Город

Подземное строительство в Петербурге - что ему мешает?

19 июня 2014 11:33 Нина Астафьева
версия для печати
Петербургу нужен Генеральный план подземного строительства - решили участники международной конференции по геотехнике и обсудили все за и против стройки под землей.
Подземное строительство в Петербурге - что ему мешает? Фото: globallook / flickr.com(rachel povert) /Дмитрий Кутиль

Все глубже и глубже...

Петербург устал расти вширь, да и болота мешают. Придется ему расти вглубь — осваивать подземные пространства. Чтобы обсудить, как это должно происходить, в Петербурге провели международную конференцию по геотехнике с участием зарубежных специалистов, в том числе итальянцев, спасавших Пизанскую башню. И сразу стало очевидно, что иностранные инженеры и архитекторы не очень-то понимают современных российских реалий. Поэтому повторения Петербурга XVIII века, который, как известно, строили зодчие со всей Европы, мы не дождемся.

Пизанскую башню укрепили довольно простым способом — обработали грунт в противоположной от крена стороне, так что наклон прекратился. С расходами не считались. А в России, даже приступая к реставрации особо значимых объектов, пытаются сэкономить на всем и вся. Так, председатель петербургского отделения общества охраны памятников Александр Марголис привел пример Конюшенного ведомства, который тоже подвергается реконструкции — перестраивается под элитное жилье. И наверняка разрушится и потянет за собой соседей — при таком меркантильном подходе инвестора, который оскандалился уже тем, что вместо обещанного отеля стал возводить по сути жилой дом. Ведь разрушаются же у нас автобаны, которые строят по той же технологии, что и немецкие, но они выдерживают только два года, а не 20.

Другой типичный пример — отель «Невский Палас», который перестраивался лет десять. И.о. руководителя КГИОП Александр Леонтьев напомнил, как это было: инвестор обещал сохранить уникальные дворики, не говоря уж о собственно доме, но в итоге здание пришлось строить заново, пошли подвижки грунта, осели два здания соседних, пришлось перестраивать и их. Разве Невский проспект не имеет для Петербурга такого же значения, как для пизанцев башня XIV века?

Исторические итальянские города, желающие остаться именно городами, а не просто памятными местами, сейчас вовсю пытаются перестроиться. При этом не нарушая своего внешнего облика. И выход тут один — то самое подземное строительство

Потом чиновник КГИОПа заявил, что нам, Северной Венеции, быть может, стоило пойти по пути Венеции обычной, где, как известно, никаких подземных пространств нет и не надо. После чего каждый выступающий не преминул заметить, что в итальянских городах в период их расцвета жило максимум 500 тысяч человек, а в Венеции еще недавно было 300 тысяч жителей, а теперь — на 100 тысяч меньше. Люди уезжают, в первую очередь потому что Венеция — это музей, а жить в музее невозможно, это и колоссально дорого (для всех, кроме русских олигархов), и неудобно. Исторические итальянские города, желающие остаться именно городами, а не просто памятными местами, сейчас вовсю пытаются перестроиться. При этом не нарушая своего внешнего облика. И выход тут один — то самое подземное строительство. Так заявил Владимир Улицкий, профессор института «Геореконструкция».

Без иностранных мастеров не обойтись

Римский и петербургский метрополитены — ровесники, оба открылись в 1955 году. В Петербурге проектировать метрополитен начали еще сто лет назад, потом помешали война, революция и снова война. Что в наших подземках еще похожего — они примерно на одинаковой глубине — не менее 30-40 метров. Но у нас — из-за грунтов, а в Риме — из-за культурного слоя, который заканчивается где-то на глубине 12 метров.

А вот в Хельсинки, говорит Улицкий, была другая история. Грунт там сложный — скала. Но со строительством метро справились благодаря тому, что план освоения подземного пространства был разработан на 30 лет вперед. Все инвесторы, которые вкладывались в строительство подземных магазинов, получали личные президентские гарантии, что метро и подземные переходы будут построены, и все, кто вложил свои деньги, получит обещанный доход. И там норма — три подземных этажа. Поэтому Петербургу тоже нужен Генеральный план подземного строительства — как и надземный, лет на 25, а иначе нас ждет средневековый раздрай и дикость.

В современной Москве подземное пространство, в том числе — под памятниками — понемногу осваивается: есть подземные этажи под Третьяковской галереей, Историческим музеем, Пушкинским музеем изобразительного искусства, деревянным Останкинским музеем, но все равно процессы тормозят чиновники, которые профессионалами не являются, зато из них выходят хорошие перестраховщики.

Петербургу тоже нужен Генеральный план подземного строительства — как и надземный, лет на 25, а иначе нас ждет средневековый раздрай и дикость

«Но мы ведь перед прокуратурой за все это отвечаем,» - оправдывался глава КГИОПа. «А помните, как в Москве в 1902-м проект метро забаллотировали?» - вспоминал Евгений Пашнин, профессор геологоразведочного института. Сделали это, правда, не чиновники, а думские депутаты, но результат один. В ответ чиновник сообщил, что зарубежные специалисты сто лет назад отговаривали москвичей от подземного строительства: им казалось, что это невыполнимо. А метро построили при Сталине, главным образом, потому, что он сразу отказался от услуг иностранцев. Но сейчас — с этим почти все согласились — без иностранных услуг не обойтись, это повсеместная практика.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 264

Все опросы…