Город

Как не получить гетто в Петербурге

5 ноября 2014 15:13 Андрей Сошников
версия для печати
Бедные и богатые, местные и мигранты, рабочие и интеллигенция должны научиться жить вместе в Петербурге, иначе спальные районы превратятся в гетто.
Как не получить гетто в Петербурге Фото: Дмитрий Кутиль

Дебаты «Урбанизм и социальное многообразие», организованные Французским институтом и Университетом ИТМО, состоялись в пятницу, 31 октября.

Американский социолог Ричард Флорида писал, что развитию современных городов способствует их гетерогенность, то есть социальное разнообразие. Чем богаче культурная жизнь города, чем больше в нем профессиональных, этнических и иных взаимодействий, тем охотнее в него приезжают свежие головы, тем скорее он станет инновационным центром. Города же, которые прячут гостей и прочие нехарактерные элементы по медвежьим углам, деградируют и рано или поздно превращаются в большое гетто.

В Петербурге социальным многообразием отличается лишь исторический центр. Эту особенность он унаследовал со времен, когда наш город был одним из передовых в мире. Историк Лев Лурье в одной из своих лекции отмечал, что дома XIX века представляли собой «Ноев ковчег»: в подвале располагались крестьянские артели, на первом этаже ютились промышленные рабочие, а третий этаж, где жил условный генерал Боборыкин, сообщался с улицей парадной лестницей (остальные жители ходили по черной лестнице со двора).

И сегодня в центре города соседствуют элитные квартиры и коммуналки. Последних у нас, по данным Жилищного комитета, около 100 тысяч. В официальном перечне Горжилобмена на расселение значатся 4300 квартир: больше всего в Центральном и Адмиралтейском районах, наименьшее число – в Курортном и Петродворцовом. По ценам на жилье, если верить рейтингу «Бюллетеня недвижимости», лидируют Петроградский, Московский и Василеостровский районы. Как видно, имущественный принцип расселения горожан коснулся уже и центра Петербурга.

За девять месяцев 2014 года в Северной столице, население которой растет за счет мигрантов, введено 2,1 млн кв. метров жилья – это уже данные Комитета по строительству. Столько же было введено за весь 1982 год, когда Ленинград переживал пик рождаемости. Это значит, домов сегодня строят с избытком, что, впрочем, не снижает их цену. Эта ситуация выгодна производителям бетона, самим застройщикам, штампующим «муравейники» по принципу copy-paste, и банкам, выдающим миллиардные кредиты на «комплексное освоение территории». Значительная часть квартир покупается посредниками для дальнейшей сдачи: именно в таких никому не принадлежащих дешевых кварталах на отшибе эксперты и видят очаги будущих гетто.

Покупатели элитного жилья (его особенно много на Крестовском и Каменном островах, в районе Смольного и местами в спальных районах) не очень-то жалуют социальное разнообразие среди своих соседей. Элитарность является ключевым фактором цены недвижимости.

– По соседству с парком Александрино в Красносельском районе в 2000-е годы был построен квартал таунхаусов, – приводит пример координатор движения «Красивый Петербург» Стив Каддинс. – Его окружает классическая советская застройка и новые кварталы-муравейники с квартирами-студиями. Первое, что сделали новые жильцы, чтобы не допустить местных на свои детские площадки и общественные пространства, – обнесли все высоким забором. На их территорию продолжали каким-то образом проникать люди. Тогда поверх заборов установили колючую проволоку. Люди добровольно посадили себя в элитное гетто.

– Сегодня мы живем по строительным правилам советских времен, – развивает мысль управляющий партнер «КБ высотных и подземных сооружений», экс-председатель строительного комитета Смольного Вячеслав Семененко. – В них есть плюсы: они неплохо регулируют инфраструктуру, мощность коллектора или ширину проезжей части. Но мы не найдем там таких вопросов, как социальное многообразие или общественные пространства. Дальше, еще при нашей жизни, будут происходить простые процессы: люди, которым надоест стоять в пробках, переедут из спальных районов, и эти районы превратятся в депрессивные гетто. Застройщикам сегодня неинтересно добиваться разнообразия на своих объектах, они, наоборот, стремятся подчеркнуть их престижность.

– Многообразие – это среда, которая отвечает интересам разных сторон, это множественные образы реальности, – резюмирует эксперт Школы городских трансформаций ИТМО Александра Ненько. – У градоначальника, у обычного горожанина, у эксперта возникают разные образы городской среды. Эти образы могут конфликтовать между собой. Нужно, чтобы эти образы не «переубивали» друг друга и сосуществовали. Многообразие – это вовсе не толерантность, индифферентность, принятие всего и вся. Это возможность дискутировать и высказывать свои интересы.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Гастарбайтеры, мигранты»
  • Фоторепортаж: «Гастарбайтеры, мигранты»
  • Фоторепортаж: «Гастарбайтеры, мигранты»
  • Фоторепортаж: «Гастарбайтеры, мигранты»
  • Фоторепортаж: «Гастарбайтеры, мигранты»

Как запретить гетто

Во Франции, для сравнения, с 1991 года действует закон против гетто, с 2000 – закон «о солидарности и городском обустройстве», по которому во всех коммунах с населением свыше 50 тысяч 20% жилья должно быть социальным. Коммуны, которые не подчиняются закону, платят штрафы в республиканскую казну. Арендаторы социального жилья могут его в конечном счете выкупить.

– Перед властями у нас стоит задача: как сделать социальное жилье инновационным, менее обезличенным, – комментирует директор Французского института в Петербурге Мишель Гранж. – Мэры озабочены тем, что в городскую застройку вклиниваются сектора сегрегации и образуются гетто. Простое и одновременно экологичное, неординарное жилье помогает преодолеть эту экономическую логику.

– Жители центральных районов довольны социальным и этническим разнообразием своих городов, – утверждает французский архитектор Давид Манжен. – Но как показывает опыт, это заканчивается, когда их дети идут в школу и им приходится учиться с детьми мигрантов с более низким уровнем подготовки. Они хотят перевести своих детей в другие школы. Государство вмешивается в школьную карту и следит за сохранением социального разнообразия в школах. Это пример «политики места», которая принята во Франции. В Северной Америке существует другая «политика человека». У обеих политик есть свои плюсы и минусы. Инвестиции исключительно в человеческий капитал обычно приводят к тому, что активные люди покидают свои родные города, и те постепенно деградируют.

В России с гетто борются своеобразно: Федеральная миграционная служба уже несколько лет вынашивает законопроект, по которому иностранцы смогли бы покупать недвижимость только с разрешения местных властей.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…