Работа в обороне, или бизнес в условиях кризиса

25 октября 2014 10:29
версия для печати
Работа в обороне, или бизнес в условиях кризиса
Российские компании росли много лет, не обращая внимания на издержки. Настали другие времена. Забудьте о кавалерийских атаках. Теперь нужны иные навыки. Какие?

Узнайте об этом из интервьюнаучного руководителя программы Executive MBA Московской международной высшей школы бизнеса (Институт) МИРБИСпрофессора Александра Сергеева.

 

Российская экономика перестала расти. Как вы полагаете, эта остановка – надолго?

Александр Сергеев: Думаю, на достаточно продолжительное время. Я не вижу основания для существенного роста. Дело отнюдь не в последствиях украинского кризиса. Проблемы начали накапливаться задолго до применения экономических санкций в отношении России. Наша страна стоит перед несколькими вызовами, которые и будут определять тенденции дальнейшего экономического развития. Самый главный вызов – способно ли российское государство нести тот груз социальных обязательств, которые оно на себя взяло? Посмотрите на статистику. В 1991 году пенсионеры составляли ~22% населения России, сейчас – около 30%, через несколько лет их численность составит 50%. При нашей структуре пенсионной системы, когда нынешнее поколение работающих обеспечивает пенсии предыдущих возрастных групп, это очень большая нагрузка на экономику. Дефицит пенсионного фонда покрывается только из одного источника – бюджета. Государство будет понижать курс рубля к доллару, чтобы конвертировать валютную выручку в большее количество рублей, в том числе и для того, чтобы выполнять социальные обязательства, при этом объем валютной выручки в связи с происходящими событиями расти, скорее всего, не будет.

Какие риски в связи с этим подстерегают российский бизнес?

Александр Сергеев:Сейчас у многих людей в бизнесе, в том числе у слушателей программы Executive MBA, с которыми я общаюсь, есть тревожные ожидания: санкции применены, насколько серьезными будут последствия. Жить можно, солнце светит, бизнес как-то идет. Встречаются руководители, которые чувствуют спокойствие, но в этом самая большая опасность.

В чем она заключается?

А.С.:Те кризисы, которые мы помним – 1998 и 2008 года – развивались по классическому сценарию: экономика быстро достигала «дна», после чего начинался позитивный тренд. Сейчас происходит нечто иное: медленное и плавное падение, которое на одних рынках идет быстрее, на других – медленнее. Но падение. Российский бизнес ни психологически, ни технологически не готов жить в ситуации долгого постоянного снижения, поскольку 20 лет подряд он был настроен на рост. Вот в чем проблема этого кризиса.

Какие факторы значимы для выживания бизнеса в условиях рецессии?

А.С.:Ничто так не развращает бизнес как высокая маржинальность. Российский бизнес привык жить при очень высоких показателях маржинальности, и в этом его проблема. Самый главный фактор – способность компании понять, что теперь надо мыслить другими показателями эффективности и продуктивности. Средние и малые компании смогут оптимизировать деятельность быстрее. Крупным – сложнее, поскольку им тяжело разворачиваться, у них огромные непроизводственные издержки. Как правило, первая реакция менеджмента выражается в том, что сокращаются издержки, или, как принято говорить, «режутся косты» (он английского costs – «издержки). «Косты порезать» можно, вопрос, однако, в том, насколько эффективно компания будет использовать оставшиеся ресурсы.

Что должен делать топ-менеджер, чтобы повысить живучесть бизнеса в условиях рецессии?

А.С.:Просканировать бизнес на предмет оценки двух параметров: производительности и эффективности. В условиях долгого роста маржинальность обеспечивалась не эффективностью менеджмента, а состоянием рынка. Все привыкли к тому, что рынки растут, и мы – тоже. Теперь все стратегии роста на быстро развивающихся рынках закончились. Проводите аудит бизнеса и определяйте, какие факторы мешают производительности и эффективности. При этом, скорее всего, резервы будут найдены в области управленческих технологий, перестройки принципов управления компанией или, как принято говорить, в области soft.

Почему именно soft?

А.С.:Потому что замена hard (основных средств) потребует больших инвестиций, а инвестиционные возможности российского бизнеса в нынешних условиях не очень велики. К тому же многие наши компании перекредитованы, и привлечение новых денег будет стоить значительно дороже.

В бизнес-школе учат производительности и эффективности?

А.С.:И да и нет. С одной стороны, конечно, в бизнес-школе учат вести эффективный бизнес. С другой – в условиях постоянного роста рынков слушатели не обращают на эти знания особого внимания: в условиях высокой маржинальности это не слишком важно. Российские менеджеры вообще до последнего времени не были особенно озабочены проблемой бережливости. Образно говоря, они больше интересовались тем, как потратить деньги (и корпоративные, и личные), чем тем, как их сберечь и эффективно использовать. Теперь наступают иные времена, и слушателям придется обращать внимание на вопросы, которые раньше их почти не интересовали.

Студенты MBA уже начали формулировать «антикризисный запрос»? Если да, то в каких терминах? Что именно они хотят услышать от преподавателей бизнес-школ в связи с кризисными событиями в экономике?

А.С.:Сначала в экономике происходят кризисные явления, затем студенты начинают артикулировать проблему и формулировать запрос. В этих условиях бизнес-школа должна сыграть на опережение и предложить слушателям те учебные курсы, которые они пока еще не просят, но с большой степенью вероятности попросят завтра. Что мы и делаем.

В каких организационных формах МИРБИС планирует ответить на этот будущий запрос? Планируете ли вы ввести курсы по антикризисному менеджменту?

А.С.:Я полагаю, на ближайшие годы главными трендами бизнес-образования станут эффективность и производительность. Мы в МИРБИС полагаем, что это должны быть сквозные идеи, проходящие через все учебные курсы. Раньше проблема эффективности рассматривалась преимущественно в блоке финансовых дисциплин. Теперь эта тема будет рассматриваться шире – через спектр управленческих курсов. Эти перемены в учебной программе отражают будущие перемены в мышлении топ-менеджеров. Российские компании долгое время ориентировались на количественный рост. В условиях рецессии или стагнации компании будут вынуждены сменить ориентиры и от периода лихой кавалеристской атаки перейти к тяжелой позиционной борьбе. Соответственно, менеджеров-кавалеристов довольно много, в России сформировался большой класс людей, которые, в общем, неплохо умеют атаковать. Людей, которые способны хорошо организовать работу в обороне, просто нет, потому что перед бизнесом подобные – оборонные – задачи не стояли. Между тем в атаке и в обороне востребованы разные качества управленца. Как организовать бизнес в условиях стагнации? Как стать более производительным? Многие годы повторялся лозунг - давайте повышать производительность труда. Вот это время настало. Сегодня повышение производительности стало фактором выживания. Останутся только умные. Это – новая задача и для менеджера, и для бизнес-школы. Уверен, нам есть, что предложить бизнесу сегодня. 20 ноября 2014 года в МИРБИС начнется новая программа Executive МВА для топ-менеджеров, которая даст ответы на многие насущные вопросы бизнеса.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 292

Все опросы…