Город

Петербург – промышленный, либо мертвый

25 сентября 2014 17:51 Андрей Сошников
версия для печати
Смольный должен горожанам школ, больниц и поликлиник на сумму, равную двум бюджетам Петербурга, поэтому выводить промышленность и строить на ее месте жилье преждевременно.
Петербург – промышленный, либо мертвый Фото: globallook / Дмитрий Кутиль

Промышленность – прошлый век

Аргументы в пользу избавления Петербурга от «серого пояса» выдвигаются на экспертом уровне: архитектор Рафаэль Даянов предлагает переделать его в «зеленый пояс», новые урбанисты – создавать в бывших цехах креативные пространства. Простые горожане тоже устали стоять в пробках, тратя часы на поездку из Шушар в центр города, когда сотни гектаров земли законсервированы за заборами обанкротившихся и полуобанкротившихся предприятий – ровно посередине пути.

Однако у города другие планы. В период разработки действующего Генерального плана Петербурга (2004-2005 годы) промышленности отводилось 8% территории. В 2012 году показатель подрос до 9%, в 2014 – до 12,6%. Планируется, что к 2015 году уже 13% территории Северной столицы будут отданы под фабрики и заводы.

За 25 лет уничтожено более 300 крупных и 500 средних и малых предприятий. Сейчас в Петербурге действуют 740 крупных фабрик и заводов.

– По сути, за несколько лет город сознательно или несознательно пересмотрел политику относительно промышленных территорий, – констатирует заместитель генерального директора Института территориального развития Владимир Аврутин. – Получается, Петербург по-прежнему на этапе индустриальной революции, власти считают, что промышленная составляющая необходима для развития в будущем. С одной стороны, у нас налоги низкие для предприятий. Но такие налоги позволяют владельцам держать колоссальные площадки пустующими, сдавать их под бизнес-центры и другие функции.

В европейских мегаполисах, где процесс вывода промышленности начался в 1970-е годы и уже практически завершен, «серый пояс» занимает не больше 10% территории, при этом участки используются на порядок эффективнее, чем в Петербурге.

– Санитарно-защитные зоны вокруг предприятий создают проблемы как для самих производств, так и для горожан, которые рядом живут, – продолжает Владимир Аврутин. – Во многих странах мира правила застройки не зависят от функции. Не важно, что ты делаешь внутри участка: ты не должен негативно воздействовать на окружающую территорию. При таком раскладе и санитарные зоны не нужны.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»
  • Фоторепортаж: «"Красный Треугольник"»

Промышленность forever

На этом проблемы не заканчиваются: инвесторы при редевелопменте промышленных территорий (и любом другом девелопменте) не хотят вкладываться в строительство парков, дорог и социальной инфраструктуры. И ждут, когда это сделает город. А долг Петербурга по «социалке» (школы, больницы, детские сады) составляет уже более 700 млрд рублей – это два годовых бюджета Северной столицы.

За 300 лет существования Петербурга построено около 150 млн кв. метров жилья, за последние 25 лет еще 50-70 и еще столько же проектируется. Столько не нужно никому.

В результате, например, Александровская больница на границе Невского и Красногвардейского районов, рассчитанная на 200 пациентов в день, вынуждена принимать 600. Качество обслуживания в ней в три раза хуже, чем запланировано. Эти цифры озвучил председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Максим Мейксин.

– Я бы поспорил с идеей, что промышленные территории в центре нужно продавать, а предприятия перевозить на периферию, – говорит чиновник. – Во-первых, значительная часть промтерриторий на юге – это бывшие сельхозполя. Они будут освоены лет через 30, если вообще будут. Многие промтерритории отданы под бизнес-центры и даже жилье. Сейчас проводится исследование, сколько на самом деле промышленных земель в Петербурге. Реальная цифра, я думаю, в районе 8-9% (уровень Амстердама).

Максим Мейскин предостерегает от дальнейшего вывода промышленности за пределы города: по его словам, под этой эгидой за 25 лет уничтожено более 300 крупных и 500 средних и малых предприятий. Сейчас в Петербурге действуют 740 крупных фабрик и заводов.

– Есть экологически чистые предприятия, которые нет смысла выводить. Например, Монетный двор в Петропавловской крепости – никакого вредного воздействия, является центром притяжения рабочих с Петроградской стороны и Васильевского острова. Почти все хлебокомбинаты находятся в центре города. Да, они пахнут, и сейчас идет работа над нейтрализацией запаха, но вывести их – значит убить экономическую составляющую производства, – резюмировал Максим Мейксин.

Что, если не заводы?

Строить жилье на месте заводов – неправильно, считают эксперты. За 300 лет существования Петербурга построено около 150 млн кв. метров жилья, за последние 25 лет еще 50-70 и еще столько же проектируется. Столько не нужно никому, даже если распахнуть двери мигрантам.

В период разработки действующего Генерального плана Петербурга (2004-2005 годы) промышленности отводилось 8% территории. В 2012 году показатель подрос до 9%, в 2014 – до 12,6%. Планируется, что к 2015 году уже 13% территории Северной столицы будут отданы под фабрики и заводы.

– Давайте реально посмотрим, какие функции могут быть у бывших промышленных территорий, – говорит бывший председатель Комитета по строительству Петербурга, вице-президент «Российской гильдии управляющих и девелоперов» Вячеслав Семененко. – Бизнес-центры имеют низкий коэффициент наполняемости, жилье по санитарным характеристикам не влезает там, где раньше были цеха. Какие-то «веселушки», где люди сидят на лужайках – что они делать там будут? На Западе доигрались в постиндустриальную экономику, лишились промышленности, в результате налоговые поступления в такие города, как Берлин, сократились настолько, что они стали банкротами.

Промышленность формирует примерно 20% налоговых поступлений в бюджет Петербурга.

– Генплан не является той торой, которая ответит на все вопросы, – продолжает Вячеслав Семененко. – Отчеты о реализации Генплана все больше напоминают песню о прекрасной Маркизе. Какие проблемы мы сейчас решаем, если официально у нас улучшается транспортная доступность, растет скорость передвижения по городу, мы достигаем высоких показателей социального обеспечения? На самом деле, мы накапливаем проблемы. Если мы еще начнем переводить промышленность, город точно умрет еще при нашем поколении.

В апреле 2013 года губернатор Георгий Полтавченко заявил, что из 1,8 тысячи поправок в Генеральный план Петербурга не было ни одного достойного предложения по промзонам. «Все заявки на эти территории предусматривали перевод земель в категорию высокодоходной жилой застройки. По сути дела, нам предлагали построить стену из многоэтажек вокруг центральных районов», – заявил тогда губернатор.

Реплики экспертов записаны на круглом столе РБК «Зоны редевелопмента в новом Генплане: градостроительный смысл и его юридическое оформление».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 194

Все опросы…