Происшествия

Авария с участием автомобиля ДПС унесла детские жизни

6 марта 2015 16:35 Анна Акопова
версия для печати
Три с половиной года назад, будучи на седьмом месяце беременности, Наталья Горбунова попала в ДТП на КАД, в результате которого погибли ее 17-летняя дочь и не родившийся ребенок. Инспектор ГИБДД, в аварии с которым погибли дети, предстанет перед судом 10 марта.
Авария с участием автомобиля ДПС унесла детские жизни Фото: Дмитрий Кутиль

На полной скорости

Вечером 19 июня 2011 года Наталья Горбунова ехала на автомобиле «Форд Мондео» по КАД от Вантового моста в сторону проспекта Культуры. Вскоре после пересечения Мурманского шоссе Наталья поняла, что у автомобиля спустило правое переднее колесо.

«Перестроиться в правый ряд не было возможности, поток машин был очень плотный. К тому же в четвертой полосе, где я ехала, была выбита очень глубокая колея. Я решила остановиться, включила аварийную сигнализацию и начала плавно снижать скорость. Автомобили, ехавшие за мной, перестроились в третий ряд и уехали. Я позвонила брату, сообщила, где мы находимся и что с нами случилось. Во время разговора я смотрела в правое зеркало и зеркало заднего вида, чтобы при первой возможности покинуть четвертую полосу и перестроиться на обочину. Именно по этой причине я не выставила знак аварийной остановки. В зеркало заднего вида я увидела автомобиль ДПС. Первая мысль была о том, что инспектор поможет мне перестроиться и отогнать свой автомобиль на обочину. Дальше я ничего не помню».

Наталья очнулась в Александровской больнице. Она узнала, что ее нерожденный ребенок мертв, а вскоре и о том, что ее старшую дочь Анастасию тоже уже похоронили.

«Жить больше не хотелось, казалось, весь смысл жить дальше потерян. К жизни вернул меня двухлетний сын, которому я очень нужна, которого воспитываю одна».

Наталья Горбунова с дочерью, фото из личного архива Натальи Горбуновой

Наталья Горбунова с дочерью, фото из личного архива Натальи Горбуновой

Во время следствия Наталья Горбунова, по ее словам, не раз сталкивалась с грубыми нарушениями законодательства, с необходимостью самостоятельно привлекать независимых экспертов и менять адвоката.

«Эксперты ООО "ДАН эксперт" смогли установить, что скорость автомобиля "Мерседес", в котором ехал гаишник, в момент наезда на мой автомобиль была не менее 128 км/час без учета потери кинетической энергии, затраченной на деформацию транспортных средств. (До этого эксперт ФБУ СЗРЦСЭ Бочаров Т.А. "не смог определить" скорость автомобиля, с которой ехал подозреваемый). На очной ставке выяснилось, что подозреваемый успел поставить ногу на педаль тормоза. Следовательно, скорость его автомобиля была еще больше».

Эксперты смогли установить, что скорость автомобиля "Мерседес" в момент наезда на автомобиль была не менее 128 км/час. На очной ставке выяснилось, что подозреваемый успел поставить ногу на педаль тормоза. Следовательно, скорость его автомобиля была еще больше.

Подсудимый, Руслан Криволапов, утверждает, что у него не было технической возможности избежать наезда. В протоколе судебного заседания 3 февраля 2014 года адвокат подсудимого Владимир Григорьев пишет, что «считает Горбунову подозреваемой» (л.д. 193 том 4). Он обвиняет Наталью Горбунову в том, что она остановилась на четвертой полосе и не поставила знак аварийной остановки.

По результатам дополнительной экспертизы дело завершили обвинительным заключением против инспектора ГИБДД.  Из ГИБДД его уже уволили, также лишили прав на полгода. Мера пресечения на время следствия – подписка о невыезде. Вместе с делом заключение поступило во Всеволожскую городскую прокуратуру Ленинградской области 28 декабря 2012 года. Но затем уголовное дело два раза возвращалось для производства дополнительного следствия, пока обвинительное заключение не было подтверждено.

В протоколе судебного заседания 3 февраля 2014 года адвокат подсудимого Владимир Григорьев пишет, что «считает Горбунову подозреваемой». Он обвиняет Наталью Горбунову в том, что она остановилась на четвертой полосе и не поставила знак аварийной остановки.

Изменения показаний

Затем последовал суд: «Дело распределили судье Петрову. О назначенных судебных заседаниях суд меня не извещал. Потом нашла конверт в почтовом ящике с повесткой на судебное заседание на прошедшую дату. О следующем судебном заседании меня известили судебные приставы. Пришлось ходатайствовать о переносе, так как мой адвокат находилась в отпуске. Когда она вернулась из отпуска, то сообщила мне, что общается с подсудимым, хочет организовать нам встречу. На этой встрече (есть аудиозапись) мой адвокат Квитка предложила мне сделку: я должна была изменить свои показания, чтобы оправдать подсудимого, а он заключит со мной договор займа и после оправдательного приговора возьмет кредит и рассчитается со мной».

Пострадавшей пришлось сменить адвоката и разыскать всех свидетелей, чтобы они подтвердили показания. Все, кроме одной свидетельницы, свои показания в пользу потерпевшей подтвердили.

«Медицинская экспертиза признала тяжкий вред моему здоровью. Когда участвую в судебных заседаниях, то мне кажется, что там уже давно все забыли, что в ДТП погибли два ребенка. Я одна воспитываю сына, у которого родовая травма. Он требует постоянного внимания и ухода. Вынуждена много работать, чтобы обеспечить себя и его, так как алиментов не получаю. Подсудимый вины не признает, говорит, что не было технической возможности избежать наезда. Чувствует свою безнаказанность», – рассказала «МР» Наталья Горбунова.

Очередное заседание суда назначено на 10 марта 2015 года. Однако, учитывая трехлетний опыт, особых надежд на него пострадавшая не питает.

Медицинская экспертиза признала тяжкий вред моему здоровью. Когда участвую в судебных заседаниях, то мне кажется, что там уже давно все забыли, что в ДТП погибли два ребенка. Я одна воспитываю сына, у которого родовая травма. Он требует постоянного внимания и ухода. Вынуждена много работать, чтобы обеспечить себя и его, так как алиментов не получаю.

«Я разочарована во всей системе. Я полагаю, что будет очередной перенос, что это не последнее заседание. Я знаю, что привлеченный специалист из ГАСУ не сможет присутствовать. Неизвестно, приедут ли другие эксперты, которые проводили экспертизу в процессе следствия и судебного разбирательства». 

«МР»: Вы пишите, что вам предлагали отказаться от показаний для оправдания подсудимого. Как это было возможно в данной ситуации? 

Н.Г.: Есть такое понятие, как степень вины пострадавшего. Если бы я признала свою, большую, чем у подсудимого, степень вины — сказала бы, «сама дура, остановилась в четвертом ряду» — все на это бы и списалось. Тем более, что на тот момент был другой судья — Петров, который, на наше счастье, ушел в отставку, и при нем, я думаю, это было бы возможно.  

Кто-то из юристов настаивал на том, что ваша вина присутствует? 

Об этом открыто говорит адвокат подсудимого. Его прямая речь занесена в материалы дела на всех судебных заседаниях при судье Петрове. Он дошел до того, что на одном заседании обозвал меня подсудимой. Адвокат в принципе не имеет права вести себя подобным образом на судебном заседании. Но судья сказал: все, чем я могу вам помочь, это занести его слова в протокол. Пишите жалобы. Но я, как юрист, прекрасно знаю, как эти жалобы рассматриваются. 

Пострадавшая надеется, что водитель будет наказан по статье 264, часть 3 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». По этой статье водителю может грозить лишение свободы на срок до семи лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.

Комментарий Александра Холодова, председателя Санкт-Петербургского отделения Комитета по защите прав автомобилистов:

«В уголовном праве  решающее значение имеют действия, которые повлекли за собой определенные последствия. Здесь ответ должны дать экспертизы. Важно, кто последний мог бы обнаружить опасность и предпринять меры, чтобы избежать аварии. У героини была обязанность выставить знак аварийной остановки, которую она не выполнила. Встают вопросы: могла ли она успеть поставить знак? Было ли у подозреваемого превышение скорости? Судя по всему, было: по результатам экспертизы его скорость более 128 км/час. Скорее всего, он и окажется виновным, так как его нарушение повлекло трагические последствия. Хотя, очень странно, что появилась цифра в 128 км/час: потому что в мире нет технологий, которые способны точно определить скорость — возможно, это сделано каким-то косвенным образом (возможно, по тормозному следу; тогда реальная скорость была еще значительно больше). Если превышение было, из-за нарушения подозреваемым правил дорожного движения погибли люди. Возможно, он успел бы затормозить, если бы его скорость была ниже. Скорее всего, скорость и окажется ключевым моментом при обвинении».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 154

Все опросы…