 8 до 17%.  

Итог ожидаемый:  у 27,4% киргизок и только у 10% представительниц других национальностей за последний год наблюдались симптомы, указывающие на возможность наличия венерического заболевания. Презервативы восточные женщины использовать стесняются, хотя про СПИД и прочая слышали все. К гинекологам тоже почти не ходят, только когда болезнь запущена и возникает угрожающее для жизни состояние. Впрочем, есть и другой вариант: девушка только вышла замуж, не может забеременеть, вот и бежит к врачу, потому что и в мыслях не допускает, что проблема может быть в муже.

34% киргизских мигранток признались, что занимались в этом году сексом в нетрезвом состоянии, сравнявшись по этому показателю с местными жительницами.

Отметим, что у самих узбечек, таджичек, киргизок отношение к трудовой миграции неоднозначное. Как говорили когда-то в деревнях про молодых девчонок: «вот, уехала в город и испортилась» (декольте, джинсы, западная музыка), так и сейчас могут сказать то же самое про восточную женщину, уехавшую в Россию на заработки. Сплетники могут не знать про сексуальных партнеров, но оценивать внешний вид: короткую стрижку, те же брюки… Но главное, что им «ставят в вину» -  эти женщины теперь сами распоряжаются деньгами…

P.S. Итак, большие города на женскую мораль влияют пагубно. Как это воспринимают отцы, мужья и братья мигранток? Сколько шума, помнится, наделала история с «убийством чести»: якобы отец-азербайджанец «заказал» свою 20-летнюю дочь-студентку за неподобающий внешний вид. Это произошло в 2009 году, и почти год петербуржцы поминали дикие средневековые нравы современных кавказцев, пока не выяснилось, что девушку убили бандиты-вымогатели, а отец был не при чем.

В 2012 году Сеть облетели страшные видеозаписи, на которых киргизские националисты по-своему боролись за нравственность своих соотечественниц. Их методы до боли напоминали акции Тесака: девушек избивали и насиловали под видеокамеру, но не за педофилию, а просто за интерес к мужчинам других национальностей (как славян, так и прочих азиатов, помимо киргизов). Одной из девушек, кстати, из Екатеринбурга, вменяли в вину то, что она сидела рядом с таджиками в кафе. Ее пытали током. Несмотря на то, что о задержании хулиганов-"патриотов" рапортовали еще в 2012 году, суд над ними до сих пор не состоялся. Когда о пресловутых видеозаписях стало известно в Киргизии, многие комментировали их так: девушки виноваты сами.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 302

Все опросы…