Город

Петербургу нужен дизайн-код и конкурсы на застройку

9 сентября 2014 11:32 Андрей Сошников
версия для печати
Петербург испугался быть современным: современная постмодернистская архитектура воспринимается горожанами как неуместная стилизация. Как примирить развитие с архитектурным и градостроительным идеалом, который представляет собой исторический центр?
Петербургу нужен дизайн-код и конкурсы на застройку Фото: Дмитрий Кутиль

Реплики экспертов записаны на конференции «Санкт-Петербург завтра: инструментарий позитивных перемен», прошедшей в рамках Московского урбанистического форума 5 сентября.

Дизайн-код Петербурга

Сейчас строительство в Петербурге регулирует Генеральный план – это главный документ, в котором описаны функции территорий: деловые, рекреационные, промышленные и так далее. Предельные параметры строительства, такие как высота, плотность, площадь озеленения, прописаны в Правилах землепользования и застройки. Инфраструктуру для кварталов, например, количество мест в детских садах, регулируют Региональные правила градостроительного проектирования. Наконец, в центре города действует закон № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия», который жестко ограничивает высоту новых зданий.

Специалисты считают, что этого недостаточно: нужен документ, в котором будут прописаны материалы, пропорции, уместные архитектурные элементы и прочие детали застройки в масштабе одной улицы или квартала.

«Мастер-план, дизайн-код, уложение – называйте это как хотите, – говорит руководитель архитектурного бюро SPEECH Серегей Чобан. – Коллеги воспринимают подобный гипотетический документ как колоссальное ограничение собственных возможностей: "Как же так, мне не дают строить из стекла и заставляют работать над деталями. Я же художник!"  Я утверждаю, что, научившись работать с деталями в рамках мастерплана, мы поборем колоссальные разногласия с горожанами, которые не приемлют современную архитектуру. К сожалению, дискуссия о будущем города ведется на печальном уровне: если не хотим современную архитектуру, то давайте копировать колонны».

Против фальсификации исторических элементов также выступает руководитель архитектурного бюро «Студия 44» Никита Явейн. «Дословная реплика одного специалиста: да, мой дом вылезает с Фонтанки, но зато он в колоннах! Пусть он украсит этот гроб колонками, он от этого только хуже будет», – злословит зодчий.

Амстердам, район Борнео–Споренбург. Фото: Mark Hogan

Считается, что самый либеральный «проектный код» среди европейских мегаполисов – в Амстердаме. В центре города строительство ограничено по высоте, и только. Владельцы здания (в основном одна-две семьи) могут выбрать любой цвет, форму, материал, из которого оно будет сделано. Правда, работать в Амстердаме может только архитектор из списка, который формирует местный градсовет. Если зодчий построит нечто совсем неуместное, его лишат возможности работать в городе.

«Мы сегодня зарегулировали высоту 820-м законом, кое-что там говорится про материалы, – продолжает Никита Явейн. – Далее зарегулируем процент осветления, высоту окон, но это не главное. Главная проблема сегодня – это полное неуважение к экспертному сообществу. Регламентация должна быть вершиной айсберга. Все остальное – это культура, уважение, понимание. Другая проблема: по Правилам землепользования и застройки, в наших новых районах дома должны отступать друг от друга на 10 метров и обеспечивать инсоляцию (освещение) на высоте 6 метров. Фактически получается, что отступы между домами должны быть 20 метров. Нормальная квартальная, брандмауэрная застройка запрещена в принципе».

«Правило брандмауэра» соблюдалось в дореволюционном Петербурге и частично – вплоть до позднесоветского времени. Оно позволяло ставить здания вплотную, не позволяя слишком разгуляться фантазии архитектора.

«В генеральных планах российских городов есть зоны первоочередного освоения – обводятся обычно розовой штриховкой, – отмечает архитектор и урбанист Данияр Юсупов. – Как эти зоны выбираются – большая тайна градостроительства. Они могут появляться в результате расчета или закрытого договора между девелоперами и администрациями. Именно этой штриховке и не хватает суперподробного мастерплана, который можно назвать, например, Правилами землепользования и застройки зон первоочередного освоения. Там можно прописать детали строительства вплоть до последнего гвоздя».

Дома без альтернативы

«Градостроительное законодательство не работает, мы довели градостроительную ситуацию до проблемы политического масштаба, – сокрушается вице-президент «Российской гильдии управляющих и девелоперов», бывший председатель Комитета по строительству Смольного Вячеслав Семененко. – Градостроительная политика – это свод всех остальных политик: социальной, транспортной, жилищной, экономической и так далее. Безусловно, потянув за эту ниточку, мы сможем решить многие проблемы. Но почему это не получается?

Нигде нет понятия конкурсов, альтернативы: я нарисовал на Невском проспекте дом и все, не будет другого дома. Мне подпись главного архитектора не нужна. Получается «дискуссионная архитектура» и тотальное недоверие горожан к современной архитектуре. А что делать с нынешними жилыми районами? Семья заезжает в типичный муравейник: школы нет, а если есть, то переполненная. Нормально не въехать, не выехать. Я живу в машине, ребенок живет в машине. Социальная среда никакая. Я уеду оттуда. Что будет через 15 лет на этой территории – гетто».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 844

Все опросы…