Политика

Даниил Кен против маленьких муниципальных человечков

30 декабря 2014 14:32 Беседовал Андрей Сошников
версия для печати
Одно из открытий 2014 года в петербургской политике, свежеизбранный депутат муниципалитета «Морские ворота» ответил на не слишком праздничные вопросы.
Даниил Кен против маленьких муниципальных человечков Фото: Сергей Ермохин

Даниил Кен родился в 1988 году в Ленинграде, закончил факультет психологии СПбГУ, с 2013 года – член партии РПР-ПАРНАС, с 2014 – депутат муниципалитета «Морские ворота» (Кировский район). Работает психологом в школе.

 Представим, что тебя нет в числе избранных депутатов муниципального совета. Что бы принципиально изменилось для округа, для его жителей?

– Главное, что удалось сделать за три месяца, – это раскрыть для жителей округа информацию, которую муниципалитет тщательно скрывал: о заседаниях, о слушаниях, о принимаемых решениях. Сформировалась группа активных жителей округа, которые хотят во всем этом участвовать и достаточно требовательны к власти. Например, первое чтение бюджета округа – ужасного, на мой взгляд, – состоялось срочно и без моего участия. Ко второму чтению вышла официальная газета с анонсом общественных слушаний тиражом 1000 экземпляров, однако никто, у кого я спрашивал, эту газету не получал. Мы с активными жителями распечатали анонсы слушаний, разложили их по ящикам, расклеили по округу, – в итоге на слушания пришло 24 человека.

 У лояльных к местной администрации депутатов тоже есть свой актив, который посещает заседания и слушания?

– Большинство депутатов заняли свои места благодаря досрочному голосованию, это «маленькие» люди, исполняющие свою функцию по поднятию рук в нужный момент. Сторонников в привычном понимании у них нет. Показательный пример: когда глава округа Елена Толкачева выступала на слушаниях, ее перебили и попросили представиться. Люди просто не знали, кто перед ними! Местная администрация и совет принимают непопулярные, противоправные решения. Конечно, они не заинтересованы в том, чтобы вовлекать людей в работу. Кстати, ни одна из моих поправок к бюджету не прошла, он был принят копейка в копейку в том виде, в котором был спущен администрацией.

Большинство депутатов заняли свои места благодаря досрочному голосованию, это «маленькие» люди, исполняющие свою функцию по поднятию рук в нужный момент.

 Как понимать «противоправные решения»?

– Совет ввел новую оплачиваемую должность – заместитель главы округа. Это противоречит федеральному и городскому законодательству, где прописано, что на постоянной основе могут работать не более 10% депутатов. Я обратился в прокуратуру и жду ответа. А коллегам-муниципалам направил ироничное письмо, мол, давайте сыграем в веселую игру: посмотрим, кто ответит быстрее – прокуратура мне или Минюст вам (они направили решение об изменении устава и новое штатное расписание на согласование в министерство). И на следующем же заседании решение о штатном расписании было отменено. Я считаю это маленькой победой.

Кроме того, на сайте Контрольно-счетной палаты Петербурга опубликован отчет о проверке исполнения бюджета округа за 2012-13 годы. Администрация принимала и оплачивала работы по благоустройству, выполненные не в полном объеме, принимала работы ненадлежащего качества, завышала сметы в контрактах с единственным поставщиком, и КСП выявляла причинение ущерба местному бюджету… Таких нарушений в отчете перечислено много, и когда мы получим полный текст, юристы «Фонда борьбы с коррупцией» проверят, есть ли там состав уголовного преступления.

Фото: Сергей Ермохин

Были попытки подкупа избирателей в день выборов, которые мы активно пресекали. Даже случайно сдали в полицию наблюдателя на губернаторских выборах от Сухенко. Он потом вернулся через два часа удивленный.

 В «Морских воротах» шла большая команда оппозиционных кандидатов. Как получилось, что в совет прошли только ты и Сергей Винниченко?

– Пять человек из нашей команды шли на Канонерском острове, пять, в том числе я и Сергей, – на Гутуевском. На Канонерском ребята заняли 6-10 места, а на проходных местах расположились «единороссы» с помощью досрочного голосования. На Двинской улице досрочка была не такой активной, всего 60 избирателей из четырех тысяч. Потом были попытки подкупа избирателей в день выборов, которые мы активно пресекали. Даже случайно сдали в полицию наблюдателя на губернаторских выборах от Сухенко. Мужик вышел покурить, а нам показалось, что он подозрительно выглядит и озирается. Написали заявление на него. Он вернулся на участок через два часа удивленный. Но никаких претензий к нам не было, полиция ему штраф не выписала.

В итоге на Гутуевском острове из пяти независимых кандидатов прошло двое. Я думаю, у нас с Сергеем было больше всего контактов с людьми и поквартирных обходов.

 В итоговом протоколе могли появиться любые цифры. Я слышал версию, что когда на суде со «Светлановским» провалился потолок, в Смольном восприняли это как сигнал свыше…

Даниил Кен с июня по сентябрь пытался зарегистрироваться кандидатом по месту жительства в Выборгском районе, ему отказывали по формальным причинам и даже угрожали огнетушителем. Суд в итоге признал его правоту.

– Суд со «Светлановским» был, когда завершилась регистрация во всех округах, и уже сотни кандидатов были незаконно отсечены от выборов, а всевозможные нарушения и фальсификации с зарегистрированными кандидатами продолжались, поэтому, конечно, этот момент ничего не значил.

– С места в карьер ты решил максимально оппонировать большинству в совете. А как же реальная политика, дипломатия, вот это все…

– Я держу в голове две картинки. Первая – это реальное положение дел: совет действительно настроен против меня, и я испытываю это давление, у моих инициатив минимум шансов быть реализованными. Вторая: в нормальной ситуации все эти люди должны быть выброшены из совета. Все проблемы округа – нарушения законодательства, плохое благоустройство, отсутствие связи с местными жителями, исходят из того, что в совет при помощи махинаций посажены люди, которых этот округ вообще не интересует, и они ни чьи интересы не представляют. Не удивлюсь, если совет в нынешнем виде не просуществует пять лет. Много чего в городе и стране может измениться.

В нормальной ситуации все люди, посаженные при помощи махинаций, должны быть выброшены из совета. 

 Тебя пытались подкупить до или после выборов, как, например, оппозиционеров в округе «Екатерингофский»?

Активист Федор Горожанко заявил, что ему и бывшему депутату округа Александру Шуршеву предлагали должности в муниципальных администрациях, взамен он должен был отозвать свое заявление об оспаривании итогов муниципальных выборов. Оппозиционеры предложение отвергли.

– Со стороны властей таких попыток не было. Лишь один из кандидатов на пост главы администрации «Морских ворот» предлагал помощь в заключении контрактов с моими или близкими мне фирмами (которых у меня, конечно, нет), если я его поддержу. Хотя он шел против нынешнего главы администрации, к которому у меня масса претензий, я решил, что обоих не поддержу ни при каких обстоятельствах.

 В отношении Канонерского острова существует несколько проектов по редевелопменту. Ты контактировал с бизнесменами, которые туда идут с большими деньгами?

– Нет. И в вопросе пока не разбирался.

 Ты занимаешься нетипичной для муниципального депутата проблемой – грузовиками.

– На территории округа находится порт, грузовики ездят в огромном количестве и днем, и ночью. Подолгу прогреваются под окнами людей, шумят, все это усугубляется тем, что дороги разбиты. У нас есть идея, как перенаправить эти потоки, мы создали временную комиссию, куда вхожу и я в том числе. Сергей Винниченко ведет переписку с причалом. А буквально вчера местный житель, который давно занимается вопросом, сообщил, что Полтавченко подписал постановление об изменении правил движения большегрузного транспорта на Гутуевском острове, которое запрещает движение по Двинской улице. Это большая победа местных жителей. Ждем установки знака, меняющего движение.

Фото: Сергей Ермохин

***
 Какова была твоя точка входа в общественную активность?

– У меня достаточно политизированная семья, я смотрел и слушал аналитические программы, сколько помню себя. В 2006 году мы ехали в машине и услышали, что убили Анну Политковскую. Решили пересмотреть свои планы на вечер и поучаствовать в траурной акции у Соловецкого камня. Это была моя первая публичная акция, потом был «День гнева» и много еще чего. 6 мая 2012 года мы опять же с братом и его женой ездили на «Марш миллионов» в Москву. Буквально через два-три дня я познакомился с Андреем Пивоваровым (ныне сопредседатель петербургского отделения партии «РПР-Парнас» – «МР») и большой компанией моих единомышленников, некоторые из которых за это время стали хорошими друзьями, с которыми мы сейчас выстраиваем работу регионального отделения «РПР-Парнас».

Я считаю, в оппозиционной политике глупо делить какие-то места. Ее смысл ведь не в том, чтобы сидеть на постах или должностях. Нужно работать и доказывать свою эффективность.

 Вас в 2013 году обвиняли в рейдерском захвате партии. Что это было – конфликт поколений?

– Ко вступлению в партию я подходил очень взвешенно, прочитал устав и программу партии, пришел на политсовет, написал заявление. Тогдашнее руководство партии устроило мне 15-минутный допрос, по итогам которого отказало во вступлении на том основании, что я недостаточно разбираюсь в региональной политике. Это, конечно, полный абсурд, меня и целую группу людей в партию принял федеральный политсовет, после чего все старое руководство самоустранилось.

Я считаю, в оппозиционной политике глупо делить какие-то места. Ее смысл ведь не в том, чтобы сидеть на постах или должностях. Нужно работать и доказывать свою эффективность, а люди, которые возглавляли партию, в моем понимании, не тянули роль лидеров, а главное не стремились ими быть. На внутрипартийных выборах я сделал выбор в пользу более молодых и деятельных людей.

 В 2012 году ты ездил помогать пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае и обвинил организаторов волонтерского лагеря в станице Нижнебаканская в воровстве. Не перегнул тогда палку?

– Я все это видел собственными глазами. Меня и целую группу волонтеров направили помогать жильцам большого богатого кирпичного дома, который затопило до середины первого этажа, при этом сохранилась большая часть мебели. Там можно было находиться. А по соседству были разрушенные халупы, где люди буквально в нижнем белье сидели. Мне показалось странным, что помощь направляется тем, кто в ней меньше нуждается. Потом пришла гуманитарка – бензиновые генераторы электричества. Они были очень востребованы, но почему-то несколько генераторов я увидел именно в этом доме. Я понял, что и генераторы, и наш труд, видимо, были проданы, и прямой разговор с начальником лагеря лишь придал уверенности в этом. Это не единственные эпизоды. Потом начались угрозы от каких-то казаков и МЧС-ников, и я уехал непосредственно в Крымск, где работал самый большой «Добрый лагерь», и ничего подобного не происходило.

Нет, я не думаю, что перегнул палку. Как увидел острую проблему, так о ней и заявил.

Муниципальный совет – это орган, на который абсолютно реально повлиять.

 Что посоветуешь жителям округа, которые до сих пор не вовлечены в вашу активность?

– Муниципальный совет – это орган, на который абсолютно реально повлиять. Так, нам удалось настойчивостью жителей продавить решение о публикации абсолютно всех решений совета на официальном сайте. Вступайте в нашу группу «ВКонтакте» и будьте в курсе того, что делается в округе. Две очень симпатичные девушки, например, вызвались контролировать новогоднее мероприятие, организованное за бюджетный счет. Будут считать там клоунов, измерять мишуру и проверять на соответствие техническому заданию. Нужно с них брать пример!

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 285

Все опросы…