Культура

«Велкам хом»: американские горки для наших пассажиров

12 сентября 2014 12:03 Анна Акопова
версия для печати
Ангелина Никонова и Ольга Дыховичная рассказали «МР» о новом фильме «Велкам хом», о его связи с «Портретом в сумерках» и о том, что поражает американцев в русских.
«Велкам хом»: американские горки для наших пассажиров Фото: Сергей Ермохин

- Добро пожаловать домой, - улыбается афроамериканец в аэропорту Нью-Йорка Бабкену Карапетяну - продавцу ковров, который мечтает стать актером. Так начинается новый фильм Ангелины Никоновой: остроумная, легкая, трогательная комедия о способах выживания в огромном чужом городе, о любви и одиночестве, с цитатами из «Мимино» и «Осеннего марафона». Сценарий написан Никоновой совместно с актрисой Ольгой Дыховичной. Она же сыграла в картине одну из главных ролей - модель-панкершу Сашу. Это второй совместный проект режиссера и актрисы: первой была скандальная и острая «шок-мелодрама» «Портрет в сумерках».

Ольга Дыховичная и Ангелина Никонова. Фото: Сергей Ермохин.

Ангелина Никонова и Ольга Дыховичная рассказали «МР» о связи между двумя столь непохожими фильмами, о том, что поражает американцев в русских и о независимом кино сегодня.

Шок-мелодрама и ироническая комедия

Можно ли вслед за «Портретом в сумерках» назвать «Велкам хом» шок-комедией?

Ангелина Никонова: Пожалуй, да. На этот раз мне хотелось все глубокие смыслы подать в легкой форме. Поэтому, например, тему одиночества человека в большом городе я поднимаю через героя, мастурбирующего на крыше. Наверное, кому-то это покажется неожиданным.

Ольга Дыховичная: Каждый зритель, который приходит в кинотеатр, ждет чего-то, что его удивит: либо ситуация, либо решение героя. Нужно, чтобы герой предложил новый взгляд, новое чувство и новый выход из положения. И наши герои это предлагают. Они по-разному действуют: кто-то танцует в стриптиз-клубе, кто-то убегает от полиции. Наблюдать за ними интересно.

Это фильм-действие?

Ангелина Никонова: Абсолютно. Это американские горки, которые минуты с 20-й поднимут вас на несколько витков.

Кадр из фильма «Велкам хом».

Ольга Дыховичная: Это жанр «драмеди», но я бы назвала – «ироничная (или ироническая) мелодрама». Ирония над самим собой. Каждый найдет, с кем себя ассоциировать. Есть семьянин, он обременен ответственностью, но у него есть мечта: и наконец появился шанс ее воплотить. Есть героиня-любовница, которая хочет наконец обрести свое собственное, не чужое счастье. Есть пенсионерка Марья Ивановна, у которой все есть, кроме семьи. В Америке она обрела тот коммунизм, ради которого жила столько лет в СССР. Ну, или герой по имени Гамлет, который хочет, чтобы его сексуальность и новый образ были приняты в семье.

Есть ли связь между двумя вашими фильмами?

Ангелина Никонова: Главный герой тоже иногда ходит по городу с чемоданом - как героиня «Портрета в сумерках».

Ольга Дыховичная: Это истории о людях, которые чего-то ищут, устали от чего-то в прошлом, хотят перемен. Но если «Портрет в сумерках» затрагивал глубокие болезненные точки в душе человека, то герои «Велкам хом» ищут смены декораций. Моя героиня Саша - девушка, которая жила много лет в любовном треугольнике. Она уже насытилась постоянными обещаниями начать полноценные отношения и решает уехать в Нью-Йорк, пытаясь расстоянием разорвать эту связь. Но связь следует за ней: герой привозит в Нью-Йорк свою жену, и треугольник не распадается.

Вы вместе пишете сценарии. Как это происходит?

Ангелина Никонова: Этому нет рецепта. Правда, сейчас мы пишем сериал в четыре руки. Мы выработали некую схему взаимодействия: пишем разные линии, которые потом сходятся в единое действие.

Ольга Дыховичная: «Портрет в сумерках» основывался на сюжете, который был придуман мной. А перипетии, конфликты «Велкам хом» были придуманы Ангелиной.

Кадр из фильма. 

Дом для всех и для никого

Основная тема фильма — эмиграция как поиск дома?

Ангелина Никонова: Мне кажется, понятие эмиграция - шире, чем его обычно употребляют. Все так или иначе эмигрируют в современном мире. Границы стерты, мы вольны выбирать, где жить географически, пока еще. Переехать в мегаполис - тоже большой стресс, требующий непростой адаптации и некоторой изощренности.
Меня всегда удивляли эмигрантские истории. Допустим, волна эмигрантов в 80-90-е годы в Америке повергла всех в ужас. Никто там, в США, не знал, что можно разбавлять бензин водой или искать еще какие-то неожиданные решения, чтобы выжить. Действительно, русский мозг устроен очень нестандартно: он найдет выход из любого положения — «голь на выдумки хитра».

Ольга Дыховичная: Когда нам плохо, неловко, какой-то голос внутри говорит: хочу домой. А где это чувство уюта, дома? В картине у каждого героя - свой ответ: у кого-то — где дети, у кого-то — где будущее.

Все-таки дом — это место, где хорошо?

Ангелина Никонова: Я, честно, считаю, что дома стены помогают. Эмигрируя, мы лишаемся какого-то важного органа внутри. И все герои, конечно, надломлены и чуть-чуть хромают. Они делают все, чтобы, если не найти дом, то искусственно создать его вокруг себя.

Ольга Дыховичная: Одна из героинь — Марья Ивановна, советский человек, переехавший в Америку уже несколько лет назад. Если мы зайдем в ее квартиру, мы увидим, что она как будто никуда и не уезжала. Люди консервируют свою жизнь. Хотя крайне сложно достать какую-нибудь кружевную салфетку, чтобы поставить на нее телевизор, или ту же кашу, но все эти атрибуты следуют за человеком.

Ангелина Никонова: Многие, правда, так и живут. Но тогда возникает вопрос: а зачем? Зачем было уезжать? На этот вопрос я не даю ответ в картине. Я «кидаю мяч» зрителю, чтобы он сам принял решение. Я не люблю разжевывать и давать готовые ответы, чтобы зритель просто проглотил и тут же забыл. Фильм должен пожить в голове какое-то время, остаться неотвеченными вопросами.

Место действия - Нью-Йорк. Это дом для всех и при этом ни для кого?

Ангелина Никонова: Двери в Нью-Йорк открыты веками. Попадая туда, вы слышите английский язык с невероятным количеством акцентов. И никто не удивляется вашему акценту. Поэтому ассимилироваться там проще. Но есть и другая сторона. Некоторые эмигранты живут там десятилетиями и вообще не говорят по-английски. Существует феномен закрытых «государств в государстве». Замкнутые эмигрантские пространства — Чайна-таун, Брайтон-Бич, Квинс, Гарлем. При этом существуют общие правила: никто ни с кем не воюет, все говорят на английском (стараются, по крайней мере), и это все один город. Нью-Йорк в этом смысле Вавилон, он не перестает им быть. Мне хотелось использовать эту площадку как символ современного мира.

А Москва когда-нибудь станет такой?

Ангелина Никонова: Она уже очень похожа. Все больше и больше.

Кадр из фильма.


Феминистское или антифеминистское кино

Кто-то писал, что от вас ждут феминистского кино...

Ольга Дыховичная: Что касается «Портрета в сумерках», у нас точно не было задачи снимать феминистское кино. Мне было важно понять, каким образом можно преодолеть насилие, не порождая его снова и снова. Не заводя этот бесконечный механизм. Единственный способ разорвать этот круг - это простить, кому-то одному. И пожалеть того, кто сделал тебе больно. И так ты ставишь на себе точку.
Это и делает моя героиня, просто многие зрители не были готовы, что это можно сделать таким радикальным образом. А каким еще способом можно пожалеть мужчину, достучаться до него, как не отдаться ему? Каждая женщина, имеющая или имевшая длительные отношения, понимает, что отдаваясь, мы прощаем. С этим механизмом ханжам нужно как-то смириться.
И если ты по-настоящему прощаешь — ты не являешься жертвой. Это сильная позиция.

Ангелина Никонова: Феминистки нас ненавидят за «Портрет в сумерках». Там, скорее, христианская тема. А если говорить о «Велкам хом», я кого-то заинтригую, а кого-то разочарую: вообще-то главный герой — это мужчина по имени Бабкен. И мне как раз было любопытно исследовать мужскую психологию, мужские конфликты, мужские проблемы. Поэтому здесь уж совсем феминизмом не пахнет.

Кадр из фильма.

Снимать, а не ждать своей очереди

Что будет с независимым кино?

Ангелина Никонова: Мы снимаем кино с малым бюджетом и работаем бесплатно, потому что мы не можем этого не делать. Мы зарабатываем какими-то другими способами и приносим эти деньги в кино. Вот таким образом и продолжим снимать. Ничего страшного. Денег не дадут, но рты-то нам не закроют.

Ольга Дыховичная: Я уже поняла, что самое главное — это призывать людей, которые хотят рассказывать языком кино свои истории, снимать. Слава Богу, есть Youtube, Rutube. Сейчас вообще гораздо больше возможности достучаться до своего зрителя, чем было лет 20 назад, когда была одна кнопка телевизора и киноэкран.

Если появится больше людей, которые производят независимое кино, соответственно, появится и зритель. А затем и альтернативные способы встреч зрителя и кино. Это нужно развивать без оглядки на законы, которые принимаются, на деньги, которые даются другим. Нужно развивать горизонталь в обществе. И, совершенно точно, лучше делать вид, что всего того безумия, которое вокруг происходит, не существует. И тогда появится независимое кино, и нормальное общество появится.

В очередь не нужно становиться. Потому что эта очередь никуда не двигается. Вам раздали талончики, а дальше, когда вы уже состарились, вам говорят: как, вы еще не…? Ну, скоро, скоро…

Благодаря «Планете.ру» мы запустили вчера проект по сбору денег на фестиваль. Сегодня мы просто обалдели от того отклика, который уже получили. На «Планете.ру» невероятное количество молодых начинаний — кино, музыка. Вот это нужно развивать, всем нам.

Фильм «Велкам хом» можно посмотреть с 12 сентября  в кинотеатрах «Формула кино», «Кронверк синема».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 222

Все опросы…