Культура

Мария Семушкина: «За 12 лет мы сделали джаз популярным»

16 июня 2015 13:17 Анна Акопова
версия для печати
Автор и президент фестиваля «Усадьба Jazz» — о 12-летней истории и атмосфере фестиваля, ставшего одним из любимых летних музыкальных событий Петербурга.
Мария Семушкина: «За 12 лет мы сделали джаз популярным»

Мария Семушкина, автор и президент фестиваля «Усадьба Jazz», поделилась с «МР» своим опытом организации открытого музыкального события, рассказала об особенностях петербургской и московской публики и посоветовала не сгущать краски.

«МР»: Как менялась аудитория за 12 лет существования фестиваля?

М.С.: Первый фестиваль был чисто музыкальным. Туда пришли только те, для кого слово «джаз» – не пустой звук, те, кто действительно разбирался в музыке. Со временем мы сделали из «Усадьбы Jazz» событие, привлекающее самый широкий круг. Люди приходят за хорошей атмосферой, качественной организацией, вкусной едой, приятным общением. Фестиваль превратился в городское событие, оброс инфраструктурой: детские площадки, зоны отдыха, современное искусство, качественная гастрономия, уличный театр…

За эти годы мы сделали джаз популярным, множество людей уходили от нас с новыми дисками, с новыми именами для себя. Так мы определяем свою культурную миссию – мы стремимся прививать публике хороший вкус.

Усадьба джаз

Со временем расширилась и музыкальная программа. И каждый раз в Москве и Петербурге она отличается. На что вы ориентируетесь, приглашая музыкантов?

Мы ориентируемся, в первую очередь, на то, что в каждом городе своя публика, свои особенности восприятия, свои привязанности: кого-то любят, кого-то нет, кто-то и так часто выступает в одном из городов, и мы понимаем, что никого их концертом не удивим.
Кроме того, приходится, конечно, считаться и с графиками артистов.

Петербургу очень везет с программой: здесь всего три сцены, всего один день, и событие получается очень концентрированным, более уютным, камерным. (В Москве фестиваль проходит два дня на шести сценах). Поэтому для меня каждый раз большая радость проводить здесь фестиваль.

Хотя первые два петербургских фестиваля были убыточны. Было много просчетов. Сначала мы сделали здесь двухдневный фестиваль, но быстро поняли, что это не нужно. Мы шли методом проб и ошибок, терпели денежные потери, разочарования. В прошлом году, я считаю, мы пришли к замечательному результату: «Усадьба Jazz-2014» была лучшей из петербургской программы.

Мы остановились на трех сценах – «Партер», «Аристократ» и третья сцена, которую мы отдаем петербургским клубным деятелям и молодым музыкантам (в этом году это будет сцена клуба The Hat). На «Аристократе» мы показываем нечто изысканное. В прошлом году, например, выступала группа Snarky Puppy. Они впервые приехали в Россию, открыли Россию через Петербург, встречали здесь рассвет на крыше… В непростое время, когда в обществе нарастало противостояние и все говорили про санкции, к нам приехала самая модная r&b группа Европы и Америки. После этого они много рассказывали журналистам о своих впечатлениях. В одном из интервью была такая фраза: «Не судите по политикам о том, что за люди живут в стране».

А в этом году?

И в этом году программа «Аристократа» – это более интеллектуальный формат, а «Партер» – более нарядный. В «Партере» прозвучит много латиноамериканских ритмов (выступит, например, кубинский пианист Чучо Вальдес). На «Аристократе» выступит среди прочих Ник Берч, швейцарский музыкант. Это редчайшая экспериментальная, интеллектуальная музыка. Мы познакомились с ним на норвежском фестивале в Мольде, в Норвегии. Он представил там незабываемый перфоманс с использованием только разнообразных перкуссионных инструментов.

Усадьба джаз

Вы признавались, что в связи с нестабильностью нашей российской жизни сложно планировать что-либо наперед. Были ли какие-то сложности в связи с кризисом?

Были, но не настолько серьезные, как можно было бы предположить. Вы знаете, я сознательно не смотрю телевизор, я стараюсь не тратить на это свою энергию. У меня в жизни другая задача: делать «Усадьбу Jazz», отдавать свои силы фестивалю, и, конечно, воспитывать своих детей.

Я считаю, что острота политической ситуации излишне утрируется: порой какие-то несуществующие или незначительные явления сознательно выдвигаются на первый план, становятся причиной споров, конфликтов.

В этом году нас, как и раньше, поддерживают посольства других стран: США, Франции, Швейцарии, Норвегии. К нам едут артисты.

Задача моего фестиваля – в этом году, особенно – поддерживать градус адекватности и позитива. И в прошлом году, когда страх уже висел в воздухе, особенно приятно было видеть среди зрителей столько красивых и веселых лиц. Я не знаю, что будет дальше – политика непредсказуема. В такие моменты, мне кажется, важно сохранять ровный доброжелательный настрой, не вовлекаться в политические споры, потому что это бесполезно – все неправы, и никто ничего не знает до конца. Главное, что люди все равно продолжают сотрудничать, в бизнесе, в культуре. И говорить, что весь мир против нас – неправильно. Это не так.

Есть мнение, что Петербург располагает к консервативному подходу. Чувствуете ли вы это?

Видя, сколько рейвов проводится в Петербурге (по сравнению с Москвой), и сколько рок-музыкантов вышло именно из Петербурга, сложно с этим согласиться. Другое дело, что я, конечно, говорю о людях, которым интересно все новое – в музыке, в музеях, в самом городе, но есть заводы, окраины и огромное большинство людей, живущих по другим законам и не имеющих к этому культурному движению никакого отношения.

Да, Петербург не столь активен, как Москва, не так быстро вовлекается в какие-то новые истории. В Петербурге нет общего настроя на заработок, на бизнес; может, это связано с тем, что в Москве много приезжих, не москвичей.

Вообще место, его дух, история играют огромную роль. Усадьба – часть концепции фестиваля. Если перенести концерты на городскую площадь, это будет уже другой фестиваль. И в Москве, и в Петербурге усадьба была неким культурным центром, а усадебный образ жизни – своего рода образцом высокой культуры.

Когда я приезжаю на новое место, я сразу пытаюсь представить, что будут чувствовать здесь люди, куда они захотят смотреть, где им будет уютнее. Елагин остров – это во всех отношениях замечательная площадка. Дирекция парка сохраняет за нами эксклюзивную позицию: нам отдают Масляный луг. Мне предлагали свои пространства и многие другие петербургские усадьбы, но я сразу увидела фестиваль только на Елагином и не прогадала.

Усадьба джаз

Кто из артистов с вами с самого начала и остается верен фестивалю?

Из Петербурга, например, пианист Андрей Кондаков, контрабасист Григорий Воскобойник. Нино Катамадзе выступала у нас бесчисленное количество раз – ее очень любят.
Отдельно хочу сказать об Антоне Беляеве и Мариам Мерабовой. В этом году они впервые выступят на «Усадьбе Jazz» в Петербурге. Мы открыли этих исполнителей еще несколько лет назад, задолго до их участия в проекте «Голос», когда их еще почти никто не знал. Они выступали на московской «Усадьбе» и в 2012 году должны были спеть и в Петербурге. Но тот год оказался очень тяжелым для нас. Из-за плохой погоды, после фестиваля в Москве мы оказались в большом «минусе». Одновременно соскочили петербургские спонсоры. Мы все-таки провели тогда фестиваль в Петербурге, но выступление Антона и Мариам пришлось отменить: я просто поняла, что не смогу с ними расплатиться. 2013 год в Петербурге пришлось пропустить – фестиваля не было, так как не удалось заранее договориться со спонсорами. Но я помнила про свой «долг» перед петербургскими зрителями, и как только появилась возможность, я вновь пригласила Мариам Мерабову и Антона Беляева выступить на Елагином. В этом году все должно состояться.

Есть ли артист, которого давно хочется позвать, но пока не получается?

Их целый список! Например, я очень хочу привезти пианистку и певицу Мелоди Гордо. Ее музыку вы наверняка слышали, она звучит в очень многих кафе, ресторанах. Но у нее очень сложный график, она вообще очень редко выезжает в туры, и мы все никак не можем договориться. Есть Нора Джонс. Мы пытаемся договориться с ней не первый год, но она, к сожалению, очень дорогая. Такая же ситуация с Дайаной Кролл.

Составляя программу, мы не ориентируемся на какое-то одно звездное имя. Мы хотим показать разнообразие музыки, но все те иностранцы, которых мы приглашаем, – это музыканты первого класса. Мне кажется, приглашать черную певицу, одну из многих, которая способна исполнить джазовые стандарты, — это прошлый век, это неинтересно. Наша задача показать тех, кто делает авторскую музыку; мы ищем таких музыкантов на фестивалях по всему миру. Чтобы иметь возможность услышать что-то новое, что-то уникальное, и нужно идти на «Усадьбу Jazz».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 172

Все опросы…