Культура

Настя Полева: «В рок-музыку приходит свежая кровь»

16 октября 2014 12:23 Анна Акопова
версия для печати
Певица Настя Полева рассказала «Моему району» о преодолении общественных установок и о том, как рок-музыка оказалась моложе своих создателей.
Настя Полева: «В рок-музыку приходит свежая кровь» Фото: Александра Токарева

Настя Полева 24 октября выступит в заново открытом Главклубе. 

Вам удалось своим примером опровергнуть множество стереотипов. Как это повлияло на ваш характер?

За счет характера и удается преодолеть стереотипы. Потому что если ориентироваться на то, что вам указывается со стороны, то можно вообще не сдвинуться с места. Каждый был бы рад иметь рядом какого-то авторитетного советчика, но не всем так везет. Если его нет, приходится полагаться на свое мнение. Мне в этом смысле не повезло. Не было кого-то, на кого я могла бы опереться, кто мог бы поддержать.

Что было сложнее всего преодолеть в себе самой?

Это связано со спецификой занятия: не то что страх, а стеснительность, что ли… Наверное, самое сложное – это вообще осмелиться выйти на всеобщее обозрение. И ощутить уверенность, что ты можешь это сделать. Вот это и есть тяжелый момент преодоления. Ведь есть люди, прекрасно подготовленные, но которые абсолютно не выносят публичности. Этот страх перед аудиторией – одна из серьезных причин отказаться от профессии музыканта.

Фото: nastyapoleva.ru

 

Вы говорили, что всю жизнь слышали «не высовывайся». А сейчас звучат те же слова?

Нет, конечно, это все в прошлом. У нас столько демократии, столько свободы, что ни в одной стране такого нет. Сейчас другие проблемы, которые давят, душат… власть денег и прочее. Но в плане свободы человеческого выбора – пожалуйста, тебе ничего не запрещают. Естественно, если это не угрожает благополучию окружающих людей.

Самое сложное – это вообще осмелиться выйти на всеобщее обозрение. И ощутить уверенность, что ты можешь это сделать. Вот это и есть тяжелый момент преодоления. Ведь есть люди, прекрасно подготовленные, но которые абсолютно не выносят публичности. Этот страх перед аудиторией – одна из серьезных причин отказаться от профессии музыканта

В плане возможностей для раскрытия индивидуальности, вы считаете, что сейчас благополучное время?

Сейчас столько инструментов для этого, которые нам и не снились. Один интернет чего стоит. Сегодня сделали песню, завтра просыпаетесь звездой.

Но нет ли опасной тенденции в том, что музыка (в записи) стала так доступна?

Запись – как консерв – просто фиксирует материал, и как ниточку из иголочки вытягивает интерес, и заставляет людей пойти и послушать музыканта вживую.
Проблема, скорее, в качестве тех произведений, которые выкладываются в интернет. Как говорил Шнур молодым группам: если можете не писать, не пишите. Сейчас ничего же не запрещают — любой вздох, любой взмах можно выставить напоказ. Собственно, люди этим и занимаются: и в Сети выставляют вперемешку все что угодно – от трусов до последних сочинений. Очень трудно выдерживать этот натиск информации, причем такой, которую лучше сразу выкинуть. В этом океане можно утонуть.

Что это была за среда, которая породила столько талантливых рок-музыкантов в Екатеринбурге 80-х годов? 

Я думаю, эта среда называется интересом к рок-музыке. Это главная точка соприкосновения между нами. Сама музыка появилась не у нас, но и до нас что-то доходило. Мы вместе слушали записи, которые доходили до нас в разных видах — на пленках, на виниловых пластинках, обсуждали, что за песни, как они исполнялись, разглядывали обложки альбомов. Все, что было связано с роком, представляло огромный интерес, но самое главное – музыка.

Сейчас удивительным кажется даже то, как вам всем удалось познакомиться.

Это была студенческая среда, и понятно, что нас соединила студенческая жизнь. Было три основных вуза – Государственный Уральский университет, Политехнический институт и Архитектурный. Кто-то в техникуме учился, как Шахрин. И все учились практически одновременно, плюс-минус пять лет. Естественно, мы пересекались где-то. Не скажу, что в городе была какая-то активная фестивальная жизнь, это все было под запретом. Но перезнакомились, на самом деле, очень быстро, потому что интересующихся рок-музыкой было не так уж много: весь этот круг вмещал от силы около ста человек. Большая часть студентов ничем таким не интересовалась, каждый интересующийся был на вес золота. Слухи распространялись быстро, мы узнавали друг друга, находили общий язык и общее дело. А уж почему и как это получилось – все бьются над этой тайной.

Сейчас ничего же не запрещают — любой вздох, любой взмах можно выставить напоказ. Собственно, люди этим и занимаются: и в Сети выставляют вперемешку все что угодно – от трусов до последних сочинений. Очень трудно выдерживать этот натиск информации, причем такой, которую лучше сразу выкинуть.

Музыканту лучше быть одному или в компании?

Это зависит от психотипа. Молодежь больше расположена к общению, и если есть парочка единомышленников, уже можно сколотить группу. И сближаются на почве каких-то идей. Ты любишь, я люблю, а не поиграть ли нам вместе. А потом – мысль дикая возникает: а вдруг мы и сами можем сочинять? Так было и у нас в свое время: почему эти ребята из Великобритании или Америки могут, а мы нет? У нас русский язык – ну, подумаешь, будет русский рок, с русскими текстами. Так это явление выросло на глазах за считанные годы.

Кто ваша аудитория сегодня?

Основная аудитория, которая была и остается, и время это подтверждает, — это молодежь. Посмотреть любой рок-концерт: 90% аудитории значительно моложе самих музыкантов. Конечно, и ровесники присутствуют, но их единицы. Все-таки, жизнь «оттирает» интерес к рок-музыке на задний план. И, может быть, они и рады были бы продолжать ходить на концерты, но борьба за существование разворачивает людей в другую сторону. А, может, они просто переживают период увлечения роком и переходят в другую область музыкальных интересов: кто-то начинает слушать шансон, кто-то – классику, кто-то – джаз. А в рок-музыку приходит свежая кровь. Так и у нас выросло «второе поколение» аудитории – это люди от 15 до 35 лет. Вот они и приходят на концерты.

То есть ваша музыка для молодых?

Я считаю, что сам жанр рок-музыки ближе молодым душам. Конечно, люди, которые производят эту музыку, взрослеют, и жизнь их меняется. А рок-музыка переживает молодость всех, она оказывается самой молодой и вытягивает новые поколения. Потому что музыка-то не меняется, она была рождена молодыми людьми, и суть ее в этом, и она не изменится никогда.

Сохраняются ли отношения того рок-братства, которое существовало в 80-е?

Мы обращаемся за помощью друг к другу только по каким-то серьезным вопросам. Все люди самостоятельные, и стараются друг друга по мелочам не дергать, быть тактичными. За десятилетия у рок-музыкантов накоплено слишком много общения с внешним миром, хочется уединения, тишины. Поэтому каждый живет своей жизнью. Это как в семье: кто-то уезжает учиться, у кого-то образуется своя семья, и в любом случае происходят какие-то расставания.

Сам жанр рок-музыки ближе молодым душам. Конечно, люди, которые производят эту музыку, взрослеют, и жизнь их меняется. А рок-музыка переживает молодость всех, она оказывается самой молодой и вытягивает новые поколения. Потому что музыка-то не меняется

Бывали ли вы раньше в ЛДМ, где открылся Главклуб?

Я впервые побывала там на одном из первых фестивалей ленинградского рок-клуба, просто как зритель. И один раз мы там выступали. В течение лет пяти там был такой центр ленинградского рока (после Рубинштейна, 13), точка притяжения, там были и репетиционные базы, и концертная площадка.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 156

Все опросы…