Общество

Против некоммерческих организаций запустили план «Перехват»

22 января 2015 15:36 Нина Астафьева
версия для печати
Российские некоммерческие организации сегодня попытались отвоевать свою свободу у прокуратуры. Проверки НКО, зачастую немотивированные, но всегда - блокирующие нормальную работу, идут бесконечно. При этом основные трудозатраты несут не сотрудники прокуратуры, получающие за это зарплату, а сами работники НКО.
Против некоммерческих организаций запустили план «Перехват» Фото: википедия (Karell) / flickr.com / Дмитрий Кутиль

В результате в Конституционный суд поступило несколько практически одинаковых жалоб от правозащитного центра «Мемориал» и «Международного общества "Мемориал"», от «Гражданского содействия», Межрегиональной ассоциации правозащитных общественных объединений «Агора», общественной организации «Забайкальский правозащитный центр», общественного фонда «Международный стандарт». В списке заявителей есть и физическое лицо – гражданка Ганнушкина Светлана Алексеевна, председатель комитета по помощи беженцам «Гражданское содействие». Все они оспаривают закон «О прокуратуре».

Напомним, что решения о закрытии того или иного НКО, либо о присвоении ему статуса иностранного агента принимает не прокуратура, а Министерство юстиции. Оно проводит большую часть проверок, которые для самих НКО означают срыв работы минимум на день и изъятие финансовых документов, без которых невозможно нормально функционировать, потому что могут возникнуть проблемы с арендой, с наемом сотрудников и т.п.

Можно представить, каково приходится НКО, если сразу после визита Минюста приходит прокуратура – и тоже начинает с выемки документов, либо требует предоставить их копии. Вся организация прекращает работу и идет готовить эти копии, тем более, что сроки прокуратура устанавливает жесткие. Так, Светлана Ганнушкина не уложилась в положенное время – и была в июле 2013 года оштрафована на 2000 рублей. Проверки идут одна за другой: так, «Агору» в Татарстане проверяли пять раз в году. Впоследствии Минюст утверждал, что искал в деятельности НКО, занимающейся помощью предпринимателям, признаки экстремизма, а прокуратура – финансовые нарушения.

Прокуратура ни разу не сообщила проверяемым НКО результаты проверок, несмотря на их неоднократные запросы. «Представьте, что против вас возбудили уголовное дело, которое на самом деле не расследуют, потому что расследовать там нечего. Но и не закрывают. Вы будете получать удовольствие от этого процесса? – возмущаются сотрудники НКО. – Такую ситуацию невозможно представить, потому что для уголовных дел существуют четкие сроки, и соблюдать их надо строго. А для проверок сроков нет, они могут быть бесконечными. Кстати, Генпрокуратура запретила прессинговать бизнес, назначая однотипные проверки. Но для НКО сделали исключение: их можно проверять сколько угодно».

Решив, что действия прокуратуры нарушают конституционное право на свободу организаций, НКО обратились в Конституционный суд.

Процесс вызвал ажиотаж в СМИ, да такой, что председатель суда даже сделал исключение для опоздавших корреспондентов, разрешив им допуск в зал после начала процесса. Тем более, что на подъездах к Сенатской площади идет ремонт.

Подробней о проверках – кто и как их проводит – рассказала Светлана Ганнушкина.

До того, как государство объявило открытую атаку на НКО, интерес к «Гражданскому содействию» проявляли только налоговая инспекция и ФМС (раз уж в фонде работали мигранты). Налоговики обычно предупреждали о визите заранее – чтоб для них успевали подготовить документацию. В общем, было нормальное такое, конструктивное общение. Но 27 марта 2013 года бригада явилась без предупреждения. Мало того, ее сопровождали работники телеканала НТВ, известные своим «недружественным отношением к негосударственному сектору». А еще работники  Минюста и миграционной службы, причем последние вели себя на удивление безграмотно. В частности, привязались к одному из сотрудников, переводчику с афганского, имеющему статус беженца. У него требовали предъявить паспорт, хотя тот, как и положено по закону, хранился в самой же ФМС.

«Мы не скрываем нашу деятельность, мы информируем о ней всех, кто проявит интерес. Мы даже шли навстречу разным националистическим группам, - вспоминает Ганнушкина. – Но от нас требовали все новых и новых вещей. Прокуратура затребовала даже тексты лекций, которые читают мигрантам, хотя текстов как таковых не было, только тезисы. В конце концов, мы договорились, что представители прокуратуры придут к нам за документами 8 апреля. Но 4-го прислали новый список требований, уже обновленный, причем на этот раз меня заставляли самой ехать с ним в прокуратуру. Я сделать его не успела, получила штраф, обжаловала, проиграла… Думаю, еще легко отделалась, потому что за последующие два года этот штраф увеличился в 50 раз».

Судьи КС поинтересовались, каковы были итоги проверки: нашлись ли нарушения. Ведь штраф, вчиненный Ганнушкиной, был назначен не за нарушение работы НКО, а за недостаточно быстрое исполнение прокурорских приказов. Светлана Ганнушкина заявила, что о результатах проверок ей ничего неизвестно. А представитель президента в КС Михаил Кротов поинтересовался: чем, собственно, мешали организации прокурорские визиты. Глава «Гражданского содействия» заявила, что работа на месяц приостановилась: одни сотрудники беспрестанно копировали документы, другие сидели на телефоне… Потом еще месяц шли суды.

В целом беседа сводилась к тезису: «Какая разница, кто проверяет меня, когда я нарушаю закон?» Так, представитель Госдумы Дмитрий Вяткин привел аналогию с гаишниками. Да, любому автовладельцу будет обидно, если его по пять раз на одной улице остановят и спросят: права, документы на машину, аптечку, огнетушитель и знак аварийной остановки. Но если объявлен план «Перехват», могут остановить и пять, и десять раз.

Не совсем понятно, при чем тут огнетушитель, если идет поиск угнанной машины. Но Ганнушкина обратила внимание не на эту мелочь, а на ориентировку: при «Перехвате» у гаишников она есть, то есть интерес к машинам определенного типа объясним и понятен. А повышенное внимание к НКО у прокуратуры никакого объяснения не имеет.

Заявителям пояснили, что прокуратура представляет интересы всех силовых структур сразу: и налоговиков, и ФМС и прочих. А заявители, возмущаясь тем фактом, похожи опять-таки на автомобилистов, которые нарушили, а вместо того, чтоб покаяться, начинают выяснять у гаишника, имеет ли тот полномочия дежурить именно в этом месте.

Решение Конституционного суда будет принято примерно через месяц. Не исключено, что за этот же месяц, независимо от решения высокого суда, гайки вокруг НКО будут закручены еще плотнее. Сейчас готовится новая редакция закона об НКО – в связи с тем, что представители некоммерческих организаций демонстративно его не исполняют, так как считают для себя оскорбительным. Параллельно Госдума приготовила и уже приняла в первом чтении закон о «нежелательных иностранных организациях», который имеет немало параллелей с законом об НКО, но более жесток. Сотрудникам «нежелательных структур» грозят серьезные тюремные сроки.

Напомним также, что одна из наиболее известных в городе НКО – «Солдатские матери Петербурга» – намерена оспорить в суде признание их иностранным агентом, так как перестала получать зарубежное финансирование. Заседание состоится 26 января.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 172

Все опросы…