Город

Дом-призрак имени Рубинштейна

5 ноября 2014 13:39 Елена Пушкова
версия для печати
Жителям дома № 38 по улице Рубинштейна приходится нелегко. Их дома… не существует. Фактический адрес здания – Загородный проспект, 9. Дело в том, что дом – сквозной, он выходит сразу на две улицы – Рубинштейна и Загородный проспект.
Дом-призрак имени Рубинштейна Фото: Елена Пушкова / Дмитрий Кутиль

Злая магия чисел

Часть дома на Рубинштейна, состоящая из двух подъездов, является  своеобразным «анклавом» Загородного проспекта. И было бы это просто забавной топонимической особенностью, если бы не одно «но»: дом-призрак доставляет своим жильцам вполне реальные проблемы.

У жительницы квартиры № 113 Ирины Шуваловой проблем с «квартирным вопросом» хватает по горло. Постоянные потопы, которые устраивают обитатели коммунальной квартиры сверху, обязанность содержать в порядке лепнину на потолке, страдающую от этих потопов, – это малая часть проблем. Все остальные пышным букетом расцвели на почве двойного, а точнее, даже тройного адреса дома.

фото: Сергей Ермохин

Все началось с 2000 года – Ирина показывает документ, где черным по белому написано:  «Согласно справке ГУИОН 8768 от 17.01.2000 г., д. 38 по ул. Рубинштейна значится по Загородному проспекту, д.9». Поменялся не только номер дома, но и номера квартир: квартира Ирины из № 13 стала № 113. Таким образом, у дома появилось целых три адреса: 38-13, 9 – 13 и 9 – 113.

Каким образом «магия цифр» навредила жителям дома?

«Это жуткая путаница со счетами, – рассказывает Ирина, - Ростелеком шлёт квитанции на адрес "Рубинштейна, 38, квартира 13" и "квартира113" -  в квартире два телефона, квитанции на квартиру приходят на адрес: "Рубинштейна, 38, квартира 13"… Вызываешь домой мастеров, врачей и так далее - надо говорить: "Рубинштейна, 38, квартира 13", хотя по факту у большинства после 2000 года прописка по адресу "Загородный, 9".... То есть фактически мы называем неправильный адрес. Недавно я вызывала газовщика, он никак не мог понять, куда приехать: адрес называю "Загородный", но объясняю, что вход с Рубинштейна... И так постоянно».

Путаница с документами и социальными службами не единственное неудобство. У Ирины и ее мужа разная прописка – после 2000 года всех стали прописывать по новому адресу, а у нее сохранилась старая. И, например, в поликлинике они записаны на разных участках: как объяснить врачам, что два разных адреса – это одна и та же квартира?

«В паспортном столе сами сотрудники постоянно ругаются, - говорит Ирина. - Рассказывают, что люди, вызывая "скорую", называют адрес по прописке и их просто не находят... Если я скажу "Загородный 9, кв. 113", кто будет искать на Рубинштейна? А квартиры 113 вообще просто нет! Ни у кого в двух подъездах на Рубинштейна нет двойной нумерации - 13-113».

Такой адрес был всегда

В ГУИОН утверждают, что такой адрес был у дома всегда, в том числе и до 2000-го года. Несмотря на то, что на доме по-прежнему висит табличка «Рубинштейна, 38».

«Дом, о котором Вы спрашиваете, сквозной, выходящий на две улицы, - комментирует Денис Гаврилов, пресс-секретарь ГУИОН. - При этом он единый и неделимый, в Адресном реестре Санкт-Петербурга он числится по адресу Загородный проспект, д. 9. ГУИОН адрес дома никогда не менял. Просто надо понимать, что закрепление за домом в реестре данного адреса необходимо для множества действий – например, регистрации жителей, регистрации прав и так далее.

Адресный реестр существует уже не один десяток лет, для этого здания адрес всегда был Загородный проспект, 9».

Но если адрес дома всегда был таким, зачем на доме табличка «Рубинштейна, 38»? А следующий дом № 40, который является последним по улице и смыкается с домом № 11 по Загородному, имеет нормальную «прописку» на  Рубинштейна. И, как следствие, подобных проблем не имеет.

фото: Сергей Ермохин

Дом вверх дном

«То, что дом "единый и неделимый", как утверждает ГУИОН - так это почти все дома такие в центре, проходные и имеющие общий двор, – парирует Ирина, - на Рубинштейна войди в любой двор и выйдешь или на Фонтанку, или на Владимирский проспект, или на Загородный... Это, я считаю, не аргумент».

Как и полагается настоящему дому-привидению, здание имеет вид запущенный и этим выделяется среди стройного ряда опрятных собратьев. Однако здесь причины не мистические, а чисто бытовые – дом не внесен в очередь на ремонт по улице Рубинштейна. 

Штукатурка со стен отваливается во многих местах. Наверное, от стыда – кое-где на стенах дома можно лицезреть надписи невысокого интеллектуального пошиба. В подъезде следы разрушения еще виднее. Часть старинной лепнины с потолка просто обвалилась и лежит в углу неаккуратными пластами. Поднимаюсь по лестнице – где-то разбиты стекла. Краска на стенах поблекла и отступила перед наскальным творчеством, которого тут в разы больше, чем на улице.

фото: Сергей Ермохин

«На моей памяти дом вообще не ремонтировался.... – говорит Ирина. - Мы купили там квартиру десять лет назад, за это время никаких движений вообще не было... Насколько мне известно, и до этого он тоже лет 20 не ремонтировался, если не больше... Если смотреть новые программы ремонта (до 2036 года, они опубликованы на сайте Жилищного комитета), то возможный ремонт наш дом ждёт в 2017 году. К этому моменту дома напротив и те, которые уже были отремонтированы, будут ещё раз приведены в порядок… А все потому, что это - Загородный».

При всем при том Рубинштейна – одна из центральных и известнейших улиц города, в какой-то степени – «визитная карточка». Во многих европейских путеводителях эту улочку с нарядными разноцветными домами советуют посетить всем любителям уютных ресторанчиков и ценителям вин.

Но самая смешная и одновременно грустная нота во всей истории – то, что именно в доме № 38 жил некогда великий композитор и музыкант Антон Рубинштейн. И именно дом, давший название всей улице, спустя годы «стерли» из истории города.  В этом доме проводил собрания Владимир Ильич Ленин, о чем свидетельствует мемориальная доска на стене дома. А теперь по былой славе дома № 38 плачет только протекающая крыша.

«Крыша до сих пор не сделана, - возвращает от метафоры к жизни Ирина, показывая коллективное письмо, составленное жильцами в 2010 году. - Даже ответа не последовало. Вы видели отвалившуюся лепнину в подъезде… Я звонила в 004 – ЖКС отрапортовало, что угрозы дальнейшего обрушения нет. А как же то, что дырки, видны перекрытия, как же сама лепнина, кто будет восстанавливать, спросила я. Ответа пока нет. Сказали, что будут держать на контроле».

Можно ли вернуть прежний адрес?

Согласно обследованию дома, проведенному Жилкомсервисом № 2 в октябре, «фасад находится в удовлетворительном состоянии. Угроза падения штукатурки отсутствует». По планам, капитальный ремонт крыши начнется в 2015 году, фасада – в 2015-2017 годах. До настоящего момента, согласно бумагам, комплексный капитальный ремонт не выполнялся. В отчетах за 2012-2013 годы, кстати, указано, что  ремонт кровли, трубопровода, крыши проводился, данных о ремонте фасада дома и подъездов там нет. «Со следующего года планируется много работ, и многое было сделано прежде», - комментируют работники ЖКС. Но по каким-то причинам усилия коммунальщиков оказались незаметны для жильцов дома – по крайней мере, его части, расположенной на Рубинштейна.

«Пишут, что дом в удовлетворительном состоянии… Я сегодня сделала пару фотографий: железо под окнами на каждом этаже ржавое лежит, вот-вот слетит, трубы сливные тоже, в арке обрушения, цоколь дома частично без штукатурки вообще, - перечисляет Ирина. - В подъезде разбито окно, сейчас начали топить, по сути - топим улицу. Вот так они и работают. И с ремонтами - смешно даже. Крыша течёт, а они фальцы промазывают...»

Существует ли способ вернуть дому-призраку прежний адрес?

«Для этого необходимо соответствующее решение собственников, расположенных в доме помещений (жилых и нежилых), - отвечает Денис Гаврилов. -  Это решение оформляется протоколом общего собрания собственников, затем подается заявление в ГУИОН, после чего происходят процедуры присвоения зданию нового адреса».

Таким образом, необходимо, чтобы 2/3 жильцов проголосовало за возвращение «анклаву» прежнего адреса. Проблема в том, что многие владельцы квартир в доме не живут, а сдают помещения  в аренду, поэтому связаться с ними крайне тяжело. А часть квартир по-прежнему составляют коммуналки. И это два подъезда на Рубинштейна, а ведь большая часть дома расположена на Загородном – и тамошним жильцам проблемы соседней улицы вряд ли могут быть интересны. К тому же, под документам из 65 квартир дома только 18 отдельные, а остальные 47 – коммунальные. Этим и объясняется низкий уровень гражданской активности – несмотря на попытки отдельных жильцов восстановить адрес, «воз и ныне там».

«Собрание собственников пару раз организовывал ЖКС, - вспоминает Ирина, - первый раз я там была в 2010 году, из всего дома (это 11 подъездов, если считать весь дом) пришло три человека. Естественно, что подписать ничего не удалось. Хотели подписаться на программу ремонта крыши и фасада. Кворума не было... Проводили заочное голосование, я лично ходила в нашем подъезде и в подъезде №1 (по Рубинштейна) раздала бюллетени и информацию... Но, результат был таков, что два наших подъезда, может, и проголосовали в большинстве своем, но остальные девять - вопрос. Ничего так и не было сделано».

фото: Сергей Ермохин


Ирина собирается предпринять еще одну попытку и обойти жильцов дома с соответствующим письмом. Возможно, тогда «дело о доме-призраке», погребенное под грудой бумаг, сдвинется с мертвой точки. Пока же бывшему доходному дому П.И. Семенова остается смиренно ждать ремонта, путать сотрудников «скорой» и газовой службы и выделяться, словно единственная фальшивая нота, в стройной мелодии знаменитой ресторанной улицы.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 857

Все опросы…