Город

Почему в Петербурге и области нет уютных пляжей с чистой водой

14 августа 2014 14:00 Анна Акопова
версия для печати
В чем причины экологических проблем Финского залива и других водоемов Петербурга и области, и как приступить к их решению, выяснял «МР».
Почему в Петербурге и области нет уютных пляжей с чистой водой Фото: flickr.com / Дмитрий Кутиль

Все лето купаться в Финском заливе петербуржцам не разрешали: пугали кишечными палочками, энтеровирусными инфекциями и даже гепатитом А. Озера и реки Ленобласти Роспотребнадзор либо признавал непригодными для купания, либо их «украшали» растущие свалки. В чем сложность проблемы и как ее решить, выяснял «МР».

Очистка промстоков

Главный фактор, ухудшающий состояние воды — это неочищенные стоки промышленных предприятий, поступающие прямо в водоемы или в систему коммунальной канализации. По словам природоохранного прокурора Санкт-Петербурга Юлии Пыхтыревой, только 17% стоков, поступающих в очистные сооружения «Водоканала» — хозяйственно-бытовые. 83% — это стоки промышленных предприятий, которые должны быть предварительно очищены, так как технология «Водоканала» не может справиться со специфическими производственными загрязнениями.

Городские очистные сооружения просто не предназначены для этого, как говорит директор департамента информации и общественных связей ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Наталия Ипатова.

Согласно законодательству, каждое предприятие обязано устанавливать у себя локальные очистные сооружения. После установки нужно постоянно контролировать эффективность их работы, обновлять элементы, которые сорбируют загрязняющие вещества. К сожалению, далеко не все компании выполняют это требование: обеспечить надлежащий контроль пока не удается. Как утверждает Юлия Пыхтырева, природоохранная прокуратура в курсе всех проблемных точек, ведутся судебные дела. По каждому случаю рассчитывают ущерб, и предприятие обязуется оплатить штрафы.

Штрафы и налоги - на восстановление

«Предприятие платит штраф за слив отходов в федеральный бюджет, эти деньги попадают в общий котел и не «возвращаются»: поэтому денег на очистку воды, на разведение рыбы постоянно не хватает. Платежи должны проводиться адресно», — замечает юрист экологической компании «Беллона» Артем Алексеев.

Если в водоемах Петербурга «Водоканал» обеспечивает очистку сточных вод по современным технологиям (за исключением промышленных отходов), то очистные сооружения Ленобласти требуют дорогостоящей реконструкции. Нужно искать инвесторов, но законодательство не приспособлено для их привлечения. По словам Юрия Шевчука, для инвестора вкладывать деньги в очистку воды просто невыгодно: расходы могут быть компенсированы, в среднем, только через 25 лет.

Кроме того, налоговое законодательство не способствует развитию региональных проектов. Юрий Шевчук приводит пример: «Выборгу нужно около 3 млрд на реконструкцию очистных сооружений. Что, город не может заработать таких денег? Один судостроительный завод Выборга за год заплатил налоги в сумме более 8,5 млрд рублей. Пока будет такое распределение бюджета, мы не найдем деньги на решение проблемы очистки воды».

Сотрудничество с экологами

Другая проблема — отсутствие комплексного подхода к выделению мест для купания. Начальник департамента государственного экологического контроля комитета экологического надзора области Сергей Грибалев поясняет: «Муниципальные власти не работают с потребностями граждан. Все главы поселений вырисовывают себе генеральные планы как хотят, совершенно забывая о том, что на них лежит обязанность по созданию рекреационных зон — в том числе пляжей. Обычно, о местах для купания вообще забывают или подходят формально, по остаточному принципу: по закону должен быть пляж, ну и сделаем в 50 км от населенного пункта.

При этом не учитывается, где можно купаться с точки зрения экологической безопасности. Например в Шлиссельбургском поселении пляж был сделан рядом с промышленными стоками. А где-то в местах, разрешенных для купания, — свалки, которые никто не собирается убирать. Если мы найдем способы сотрудничества с муниципальными властями, то проблема недостатка мест для купания в Ленобласти снимется сама по себе. В Ленобласти много водоемов с чистой водой. Например, на реке Луга, — но там свалка. Там есть пространство, где можно было бы сделать площадку для парковки машин, поставить бачки для мусора, и проблема была бы решена. Есть в законодательстве вакуум: мы не можем штрафовать глав муниципальных образований за неисполнение их обязанностей».

Работа с соседями

Объективной трудностью являются и особенности водной системы, в которую входит Финский залив, Ладожское, Онежское озера, Ильмень, реки Нева, Волхов. Все ядовитые вещества, попадающие в один из водоемов, в конце концов, оказываются в Финском заливе. Кроме того, здесь очень длительный водообмен. Юрий Шевчук говорит: «если какое-то вещество попало в Онежское озеро, мы в Санкт-Петербурге обнаружим его, возможно, только спустя 10 лет». Это усложняет контроль за нарушениями. Как отмечает директор по персоналу и безопасности «Водоканала» Анатолий Кинебас, «нужно заниматься всеми территориями - включая и Карелию, и прилежащие области, -и только тогда проблема грязной воды в заливе может быть решена».


О необходимости ужесточения контроля за очисткой стоков и о сотрудничестве с Финдяндией — Артем Алексеев, юрист экологического центра «Беллона»:

«Проблема загрязнения Финского залива и других водоемов связана, в первую очередь, с тем, что город пока не может уменьшить объем сливаемых промышленных отходов. Фильтры у многих предприятий существуют номинально.

Предприятие вводит его в эксплуатацию, подает заявку, они у них есть, но они не подключены к электричеству, не обновляются, стоят для галочки. Нужен очень жесткий государственный контроль по работе очистных сооружений. И, соответственно, должны быть реальные санкции, вплоть до закрытия предприятия.
Другая причина плохого состояния воды — углубительные работы. При их проведении вся взвесь поднимается на поверхность. Намывные территории также причиняют вред экологии залива. Пока эти факторы никто не собирается приостанавливать, перспектив решения этой проблемы нет.

Мне кажется, что это все нужно решать с участием наших зарубежных партнеров — той же самой Финляндии, которая не меньше, чем мы, заинтересована в сохранении Балтики. Конечно, не только Санкт-Петербург и Ленобласть пачкают воду. Но это два наиболее крупных загрязняющих Балтику субъекта. У нас действительно постоянно допускаются сливы, происходит обмеление Финского залива. Фауна залива тоже в плачевном состоянии — много видов ценных рыб находится на грани вымирания».


О технологии очистки воды рассказывала «МР» Наталия Ипатова,
директор департамента информации и общественных связей «Водоканала»:

«Очистка сточных вод всегда состоит из нескольких этапов. Вначале это — механическая очистка: из стоков надо удалить содержащийся в них мусор, крупные взвеси, песок и т.д. Для этого необходимы блоки механической очистки. Также сточная вода после механической очистки должна отстояться (при этом часть загрязнений выпадает в осадок) — для этого нужны первичные отстойники.
Затем — основная стадия очистки: биологическая. Обычно здесь используют так называемый активный ил — микроорганизмы, которые в специально создаваемых для них условиях (при насыщении поступающей воды воздухом) съедают всю ту органику, которая содержится в стоках. После биологической очистки вода опять должна отстояться.

Затем, согласно современным требованиям, следует обеспечить доочистку очищенной воды и провести обеззараживание.

Технологии очистки постоянно совершенствуются, развиваются – и те технологии, которые сегодня применяются на канализационных очистных сооружениях в Петербурге, серьезно отличаются от того, как проходила очистка стоков еще лет десять назад. Появились более эффективные сооружения механической очистки, внедрены новые подходы к биологической очистке, обеспечено глубокое удаление фосфора и азота (тот же фосфор и азот еще в начале 2000-х никто в России вообще не удалял).

Говоря о так называемых «альтернативных методах очистки» — использовании различных растений - никакие растения и водоросли не могут обеспечить механическую очистку и обеззараживание стоков. На стадии биологической очистки теоретически могут использоваться специальные растения в сочетании с активным илом. Либо же с помощью растений можно проводить доочистку очищенных сточных вод. Но – для этого все равно нужно строить специальные сооружения. Кроме того, обслуживание этих растений также потребует дополнительных расходов: их нужно вначале вырастить, потом разместить на сооружениях, потом – отслеживать их состояние, в нужный момент – убрать, заменив новыми; а отработавшие растения еще надо как-то утилизировать. Наконец, в Петербурге не те климатические условия, которые позволяют беспроблемно применять подобные технологии.

Кстати, у нас было предложение по использованию специальных растений для доочистки очищенных сточных вод на одних из малых канализационных очистных сооружений, но в процессе обсуждения выяснилось: для того, чтобы эти растения выжили зимой, над существующими сооружениями надо построить еще что-то вроде теплицы. То есть затраты не то, что не уменьшались, – они очевидно возрастали». 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 156

Все опросы…