Экономика

От кризиса Россию спасет только революция в Саудовской Аравии

5 декабря 2014 15:21 Андрей Сошников
версия для печати
Экономист Дмитрий Травин рассуждает, что может спасти российскую экономику.
От кризиса Россию спасет только революция в Саудовской Аравии Фото: flickr.com / Дмитрий Кутиль

На лекции в Европейском университете 3 декабря Дмитрий Травин рассказал о причинах нынешнего замедления темпов экономического роста, а во второй части – о возможных сценариях выхода из кризиса.

Сценарии условно названы в честь представителей российской элиты – премьера Дмитрия Медведева, советника президента Сергея Глазьева, главы «Газпрома» Алексея Миллера и экс-министра финансов Алексея Кудрина.

«Вариант Дмитрия Медведева» (инерционный)

Любые экономические решения – это палка о двух концах: они вызывают в чем-то позитивные, в чем-то негативные последствия. Падение курса рубля, безусловно, сказывается на нашем благосостоянии. Но как ни удивительно, в долгосрочной перспективе оно может привести к росту экономики.

Так уже было в 1998 году: рубль упал в пять раз, и обедневшее население перешло с дорогих импортных продуктов на российские сосиски, твороги, молоко и так далее. Благодаря девальвации и импортозамещению в 2000 году мы имели самый высокий рост в новейшей истории России – 10%. Случившееся вполне можно назвать экономическим чудом. Нынешние власти, такое ощущение, стремятся повторить это чудо: до последнего времени они практически не поддерживали курс рубля.

Благодаря девальвации и импортозамещению в 2000 году мы имели самый высокий рост в новейшей истории России – 10%. Случившееся вполне можно назвать экономическим чудом.

В общем, теоретическое обоснование для инерционного варианта есть, но на практике он вряд ли сработает. Во-первых, из-за масштабов девальвации. За последние месяцы рубль упал на 30%. Допусти наше правительство падение хотя бы в два раза, пришлось бы иметь дело не только с экономическими, но и политическими последствиями, а власть этого боится.

Во-вторых, в 1998 году у наших предприятий были свободные производственные мощности. Производители почуяли спрос на отечественные товары и быстро начали его удовлетворять. Невозможно провести инвентаризацию всех фабрик и комбинатов, но однозначно спустя 15 относительно благополучных лет свободных мощностей стало меньше.

В-третьих, для развития продовольственного рынка нужны инвестиции и импортное оборудование. А мы делаем все, чтобы инвесторы расхотели в нас вкладывать.

«Вариант Сергея Глазьева» (кейнсианский)

В первой половине XX века английский экономист Джон Мейнард Кейнс разработал теорию, согласно которой государство может стимулировать экономику, воздействуя на совокупный спрос, увеличивая денежную массу. В России нечто похожее предлагает советник президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. Деньги, которые на нас сыплются дождем от продажи нефти, по его мнению, нужно вкладывать в военно-промышленный комплекс. Заказы для ВПК станут «локомотивами экономического роста», потянут за собой другие, сначала смежные, потом отдаленные сферы промышленности.

Одни люди могут часами томиться на солнце без особых последствий, а другие сгорают за 15 минут. Так же одни экономики позитивно воспринимают кейнсианские рецепты, а другие «перегреваются».

На мой взгляд, это довольно рискованно. Одни люди могут часами томиться на солнце без особых последствий, а другие сгорают за 15 минут. Так же одни экономики позитивно воспринимают кейнсианские рецепты, а другие «перегреваются»: большая денежная масса стимулирует не экономику, а рост цен.

Откуда нам с дефицитным бюджетом взять деньги для накачивания экономики? Центральный банк может «печатать» их в неограниченном количестве (на самом деле – создавать записи на электронных счетах). Эти деньги не заработаны страной. Если бы россияне сегодня доверяли государству, если бы мы не пережили гиперинфляцию 1992 года, если бы наш Центральный банк, как немецкий, все последние годы жестко боролся с инфляций, то тогда, наверное, эмитированные деньги ушли бы на создание новых предприятий, производство танков, ракетных крейсеров и так далее…

Однако сегодня экономическая грамотность населения (в плохом смысле) настолько велика, что эти деньги уйдут в основном на краткосрочные валютные спекуляции, как это было 30 октября 2014 года, когда доллар упал сразу на два рубля, а потом вернул свои позиции. Военные предприятия же найдут способ, как обосновать государству, что для спуска нового ракетного крейсера нужны дополнительные деньги. Все это, в конечном счете, приведет к еще большей инфляции, еще большему падению рубля, еще большим паническим настроениям, еще большим спекуляциям и так далее.

«Вариант Алексея Миллера»

Самый незамысловатый из всех: мы исследуем новые нефтяные и газовые месторождения и продаем ресурсы. С этим связаны наши главные внешнеполитические и экономические достижения 2014 года. Россия заключила с Китаем соглашение об освоении Чаяндинского и Ковыктинского месторождений в Восточной Сибири. Далее будет построен газопровод, который свяжет их с Поднебесной.

Если какие-то наши условия не устроят Китай, он сможет просто покупать газ у Туркмении.

«Газпром» с шумом и помпой презентовал этот проект, однако скептики, в частности бывший замминистра энергетики Владимир Милов, обращают внимание: газовая монополия не обнародовала цену, по которой будет продавать ресурсы китайцам. Раз уж мы взялись за освоение этих месторождений в кризис, когда нужно срочно зарабатывать, да еще и поссорились с Западом, то китайцы не могли не выкрутить нам руки и, видимо, заключили соглашения на крайне выгодных для себя условиях.

Но важно даже не это. Все знают, как в Петербурге строится новый стадион. Это происходит почти в центре города, на твердой почве, а смета все растет и растет.

Представьте, как вырастет стоимость не менее сложного инфраструктурного объекта – газопровода – в тайге, в вечной мерзлоте! Якутск до сих пор не соединен с «большой землей» железной дорогой: ветка доходит до реки Лена, а мост, который собирались через нее строить, теперь будет строиться в Крыму через Керчинский пролив. Переправа через Лену летом паромная, зимой – «дорога жизни» по замерзшему льду. Осенью и весной переправы нет вообще. Далее грунтовая автострада, где временами увязают машины. Можно ли в сроки и по разумной цене построить здесь газопровод?

Даже если мы построим газопровод, сложится довольно редкая на рынке ситуация – монопсония (монополизм потребителя). Если какие-то наши условия не устроят Китай, он сможет просто покупать газ у Туркмении. А нам газопровод никуда не перенести.

«Вариант Алексея Кудрина»

Год назад я бы сказал, что это самый перспективный и разумный вариант: чтобы экономика росла, нужен хороший инвестиционный климат. В мире нет недостатка в деньгах, но капиталы идут в те страны, где есть гарантии, что твое имущество не отнимут, и четкие правила игры. Сегодня в Россию не идут инвестиции не только из-за коррупции: мы поссорились с Западом, а инвесторы не хотят ссориться со своими властями.

Даже самые разумные либеральные реформы не смогут предотвратить длительную стагнацию.

Политический режим принял судьбоносные решения, и экономика стала неразделимой с политикой. Так что даже самые разумные либеральные реформы не смогут предотвратить длительную стагнацию. В сухом остатке, самый реалистичный вариант, который нас может спасти, – это резкий рост цен на нефть вследствие революции в Саудовской Аравии.

Расписание следующих лекций Дмитрия Травина: 10 декабря – «Новый режим Владимира Путина», 17 декабря – «Болотная и Майдан». Лекции читаются с 18.00 в конференц-зале Европейского университета (Гагаринская улица, 3). Вход свободный.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 838

Все опросы…