Культура

Игорь Рогалев: «Людей отучают работать»

13 марта 2015 14:06 Анна Акопова
версия для печати
Художественный руководитель фестиваля «От авангарда до наших дней» композитор Игорь Рогалев — о программе, о неленивом зрителе и о курьезных случаях.
Игорь Рогалев: «Людей отучают работать» Фото: предоставлено организаторами

На XXIV фестивале «От авангарда до наших дней» прозвучат сочинения неизвестных композиторов-эмигрантов, а также состоится премьера комической оперы «Барышня-крестьянка». Концерты будут идти с 11 до 18 марта на нескольких площадках: Эрмитажный театр, Музей музыки, Филармония им. Д.Д.Шостаковича и других.

Художественный руководитель фестиваля композитор Игорь Рогалев рассказал «МР» об актуальности «Барышни-крестьянки» и о том, почему пришлось убрать из программы «Здравицу» Прокофьева.

Почему в этом году вы решили обратиться к сочинениям композиторов-эмигрантов?

Начиная с 1991 года, идея нашего фестиваля — возвращение: мы возвращаем на отечественную сцену музыку, которую у нас не исполняли.

В этом году дирижер Александр Титов предложил совершенно феноменальную программу из сочинений композиторов, которые совершенно не известны в России: Животов, Обухов, Задерацкий. Кроме того, уже года два назад я открыл для себя комическую оперу знаменитого русского американца. Его настоящее имя — Владимир Дукельский, а в Голливуде, где он работал и стал культовым композитором, он известен как Вернон Дюк. Они дружили с Гершвином, и когда Гершвина не стало, его брат Эзра обратился к Дукельскому с просьбой закончить начатое Гершвином сочинение. И вот 18 марта состоится, как мне кажется, сенсационная премьера «Барышни-крестьянки» Вернона Дюка.

Это авангардная опера?

Это просто опера ХХ века. В ней есть несколько отсылок, не столько к авангарду, сколько к его современникам. Есть намеки на Стравинского, Прокофьева. И одновременно, поскольку «Барышня-крестьянка» по атмосфере немножко напоминает «Евгения Онегина», есть даже аллюзии к опере Чайковского. Это очень живая, остроумная музыка, современный язык.

Кстати, как вы помните, «Барышня-крестьянка» — это такой шуточный ремейк «Ромео и Джульетты»: у Пушкина друг другу противостоят англоман и славянофил. Причем самое страшное обвинение, которое славянофил Берестов предъявляет Муромскому, — это то, что Муромский разбавляет джин слишком большим количеством воды. И Дукельский остроумно это обыгрывает.

Можно сказать, что сам Дукельский — это часть русской европейской культуры, объединяющей западный опыт и русскую самобытность. Так русская культура становится частью мировой.

дирижер Александр Титов

Фото предоставлено организаторами.

В чем особенность авангардного музыкального языка?

В эпоху, когда появился авангард, человечество пребывало в упоении от машины, города, урбанистической культуры. Это была своеобразная новая заря человечества, связанная с механизмом, с крушением всего патриархального, натурального. А сегодня, мы, оглядываясь на эту эпоху, понимаем, что вся эта индустриализация имела мрачную оборотную сторону, особенно в нашей стране.

Будет целый концерт, посвященный электронной музыке...

Там будут студенты — выпускники класса электронной музыки композитора Анатолия Королева. Все-таки у нас фестиваль современной музыки, а электронная, компьютерная и комбинированная музыка — это часть нашей культуры. И поэтому у нас каждый фестиваль проходит такой концерт.

В программе прозвучит музыка из кинофильма «Осколки». Какие еще примеры новой музыки в кино кажутся вам интересными?

«Осколки» — это пример довольно редкий, особенно сейчас. То, что у нас принято называть саундтреками — это, к сожалению, в подавляющем большинстве не полноценные произведения, а иллюстрации. Попробуйте назвать саундтреком музыку Шостаковича к «Гамлету», Вернона Дюка к «Хижине в небесах», Нино Рота к «Казанове». Когда музыка имеет свою драматургию, фильм от этого только выигрывает: возьмите фильмы Феллини, где звучит Малер. В нашем кино, к сожалению, таких примеров очень мало. Взять хотя бы чисто фонический аспект: во французских, немецких фильмах средней руки звучат живые инструменты, хор. У нас же — без конца синтезатор, сэмплеры… Электронная музыка, которая будет исполняться на фестивале, самодостаточна. А в кино мы зачастую встречаем музыку, которая лишь выполняет функцию.

Кто сегодня слушатель авангардной музыки?

Наш слушатель — человек, который способен откликнуться на эмоцию. Даже если музыка тяжела для восприятия, даже если зритель внутренне отторгает ее… Музыка, а не музыкальный дизайн, всегда была и будет искусством, требующим очень больших усилий, душевных и интеллектуальных.

Есть такое словечко — тезаурус: это художественный, эстетический и этический опыт человека. У меня есть большое подозрение, что в последний год-полтора, вот этот опыт нашего соотечественника сильно осушается. Людей отучают работать. Заболоцкий писал: «Не позволяй душе лениться». А когда за тебя все решают и тебе говорят, как надо думать и как надо чувствовать, какой-то внутренний механизм выходит из строя.

Тем не менее, фестиваль существует столько лет, и на концерты ходят...

Для меня самого это удивительно — мы не находимся в мейнстриме. Музыка авангардная — это совсем не то, что пленяет широкие массы, и, скажем прямо - чиновников. Однако мой фестиваль уже более десяти лет поддерживается Комитетом по культуре, и никогда никто из чиновников не указывал, что нам нужно играть. Зато в прошлом году слушатели не дали нам сыграть «Здравицу» Прокофьева. Какое-то «общество ветеранов» прислало в Капеллу письмо с криком, что мы собираемся прославлять Сталина. Пришлось убрать произведение из программы.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 190

Все опросы…