Культура

Игорь Потёмкин: Жизнь без выходных

20 февраля 2015 12:16 Федор Шумилов
версия для печати
В Фонде исторической фотографии имени Карла Буллы (Невский пр., 54) проходит выставка Игоря Потёмкина. Легендарный фотокорреспондент рассказал «МР», зачем всегда носил с собой нитки с иголкой и почему ходил на демонстрации со стремянкой.
Игорь Потёмкин: Жизнь без выходных Фото: Павел Маркин

Игорь Потёмкин — легендарный фотокорреспондент. Основатель творческой группы «Братья по разуму», инициатор ежегодного сбора фоторепортеров на лестнице Михайловского замка — «Потемкинской лестнице». Сейчас в Фонде исторической фотографии имени Карла Буллы (Невский пр., 54) проходит выставка Игоря Потёмкина.

— Как появилась «Потемкинская лестница»?

— С общего фото. В День печати, 5 мая 1992 года, мы первый раз сфотографировались на ступеньках Михайловского замка. Нас немного было — 26 человек. Сейчас сюда, на лестницу, приходят сотни людей, отравленных ядом газетной фотографии.

— А когда вы заразились этим ядом?

— Лет в десять. Большая коммунальная квартира на Нарвском проспекте. У бабушки-соседки поселился лейтенантик, который прямо там печатал фотографии. Увеличителя не было, печатали контактной рамкой. В рамку вставлял бумагу, негатив 6 на 6 см — выскакивал в коридор под лампу. Считал: раз, два, три, четыре, пять, шесть — и обратно в комнату. Свое шестнадцатилетие запомнил двумя подарками — бритвенный станок и фотоаппарат «Зенит-С». После этого начал снимать более-менее осмысленно.

Однажды был едва ли не трагический случай. Приятель говорит: мать умерла, завтра хороним, поснимаешь? Я отпрыгал на кладбище, сделал целый фоторепортаж. А печатал я на кухне, когда все в квартире угомонятся. Закрывал дверь, занавешивал окна. И тут полночь, бьют куранты и под красным фонарем в проявителе проступает лицо покойницы. Большего ужаса в жизни не испытывал. С тех пор зарекся снимать покойников. А если и приходилось, снимал реакцию окружающих, не акцентируя внимания на усопшем.

Приятель говорит: мать умерла, завтра хороним, поснимаешь? Я отпрыгал на кладбище, сделал целый фоторепортаж. А печатал я на кухне, когда все в квартире угомонятся. Закрывал дверь, занавешивал окна. И тут полночь, бьют куранты и под красным фонарем в проявителе проступает лицо покойницы. Большего ужаса в жизни не испытывал. С тех пор зарекся снимать покойников.

Я вообще-то стеснительный парень, а с фотоаппаратом становился душой общества, я был нужен всем. Но где учиться на фотографа? Был ВГИК в Москве, там учили кинооператоров, был у нас институт киноинженеров — но это химики-технологи по обработке пленки. И было еще техническое училище, делавшее фотографов для ателье. У меня прямо скулы сводило от одного этого слова – «фотоателье». Низкий жанр, ниже которого я уж не знаю, что может быть. А вот кумирами и богами были репортеры — фотографы для прессы. Вот это люди. Они на гребне волны — за футбольными, хоккейными воротами, много ездят, много видят. Вот это жизнь. Вот кто они, откуда?

Я вообще-то стеснительный парень, а с фотоаппаратом становился душой общества, я был нужен всем. Но где учиться на фотографа? Был ВГИК в Москве, там учили кинооператоров, был у нас институт киноинженеров — но это химики-технологи по обработке пленки. И было еще техническое училище, делавшее фотографов для ателье.

Шли годы. Учился в ЛИСИ. Деньги ремеслом стал зарабатывать в рекламе. Был такая организация — Ленинградский художественно-промышленный комбинат «Союзторгреклама». Мы делали огромные фотопанно для всех магазинов города. Никаких фотомоделей не было в помине — сами мы и были фотомоделями. Я изображал юношу в костюме. Сейчас посмотреть — самодеятельность чистой воды. А тогда мои изображения висели по всему городу.

Потанцуем. Фото Игоря Потемина

Потанцуем? Фото Игоря Потемкина

Оказалось, что Ленинград — город маленький, фотографов для прессы — десяток на весь город. Всего-то было пять редакций: «Ленинградская правда», «Смена», «Ленинские искры», «Ленинградский рабочий» и «Вечерний Ленинград». Еще были тассовцы и АПН-овцы (Агентство печати «Новости»). Но это белая кость, московские ребята.

Снимал для всех газет. Фотолаборатория у меня дома своя, стучался во все редакции. Снимал портреты рабочих для «Смены», пионерское лето для «Ленинских искр», рекламу для «Вечернего Ленинграда», понемногу начал снимать для «Ленинградской правды».

Авария. Фото Игоря Потемкина

Авария. Фото Игоря Потемкина

Изобретатель аккумуляторов. Фото Игоря Потемина

Изобретатель аккумуляторов. Фото Игоря Потемкина

— Как вы оказались в Польше?

— В 1977 году фотокор Миша Шарапов говорит — езжай на проспект Маклина к военкому, требуется фотокор в Германию. Мои данные им, говорит, не понравились, а у тебя биография чистая. И вот год я оформлялся. Каллиграфическим почерком заполнял анкеты, переписывал, когда находили какие-то ошибки. В редакции появлялись какие-то люди, наводили справки про Потемкина. И через год вызывают меня, говорят, с Германией не получилось, хотели на Кубу — не вышло, а в Польшу поедете? И через пять дней я на три года уезжаю военным фотокорреспондентом в газету «Знамя Победы» в польскую Легницу.

— Что должен снимать военный фотокор?

— Все. «Знамя Победы» — это был ежедневный орган Северной группы войск (СГВ). Два снимка на первую полосу — обычно боевые учения, два на вторую — партийная работа, ну и на четвертую — отдых, письма домой, выступления артистов. При всей кажущейся нехитрости — напряженная работа. Подписи писал сам. «С утра над полигоном запуржило, но к обеду тучи разошлись. Ефрейтор Умирбай Кошкарбаев вынул из укромного места свой заветный рубаб и полилась над полигоном древняя степная мелодия». На снимке: Умирбай Кошкарбаев играет для товарищей. Мне говорят: вы корреспондент-организатор. У вас всегда с собой должны быть нитка, иголка, пуговицы. Подошел к солдату, поправил пилотку, пришил пуговицу, поправил погоны, сказал, как нужно выглядеть. Советский солдат должен иметь вид лихой и бравый.

Мне говорят: вы корреспондент-организатор. У вас всегда с собой должны быть нитка, иголка, пуговицы. Подошел к солдату, поправил пилотку, пришил пуговицу, поправил погоны, сказал, как нужно выглядеть. Советский солдат должен иметь вид лихой и бравый

Сынок.Сынок. Фото Игоря Потемина

Сынок. Фото Игоря Потемкина

В 1980 году вернулся и до 1993-го работал в «Ленинградской правде». Ездил по области от Лодейного поля до Ивангорода. Полтора десятка районов, отовсюду в газету нужны снимки. Снимал будни, праздники, демонстрации.

Фотокорреспонденты Апександр Николаев и Игорь Потемкин возвращаются в редакции со съемки ноябрьской демонстрации. Фото Павла Маркина. Интерпресс

Фотокорреспонденты Александр Николаев и Игорь Потемкин возвращаются в редакции со съемки ноябрьской демонстрации. Фото Павла Маркина. Интерпресс

— А как нужно было снимать демонстрации?

— Тут было правило. Нужно, чтобы в одном кадре были Ленин, нынешний вождь, лозунг и мальчик или девочка на плечах у папы как символ будущего поколения. На демонстрацию важно было прийти со своей стремянкой. В «Ленправде» была стремянка, с которой еще Василий Ильич Логинов снимал парад Победы на Дворцовой в 1945 году. Хоть у меня как фотокорреспондента главной городской газеты был пропуск «Всюду», со стремянкой все время останавливали — что за маляр такой? В 6 утра подъем, в 8 уже в редакции, берешь лестницу и идешь пешком на Дворцовую. Без 10 минут 9 стою на стремянке на Дворцовой. По площади протягивается колонна курсантов, а мы за их спинами заводим толпу — давай-давай, улыбаемся, ура! И снимаем. В 11 часов уже в Лениздате, срочная печать, снимки раскладываем в коридоре. Появляется главный редактор Андрей Варсобин и ходит по коридору, ногой отбирает снимки. А чтобы на одном кадре совпали и все вожди, и лозунги, и ребенок на плечах, почти никогда не бывало. Это уж потом выклеивали. Ленины во всех ракурсах, лозунги под разными углами были еще с прошлых лет отсняты. С помощью ножниц и клея собирался главный общий снимок на первую полосу.

Нужно, чтобы в одном кадре были Ленин, нынешний вождь, лозунг и мальчик или девочка на плечах у папы как символ будущего поколения. На демонстрацию важно было прийти со своей стремянкой. В «Ленправде» была стремянка, с которой еще Василий Ильич Логинов снимал парад Победы на Дворцовой в 1945 году. Хоть у меня как фотокорреспондента главной городской газеты был пропуск «Всюду», со стремянкой все время останавливали — что за маляр такой?

К 1993 году заскучал. Сбил меня мой приятель Валерий Лозовский, уходи, мол, из газеты, займемся большой съемкой. Я, наверное, был единственный журналист, который по собственному желанию ушел из «Ленправды». Написал заявление, пошел к издателю Лозовскому. Через две недели благополучно мы с ним разругались и работа эта закончилась. Через год пришел в газету «Час пик». Газета была молодая, бодрая. У них была знаменитая девятая полоса, отданная под фоторепортажи.

Появляется главный редактор Андрей Варсобин и ходит по коридору, ногой отбирает снимки. А чтобы на одном кадре совпали и все вожди, и лозунги, и ребенок на плечах, почти никогда не бывало. Это уж потом выклеивали. Ленины во всех ракурсах, лозунги под разными углами были еще с прошлых лет отсняты. С помощью ножниц и клея собирался главный общий снимок на первую полосу.

Плещут холодные волны. Фото Игоря Потемина

Плещут холодные волны. Фото Игоря Потемкина

Из «Часа пик» пришлось уйти лет через пять, в конце 1990-х. Позвали снимать в Абу-Даби этап Формулы-1 на воде. В газете не отпускали, некому работать. Конечно, поехать мог, с условием, что работать не буду. Времена были тяжелые. Зарплаты задерживали. Поехал. Снимал 10 дней гонки, купил новый аппарат и заработал денег.

Через два года пришел в «Интерпресс», меня не забыли. На дворе начало 2000-х. Заканчивалась пленочная эра. У «Интерпресса» были первые цифровые камеры Canon D30, 3 мегапикселя. Ба-бах, поезд ушел, затвор щелкнул. Снимать невозможно, живого человека не снять. D30 был предназначен для тихой пейзажной съемки. Тем не менее наловчился снимать и этой камерой. Я благодарен «Интерпрессу», что когда в 2000-х, свершилась цифровая революция, научился у них этому делу.

Двадцать лет назад. Фото Игоря Потемина

Двадцать лет назад. Фото Игоря Потемкина

— Как снимать людей?

— С людьми трудно. Любого нужно подготовить к съемке, разогреть, разговором предварительным, шуткой-прибауткой, не знаю чем. Чуть-чуть подружиться с ним на секундочку. И люди откликаются на человеческий разговор. Был только один случай, когда не смог снять женщину. Но это какой-то психический случай. В Летнем саду, осенью перевозили лебедей в Приморский парк на зимние квартиры. Руководила этим делом девушка. Как навожу на нее объектив — ее прямо перекашивает. Искрутилась, извертелась, слезы у нее на глазах. Но это аномалия.

— Было какое-то самое комфортное время для вас как для фоторепортера?

— Не сказал бы. Везде по-своему было хорошо. Везде было много съемок. От работы никогда не бегал, от съемок не отказывался. Жил без суббот и воскресений.

Фотокорреспондент Игорь Потемкин

Игорь Потемкин

Биография

Игорь Потёмкин родился 31 декабря 1939 г. В 1968 г. начал профессиональную деятельность. В 1972 г. стал фотокор­респондентом. С 1980-го по 1993 г. — фотокор газеты «Ленинградская правда».Во второй половине 1990-х годов работал ­в газете «Час пик». Сотрудничает с фото­агентством «Интерпресс».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 198

Все опросы…