Общество

Илья Авербух: «В моих шоу Коза никогда не пришлет Волку смс…»

8 декабря 2014 15:53 Татьяна Морозова
версия для печати
Олимпийский чемпион, ведущий постановщик и продюсер главных ледовых шоу страны Илья Авербух рассказал «МР» о том, как за неделю стать фигуристом.
Илья Авербух: «В моих шоу Коза никогда не пришлет Волку смс…» Фото: Интерпресс

В Петербурге началась подготовка к новогодним ледовым шоу Ильи Авербуха «Мама», которые пройдут с 28 декабря по 4 января на малой арене Дворца спорта «Юбилейный». Музыкальная сказка на льду в этом году пройдет при участии десяти чемпионов фигурного катания, да еще и с участием детей фигуристов – пятилетней Лизы Ягудиной и семилетнего Арсения Маринина.

Вам удалось не только олимпийских чемпионов «заполучить» в свою ледовую программу, но теперь и их детей. Что это – игра, эксперимент?

Это гены! Лиза Ягудина уже в таком возрасте чувствует себя на коньках очень уверенно и катается с удовольствием. Арсений Маринин давно занимается фигурным катанием, папа с ним очень много работает, и он уже имел опыт выступлений в спектакле «Огни большого города», который мы показывали в Сочи. А если вообще говорить об участии детей – у нас прекрасно выступают в роли козлят воспитанники Санкт-Петербургской школы фигурного катания, я считаю ее лучшей в России.

А Мартин не появится в шоу? (Cын Ильи Авербуха и фигуристки Ирины Лобачевой – «МР»)

Увы, он очень средне катается на коньках и не испытывает к этому никакой тяги. Но любит смотреть.

Очень важно не бояться потерпеть неудачу, просто пытаться что-то делать. И не обязательно что-то выдающееся. Самое страшное – это или самоуспокоение, или мысли, что все равно ничего не получится. Не надо думать об этом, самое главное – это процесс, путь, по которому ты идешь. 

Впервые в вашем ледовом шоу декорации заменят на проекции, созданные с помощью 3D-технологий. Как вы вообще относитесь к современным технологическим веяниям в детских шоу? Это не слишком для детской психики?

Я вообще стараюсь избегать новых технологий внутри самой истории, самого сюжета. Грубо говоря, в наших спектаклях Коза никогда не пришлет Волку смс, а тот не позвонит ей по мобильному телефону. Хотя очень многие модные режиссеры считают это главной чертой современного спектакля для детей. Я же стараюсь всю эту шелуху убирать. Мне хочется, чтобы мы общались с детьми на понятном нам языке. Если их хотя бы частично воспитываешь на том, на чем воспитывались мы, то есть надежда, что мы будем больше понимать друг друга.
Заискивать перед детьми, заигрывать с ними, подбрасывая им какие-то смешные современные словечки – на мой взгляд, это путь в никуда. Нужно ребенка подтягивать к себе, а не спускаться на его уровень, чтобы получить от него лишнюю довольную гримасу.

У нас нет слишком устрашающей музыки или навевающих ужас героев. По поводу новых технологий в подаче шоу – я советуюсь со многими специалистами, чтобы все это было бережно.

фото:Интерпресс

Многие открыли вас как человека творческого, как художника и постановщика, благодаря телепроекту «Ледниковый период», а недавно стартовал уже 7 сезон шоу. Работа с артистами имеет свои особенности?

С актерами очень интересно работать, потому что у них у всех своя своеобразная пластика, совершенно не из фигурного катания. И когда они делают те или иные даже базовые элементы, то рождаются совершенно другие движения, очень личностные. Меня сейчас очень поражает Артур Смольянинов – если бы в детстве его отдали в фигурное катание, у нас был бы еще один прекрасный фигурист.

Талант – хорошо, а если его нет? Как за неделю вы ставите людей на коньки?

Это магия неизбежности телеэфира. Когда знаешь, что через неделю на тебя будет смотреть страна, что эфир неизбежен – это такая плетка, что ты по-другому относишься к тренировкам, к работе, к своему телу. Это дамоклов меч. Актеры, конечно, очень амбициозные люди. Но в телепроекте всегда есть и моральная, и физическая усталость. И желание уйти из проекта – все это мы переживаем, решаем, как иначе…

Когда знаешь, что через неделю на тебя будет смотреть страна, что эфир неизбежен – это такая плетка, что ты по-другому относишься к тренировкам, к работе, к своему телу.

У вас какие-то особые отношения с музыкой… Поражает, как вы находите и как красиво сочетаете с движениями композиции из самых разных жанров.

К музыке я предъявляю самые высокие требования. Пока я не услышу композицию, которая сама заведет меня на работу, а не могу придумать ни шага, ни движения, ни образа. Мои номера не рождаются, пока не появилась музыка. При том, что это может быть и шлягер, и никому не известная новая композиция. Конечно, я прослушиваю колоссальное количество музыкальных произведений. Бывает, даже нет музыки, есть какой-то вокализ. Скоро номер, который я сделал на стихи Добронравова, где поет Нонна Мордюкова. И я часто напрямую работаю с композиторами. Например, к спектаклю «Огни большого города» и к мюзиклу «Морозко» писалась музыка специально. Я сам даже показываю композиторам, где, скажем, мне надо усилить момент, это для меня большой опыт.

Сегодняшний успех как продюсера и постановщика вами переживается как-то иначе, чем успех, которого вы добились в большом спорте?

Да, это совсем другие ощущения. Признаюсь, что успехи, которых мне удалось добиться в последние годы, для меня куда более ценны, чем успехи в фигурном катании. Зачастую мне даже кажется, что все это было не со мной, я даже иногда и не помню всего, что там было. Потому что в спорте ты, во-первых, на 80% используешь то, что тебе дал Бог, некие физические возможности. Во-вторых, ты лишь воплощаешь идеи тренера, ты просто тренируешься, и вообще, в спорте есть только одна победа – это победа над физической ленью, за счет трудолюбия, целеустремленности. Для меня сегодняшнего этого недостаточно.

Мне кажется, когда ты что-то свое созидаешь – вот это и есть настоящая осознанная победа, это гораздо, гораздо ценней и значимей. Но всему должно быть свое время, всему – свой этап становления. Нужно уметь находить в себе силы останавливаться и идти дальше, реализовывать себя уже в чем-то другом.
Но я благодарен спорту за то, что мне удалось начать свой старт-ап. Первые шаги в ледовых шоу я делал не с нуля, мне были открыты многие двери, было имя, и можно было его использовать.

фото: "Интерпресс"

Какие советы можете дать тем, кто находится в профессиональном тупике или ищет какое-то новое направление для развития?

Очень важно не бояться потерпеть неудачу, просто пытаться что-то делать. И не обязательно что-то выдающееся. Самое страшное – это или самоуспокоение, или мысли, что все равно ничего не получится. Не надо думать об этом, самое главное – это процесс, путь, по которому ты идешь. Добьешься ты чего-то или нет, дойдешь до вершины или нет – это уже второе. Если не дойдешь, то все равно в пути ты многому научишься, и ты запомнишь свою жизнь как интересное приключение.
Самое страшное – это вакуум, когда появляется слишком много свободного времени, ты не понимаешь, куда его деть, и заполняешь эти пустоты опять же пустотой.

Воплощение своей мечты или просто какой-то идеи позволяет на этом пути расти и развиваться. Ставьте перед собой цели, даже если они кажутся вам несбыточными. И, может, они и правда несбыточные, но надо идти к ним и, возможно, по дороге вы встретите что-то особенное. Потому что Бог всегда благоволит идущему.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 176

Все опросы…