Город

Южный берег Петербурга погрузился в градостроительный хаос

27 августа 2014 10:12 Андрей Сошников
версия для печати
Коттеджный поселок вместо парка, таунхаусы вместо лодочной станции, огороды вместо охраняемой природной территории... Экологи из Центра экспертиз ЭКОМ показали участки южного берега Финского залива, официальный статус которых никак не соотносится с реальным.
Южный берег Петербурга погрузился в градостроительный хаос Фото: Дмитрий Кутиль

Экскурсия по «миражам» Невской губы состоялась в понедельник, 25 августа.

На грядках взошли коттеджи

На фото: так называемое садоводство «Макаровец». Владельцы здешних огородов судятся с городом за признание права собственности на участки.

30 гектаров рядом с берегом Финского залива Морское училище имени Макарова получило в 1984 году – под временные огороды для сотрудников, чтобы те могли «поддержать штаны» в условиях дефицита. В 1990 году Петродворцовый райсовет установил бессрочное право пользования участками и разрешил строить на них одноэтажные дома. В 90-е годы коллективное огородничество оформилось юридически, а в 2000-е началась судебная волокита по признанию собственности: половина из более четырехсот участков сегодня приватизированы.

Итак, за тридцать лет хаотически расположенные грядки превратились в коттеджный поселок средней руки, и это была бы типичная история, если бы не статус земли в Генеральном плане. Согласно главному градостроительному документу, садоводство расположено в рекреационной зоне. И здесь должна быть организована соответствующая инфраструктура: скамейки, клумбы, дорожки... Статус «зеленой зоны» установлен еще ленинградским генпланом, то есть решение 90 года «о вечных огородах» ему противоречило.

Теперь чиновники, эксперты и юристы ломают копья относительно будущего огородничества. Дело дошло до Европейского суда. С одной стороны, выгонять людей с насиженной земли из-за ошибки, которой скоро исполнится четверть века – несправедливо. Но и превращение огородников во владельцев петербургской Рублевки (здесь считанные минуты езды до города) выглядит фантастическим: запрет на строительство выше одного этажа никто не отменял.

– Генеральным планом Петербурга и Правилами землепользования и застройки указанная территория отнесена к рекреации, – сообщил «экскурсантам» замначальника управления землеустройства Комитета по земельным ресурсам Смольного Алексей Обухов. Использование территории под огороды началось еще в советские годы на условиях временного землепользования. В 2007-2010 годах граждане стали обращаться в судебные инстанции за признанием за ними права собственности на земельные участки. Несмотря на отсутствие документов, подтверждающих факт предоставления гражданам земельных участков, судами признавалось право собственности, при этом из судебных решений даже не понятно, где расположены эти участки. Таким образом, размещение на этой территории огородов и уж тем более жилых домов недопустимо.

А коттеджи в «Макаровце» есть, но больше похожие на гаражи и сараи. Строить здесь «на века» люди опасаются.

– Огородничество – это лишь один из видов использования земли, – комментирует руководитель ЭКОМ Александр Карпов. – Непонятно, как на этом месте появилось садоводство, и как временные права на участки превратились в права постоянного использования. Сегодня территория садоводства относится к рекреационной зоне, хотя фактически это частная застройка. Получается, баланс жилых территорий у нас завышен, а жилых – занижен. Наконец, если эта территория окончательно сформируется как коттеджная застройка, то дальше люди будут требовать социальную инфраструктуру, детские площадки, поликлиники, канализацию...

По мнению эксперта, в Генплане Петербурга должна появиться зона сельхозиспользования для людей, которые содержат огороды, а не только для колхозов и фермеров. Это сделало бы ситуацию более управляемой и позволило бы людям не прятать свои хозяйства.

Главный огородник

Прогуливаясь среди двухэтажных «хранилищ инвентаря», экологи набрели на солидный забор с камерами наблюдения. Он отделяет особо охраняемую природную территорию «Стрельнинский берег» с ее уникальными черноольховыми лесами от огородов. Территория за забором принадлежит Управлению делами президента и примыкает к Константиновскому дворцу, проход на нее закрыт с 2007 года. И природная территория, и огороды оформлены в один земельный участок в рекреационной зоне. Получается весьма странный «парк»: грядки, забор и будки Федеральной службой охраны. «Гуляйте, пожалуйста!» – иронизируют активисты.

Лодки превратились в таунхаусы

По каменистым волнорезам экологи и журналисты пробираются на территорию лодочного кооператива «Марина». На выходе им предстоит выслушать претензии охраны. Необоснованные претензии: согласно Водному кодексу, 20-метровая полоска вдоль берега находится в общественном пользовании и проход к ней нельзя ограничивать.

Десять рядов таунхаусов на территории кооператива официально проходят как «комплекс сооружений для хранения маломерных судов и помещений для отдыха», а также «объекты незавершенного строительства нежилых зданий». Правда, в эту гавань никогда не заходили корабли: глубина прибрежной зоны «Маркизовой лужи» в хорошую погоду – по колено.

Миражи южного берега

На благоустройство Стрельнинского пляжа из бюджета было выделено 27 миллионов рублей: примерно 27 человек и посетило его за все время существования. Об этой зоне отдыха никто не знает. Подробнее читайте в материалах «МР» от 12 и 20 августа.

Западный кластер заказника «Южное побережье Невской губы» официально – зона зеленых насаждений и особо охраняемая природная территория. По факту: полузаброшенные огороды с нелегальной лесопилкой. Впервые приходится слышать от экологов, что охраняемый статус с территории нужно снять.

Полный маршрут экскурсии ЭКОМ можно посмотреть на карте, а описания «миражей» доступны в сводной таблице.


***
– Интересно сравнить сверенный и южный берега Невской губы, – комментирует ЭКОМ-овец Андрей Резников. – На северном берегу сохранились цельные природные территория, хотя там и земля дороже, и условия считаются лучше. Например, на «Комаровском берегу» (памятник природы) есть какие-то ели, сосны. А на юге происходит диффузное освоение берега огородниками, лесопильщиками, отдельными застройщиками... Охрана природы и вопросы размещения новых объектов страдают от неопределенности.

– Мы потрясены количеством случаев на южном берегу Петербурга, когда фактическая ситуация расходится с документальной, – резюмирует Александр Карпов. – И не всегда понятно, как решать эти противоречия – факты приводить в соответствие документам (выселять огородников, сносить таунхаусы) или документы к фактам. Генеральному плану города нужны зоны развития с вменяемым регламентом, объясняющим, например, что происходит, если территорию покидает военная часть... Не хватает логики градостроительного процесса. Мы будем выдвигать соответствующие поправки в закон этой осенью, чтобы следующий Генплан имел более четкий, развернутый язык.

Как стало известно на прошлой неделе, новую редакцию Генплана Петербурга примут не раньше мая 2015 года. Хотя ранее сообщалось, что его утвердят уже в этом году.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 868

Все опросы…