Спорт

Геннадий Орлов рассказал о футбольных хитростях «Зенита»

6 августа 2014 16:54 Геннадий Орлов
версия для печати
Спортивный комментатор Геннадий Орлов рассказал МР о «маленьких футбольных хитростях» времен легендарного администратора «Зенита» — Матвея Соломоновича Юдковича.
Геннадий Орлов рассказал о футбольных хитростях «Зенита» Фото: Trend/ Виктория Ламзина

Связи были важнее любых денег

Однажды в шестидесятых годах, уже работая спортивным обозревателем газеты «Строительный рабочий», я застрял в Адлере: не мог улететь, билетов на самолет не было. Отчаявшись, я обратился за помощью к легендарному — уже тогда — администратору «Зенита» Матвею Соломоновичу Юдковичу, Моте, как любовно его звали футболисты и тренеры. Поздно ночью дозвонившись, наконец, до него, слышу: позвоните по такому-то номеру, скажите, что от меня.

Я звоню, берет трубку женщина: «Кассы, слушаю». Я объясняю ситуацию, упоминаю имя Юдковича. Меня переключают, трубку берет мужчина и рассказывает, куда и к кому утром нужно будет подойти…

Благополучно вернувшись в Ленинград уже на следующий день, приезжаю к Матвею Соломоновичу и, рассыпаясь в благодарностях, спрашиваю: «С кем я разговаривал в Адлере?» Матвей Соломонович спокойно ответил: «А… главный диспетчер аэропорта».

В эпоху тотального дефицита социальный статус и связи были важнее любых денег. Тем более, что финансов особых в «Зените» — профсоюзной футбольной команде, прикрепленной к Ленинградскому оптико-механическому объединению, — не было… В «Зените» игроки жили, как говорили в гайдаевском фильме, «на одну зарплату». В донецком «Шахтере», скажем, футболист был оформлен сразу на нескольких предприятиях, армейские и динамовские спортсмены аттестовывались как офицеры — со всеми положенными льготами, пайками и прочим. Московский «Спартак» чаще всех выезжал за границу, конвертируя поездки в деньги. Среднеазиатские и кавказские команды тоже не бедствовали… «Зенит» в финансовом плане выглядел на их фоне, мягко говоря, не очень убедительно.

И то что, несмотря на очень скромные по сравнению с другими командами финансовые условия, в ленинградский «Зенит» приходили отличные футболисты из других городов: Павел Садырин из Перми, Анатолий Давыдов из Тулы, начинавший карьеру в Волгограде и Ростове Анатолий Зинченко, уроженец Орехово-Зуево Михаил Бирюков — и всем на первых порах очень сильно помог Матвей Соломонович…

В «Зените» игроки жили, как говорили в гайдаевском фильме, «на одну зарплату». В донецком «Шахтере», скажем, футболист был оформлен сразу на нескольких предприятиях, армейские и динамовские спортсмены аттестовывались как офицеры — со всеми положенными льготами, пайками и прочим

Высокого роста, похожий на Ростислава Плятта, он был чрезвычайно обаятелен. Его любили и футболисты, и тренеры, — все, с кем он имел дело.

Наверное, не было ни одной проблемы, которую он не мог бы решить — и для игроков, и для команды в целом.

Скажем, сыграв первый матч сезона в 1966 году в Донецке, «Зенит» должен был переехать на следующую игру поездом в «Ростов». Прибыв на вокзал, зенитовцы обнаружили, что вагона, в который у них были билеты, — нет. Матвей Соломонович за полчаса (!) в незнакомом городе (!) организовал прицеп еще одного вагона.

С деньгами и дурак в магазин сходит...

В стране было еще несколько администраторов футбольных команд такого класса: Николай Петрович Морозов в «Спартаке», Яша (Яков Исаакович Цигель) в «Локомотиве», Рафа (Рафаил Моисеевич Фельдштейн) в киевском «Динамо» — но финансовые ресурсы этих команд, повторюсь, многократно превосходили «зенитовские». Как говорится, с деньгами и дурак в магазин сходит, а ты попробуй без денег…

После того, как в конце шестидесятых в «Зенит» главным тренером в «Зенит» пришел бывший наставник «Арарата» Артем Григорьевич Фальян и удивленно заметил, что «Зенит» «не умеет работать с судьями», Матвей Соломонович уговорил руководство ЛОМО, чтобы арбитры, обслуживающие матчи «Зенита» в Ленинграде, проживали в квартире на углу Невского и Марата. Я бывал в этой квартире и видел знаменитый шкаф, куда в день игры вешали дубленку и пыжиковую шапку — для главного судьи. Если «Зенит» побеждал — судья в этих самой дубленке и шапке уезжал в аэропорт или на вокзал. Если исход игры для ленинградской команды был неудачным — к моменту возвращения после матча в квартиру судей они из шкафа исчезали…

Зенитовский успех 1984 года — конечно, и заслуга Матвея Соломоновича...

В день игры вешали дубленку и пыжиковую шапку — для главного судьи. Если «Зенит» побеждал — судья в этих самой дубленке и шапке уезжал в аэропорт или на вокзал. Если исход игры для ленинградской команды был неудачным — к моменту возвращения после матча в квартиру судей они из шкафа исчезали…

Сегодня можно с осуждением вспоминать эти «маленькие футбольные хитрости», как любил говорить мой друг Владимир Маслаченко, но тогда это входило в свод неписанных, но, к сожалению, общепринятых, «правил игры», и наш Мотя — честно и не теряя достоинства — лучше всех играл по этим правилам.

5 августа 2014 года Матвею Соломоновичу Юдковичу исполнился бы 101 год. Его вековой юбилей прошел незамеченным, хотя в 2003 году, спустя четыре года после его кончины, в городе состоялся футбольный турнир его памяти. Больше, к сожалению, он не проводился. Мне кажется, если бы такой турнир возобновили, это стало бы лучшей памятью о человеке, с которым связаны многие победы футбольного Ленинграда.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 840

Все опросы…