Общество

Светлана Агапитова: На пособие матери-одиночки прожить невозможно

12 января 2015 14:53 Екатерина Стекольщикова
версия для печати
В Петербурге 21 января пройдут выборы Уполномоченного по правам ребенка. Действующий омбудсмен Светлана Агапитова рассказала «МР» об усыновлении детей, итогах пятилетней работы на посту детского правозащитника и причинах критики в свой адрес.
Светлана Агапитова: На пособие матери-одиночки прожить невозможно Фото: Сергей Николаев

Российских усыновителей стало больше

- Привел ли так называемый закон «Димы Яковлева» к увеличению потока среди российских усыновителей?

- Статистики за 2014 год пока нет. В 2013 году российское усыновление вдвое превысило иностранное. Свою роль, безусловно, сыграла внутренняя политика, так как мы стали больше говорить об этой проблеме. Многие регионы среагировали, финансово поддержали семьи, которые берут сирот. В Пскове семьям дают 500 тысяч рублей, серьезная поддержка для усыновителей в Краснодарском крае и в Московской области. Но далеко не все решают материальные стимулы. В первую очередь, должен быть порыв души. К сожалению, до сих пор много отказов от новорожденных и вторичных отказов от приемных детей, когда в подростковом возрасте их возвращают в детдом. Это очень большая трагедия для ребенка и для семьи! В прошлом году было 327 отказов от новорожденных.

- Насколько сложно сегодня усыновить ребенка?

- С одной стороны, эту процедуру упростили - теперь для усыновления не нужен особый метраж или отдельная квартира. С другой - нужна справка об отсутствии инфекционных заболеваний всех членов семьи – это сложно, если они живут в коммунальной квартире, тогда приходится собирать справки со всех соседей.

- Есть ли специальные курсы для будущих приемных родителей?

- Да, и в нашем городе, и в регионах работают школы приемных родителей – обучение длится 70 часов.

- Где потенциальные родители могут найти информацию об усыновлении?

- «Дети ждут», «Сирота СПб», «Петербургская семья». Есть также Всероссийский банк данных, там размещены фото детей со всей России. Надо привлекать внимание к этой теме - когда в Петербурге устраивали уличную выставку на Малой Конюшенной с портретами воспитанников детдомов, все детишки оттуда нашли родителей. Человек идет по улице, может, и не задумывался о том, чтобы усыновить ребенка, увидел - мальчик на меня похож. Может, потенциально кого-то усыновит, подумает, поживет с этой мыслью...

фото: из личного архива Светланы Агапитовой

фото: из личного архива Светланы Агапитовой

- Что нужно сделать, чтобы больше детей устраивались в семью?

- Надеемся, что помогут поправки в Семейный кодекс в части развития семейного устройства – профессиональной замещающей семьи. Это позволит устраивать детей старшего возраста, которым часто сложно найти родителей. Аналогичные трудности с братьями и сестрами, которых в идеале нужно брать одновременно. Надо развивать такие формы работы, как социальные воспитатели, патронатные семьи. Уже принято постановление правительства о реорганизации системы работы сиротских учреждений. Даже в детдоме для ребенка нужно создать семейную атмосферу – разновозрастные группы, чтобы старшие заботились о младших, отдельный вход в группу, кухню, где можно бы было вести самостоятельное хозяйство и так далее.

Когда в Петербурге устраивали уличную выставку на Малой Конюшенной с портретами воспитанников детдомов, все детишки оттуда нашли родителей. Человек идет по улице, может, и не задумывался о том, чтобы усыновить ребенка, увидел - мальчик на меня похож. Может, потенциально кого-то усыновит, подумает, поживет с этой мыслью.

- Государственное содержание детей в домах ребенка сейчас гораздо больше, чем выплаты приемным семьям – на ребенка в учреждении выделяют около 100 тысяч рублей, а при устройстве в приемную семью – около 8 тысяч. Получается, домам ребенка не выгодно отдавать ребенка в семью?

- В эти 100 тысяч входит и зарплата, и капремонт, транспортные и медицинские расходы. С главврачом одного из учреждений мы посчитали, что из этой суммы на ребенка без потери можно выделять 30 тысяч. Если бы хотя бы эту часть платили приемным родителям, это была бы экономия бюджета и помощь приемным родителям.

- А каковы сегодня пособия для приемных родителей?

- Сейчас оплата приемного родителя - 7,5 тысяч рублей за первого ребенка и далее по половине этой суммы за каждого последующего. Получается 34 тысячи на восемь приемных детей. Конечно, этого недостаточно. Поэтому мы ратуем за то, чтобы деньги перераспределяли в пользу семей приемных и биологических родителей. Сейчас ведем проект «Родительский мост» - это помощь 60 мамам, которые отдали в дом ребенка своего малыша по заявлению о трудной жизненной ситуации. На пособие матери-одиночки в 1 тысячу рублей прожить невозможно. Если нет родственников, женщина не может устроить ребенка в ясли и сад, получается парадоксально: малыша забирают от матери в дом ребенка, где на содержание тратится 100 тысяч.

На пособие матери одиночки в 1 тысячу рублей прожить невозможно. Если нет родственников, женщина не может устроить ребенка в ясли и сад, получается парадоксально: малыша забирают от матери в дом ребенка, где на содержание тратится 100 тысяч.

Детей-инвалидов лишают статуса инвалидности

- Многих детей с инвалидностью лишают статуса инвалида, оставляя без пособия и льгот. Как и можно ли с этим бороться?

- Действительно таких заявлений очень много. Мы обращаемся в городскую медико-социальную экспертизу, которая устанавливает или не устанавливает инвалидность, но зачастую вердикт отрицательный. Недавно была история с девочкой, которая потеряла глаз, и ей не дали инвалидность – потому что потеря парных органов не приравнивается к инвалидности. Складывается ощущение, что мы идем по пути уменьшения статистического, а не реального количества детей-инвалидов. Посмотрим, какое количество детей-инвалидов будет за этот год, сейчас их около 14 тысяч. Если число резко снизится, надо разбираться.

- Многие интернаты для детей-инвалидов не пускают туда волонтеров и общественников, тем самым лишая детей общения, развития и фактически закрываясь от контроля. Также многие подобные интернаты переполнены, при этом достаточного количества сотрудников там нет. Можно ли как-то изменить эту ситуацию?

- В таких учреждениях катастрофически не хватает персонала, а работа там очень тяжелая. Здорово, что на помощь приходят такие организации, как «Перспективы», «Шаг навстречу». Они работают с детишками, у которых множественные нарушения в развитии, восполняют пробел в общении, в занятиях. Есть хороший пример - ДДИ № 4, но и другие интернаты сотрудничают с общественными организациями. В последнее время у нас не было проблем, чтобы волонтеры куда-то хотели попасть, и их туда не пустили.

Недавно была история с девочкой, которая потеряла глаз, и ей не дали инвалидность – потому что потеря парных органов не приравнивается к инвалидности. Складывается ощущение, что мы идем по пути уменьшения статистического, а не реального количества детей-инвалидов. 

«Если кто-то пытается меня оболгать, пусть это останется на их совести»

- Грядут выборы детского омбудсмена. Представим, что выбрали вас. Каковы главные задачи для вас на должности детского омбудсмена в ближайшее время?

- Нужно перераспределять средства на поддержку приемных и биологических семей. Хочется, чтобы в детской Колпинской колонии появился социально-реабилитационный центр, здание для него уже есть. Нет реабилитационного центра для подростков-наркоманов от 15 до 18 лет. Было бы справедливо вернуть тройняшкам жилищный сертификат. Еще одна проблема – в Петербурге сейчас 99 детей-подкидышей, которые не получают никакой помощи, а нужно, чтобы им назначали пенсию по потере кормильца – ведь фактически это так. Нужно добиваться федерального софинансирования лечения редких заболеваний. Сейчас Петербург решает эту проблему исключительно за счет своего бюджета. Систему летнего отдыха нужно корректировать. У города есть прекрасные базы, однако туда неохотно берут сирот.

В Петербурге сейчас 99 детей-подкидышей, которые не получают никакой помощи, а нужно, чтобы им назначали пенсию по потере кормильца – ведь фактически это так.

- А что из свершений хотелось бы вспомнить, оглядываясь назад?

- За эти годы мы рассмотрели около 13 тысяч письменных заявлений, это не считая устных и онлайн-консультаций и разъяснений по правовым вопросам. Это большой, но очень важный пласт работы – ведь многие системные вопросы раскрываются как раз, когда мы разбираемся в индивидуальных проблемах.

Участвовали в таких программах, как постинтернатное сопровождение выпускников сиротских учреждений; занимались профилактикой отказов от новорожденных и комплексным сопровождением семей, временно помещающих своих малышей в дома ребенка. Мы участвовали в продвижении Концепции инклюзивного образования и создания служб примирения в школах. С нашей помощью появилась общегородская комплексная служба сопровождения детей-сирот в больницах, о необходимости которой я говорила неоднократно.

Сразу обо всем довольно сложно говорить – многие темы нужно пояснять, а на это, боюсь, понадобится не одно, а несколько больших интервью. За эти пять лет мы подготовили четыре объемных доклада, где все описано максимально подробно.

фото: из личного архива Светланы Агапитовой

фото: из личного архива Светланы Агапитовой

- Какие-то законотворческие инициативы удалось продвинуть?

- Самое главное достижение на федеральном уровне - поправки в Семейный кодекс РФ (абзац 7 пункта 1 статьи 127 и пункт 3 статьи 146 - «МР»). Они сняли ограничения на устройство ребенка в семью, где среди членов данной семьи (детей) есть ВИЧ-инфицированные лица, либо лица, страдающие гепатитом (В, С). Ранее усыновители (опекуны), однажды принявшие больного малыша, лишались возможности взять на воспитание ещё одного ребёнка-сироту.

В том числе и после наших неоднократных обращений удалось убрать из статей 134 и 135 Уголовного кодекса формулировку «недостижение половой зрелости», которая помогала педофилам уходить от ответственности.

Смогли увеличить единовременную компенсацию усыновителям до 100 тысяч рублей. Хотелось бы, чтобы такие выплаты были и при приеме ребенка в семью. Я надеюсь, что со временем этого можно добиться. Смогли увеличить стоимость социальных путёвок в лагеря детского отдыха – вместо 13 тысяч рублей теперь на ребенка выделяют 21 тысячу рублей.

Если кто-то пытается меня оболгать, пусть это останется на их совести. Мне важно, что в мою поддержку выступают люди, которые долгие годы делают очень много хорошего для наших маленьких петербуржцев. Значит, я им нужна и это очень приятно.

- Нельзя не отметить некоторый ажиотаж, связанный с вашим именем в последнее время. То сообщают о письмах поддержки, то наоборот вас обвиняют в пропаганде гомосексуализма и просят отлучить от церкви, проводят пикеты «против» вашей кандидатуры. С чем это связано, по вашему мнению?

- На мой взгляд, это побочный эффект близости грядущих выборов. Я сознательно не комментирую заведомо лживую «информацию» и нелепые обвинения в мой адрес. Но я открыта для диалога, предложений и критики. Я всегда была за сохранение и поддержку семей и всегда говорила, что для ребенка самая важная и нужная среда – это мама и папа рядом. Если кто-то пытается меня оболгать, пусть это останется на их совести. Мне важно, что в мою поддержку выступают люди, которые долгие годы делают очень много хорошего для наших маленьких петербуржцев. Значит, я им нужна и это очень приятно.

- Как вы полагаете, эти обвинения связаны с вашей критикой закона Димы Яковлева?

- Я не критиковала этот закон, просто после его принятия в Петербурге осталось 33 ребенка, которые познакомились с потенциальными американскими родителями и по которым уже оформляли документы на усыновление. Мы пытались добиться, чтобы в отношении каждого из детей приняли индивидуальное решение. Предлагали решить вопрос в судебном порядке – к примеру, у девочки 12 лет с инвалидностью почти нет шансов попасть в российскую семью, почему мы не можем отдать ребенка тем потенциальным родителям, кто с ней познакомился и полюбил? Или мальчик с болезнью Дауна, у которого нет шансов на усыновление здесь. К сожалению, в семьи отдали только тех, по кому успели принять решения суда.

- Какова судьба остальных детей? Их устроили в семьи?

- 7 человек остались без родителей, по трем детям идут процессы по устройству в семью. Из 23 детей больше половины все равно уехали за границу. Когда закон принимался, говорили, что наши дети нужны нам самим. Но получается, что они все равно уехали из России, не в Америку, так в Италию. Среди этих 7 детей, которые так и не нашли родителей, малыши с умственной отсталостью. Перспективы устройства в семью у них с каждым годом меньше и меньше.

Любящие родители - лучшая профилактика подростковых суицидов

- Был принят комендантский час для подростков, по вашим данным, снизило ли это преступность?

- Нельзя сказать, что резко снизилась преступность. Количество преступлений снижается, но растет число преступлений, совершенных с особой жестокостью, преступлений на сексуальной почве становится больше. Много таких преступлений происходит в семьях, и о многих случаях сексуального насилия мы никогда не узнаем. Кроме того, есть еще и психологическое насилие

фото: из личного архива Светланы Агапитовой

фото: из личного архива Светланы

-Телефоны доверия помогают?

- Да, есть такие телефоны доверия, как 004, 576-10-10. Во всех субъектах РФ работают телефоны доверия, и количество звонков растет. Знаете, какая главная проблема? Принятие себя. Извечные подростковые вопросы, когда ребенок начинает задумываться, для чего он рожден, кому он нужен, кто его любит. Почему такое высокое количество суицидов среди подростков? Ребенок приходит к выводу, что он никому не нужен, и никто его не любит, и делает непоправимый шаг. Часто это происходит из-за острых конфликтов в семье.

- Может в старших классах не хватает работы с психологом и психиатром и даже соответствующей проверки? Это могло бы решить многие проблемы во взрослой жизни.

- В школах есть психологи, но насколько они эффективны? Недавно беседовали с членами детского совета. Мы спросили у них: пойдете рассказать о своих проблемах к психологу? Они отвечают - скорее нет. Пожалуются либо друзьям, либо родителям. Школьные психологи в эту категорию не попали. Спрашиваем – почему? – У нас, говорят, психолог сидит в одном кабинете с бухгалтером, у нас - только тесты проводит профориентации, а у нас - только чай пьет.

Знаете, какая главная проблема? Принятие себя. Извечные подростковые вопросы, когда ребенок начинает задумываться, для чего он рожден, кому он нужен, кто его любит. Почему такое высокое количество суицидов среди подростков? Ребенок приходит к выводу, что он никому не нужен, и никто его не любит, и делает непоправимый шаг.

- Видимо, важно, чтобы ребенок доверял в первую очередь своим родителям…

- Да, очень важно, чтобы ребенок понимал, что он любим, и папа с мамой его всегда поймут и примут. Это самая лучшая профилактика суицидов. Исследования показывают, что мамы в среднем 20 минут в день уделяют своему ребенку: проверят уроки, покормят, на этом процесс воспитания и общения заканчивается. Ребенок долен с родителями говорить обо всем. И самые сложные вопросы обсуждать.

- Вы мама 4-х детей, можете сказать, что ваши дети вам доверяют? Хватает времени на общение с ними?

- Я, конечно, не идеальная я мама, но стараюсь. Это то, что поддерживает в минуту уныния, когда кажется, что ничего не удается. Я хочу надеяться, что они считают меня другом. Но это будет понятно через несколько лет, когда я буду старенькая на даче гулять, будут ли ко мне приезжать дети с многочисленными внуками или не будут? Я надеюсь, что будут. Если родители значимы для детей, они не сдадут их в дом престарелых. Маме моей 87 лет. И она ходит везде хвастается - у меня 12 внуков и правнуков. И я понимаю, что для пожилого человека - это главное богатство. Важно, что от нас останется на земле – дети, внуки и правнуки. Когда мне будет 87 лет, я хочу гордиться и хвастаться точно так же. Я и детям своим наказала, чтобы у каждого было по 4 детей.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 849

Все опросы…