Культура

На фестивале современного танца Open Look покажут спектакли о границах и русских женщинах

25 июня 2015 11:50 Анна Акопова
версия для печати
«МР» пообщался с молодым шведским хореографом Грэхэмом Эйди и узнал подробности о спектаклях.
На фестивале современного танца Open Look покажут спектакли о границах и русских женщинах Фото: предоставлено организаторами

XVII Международный летний фестиваль современного танца Open look вырос от летней танцевальной школы до одного из крупнейших фестивалей современного танца в Петербурге. Программа представляет тренды в экспериментальном танце, визуальном театре, искусстве перформанса. Главное событие — выступление знаменитого Нидерландского театра танца. Также зрителей ждет несколько международных премьер и совместные проекты зарубежных хореографов с резидентами организаторов фестиваля, дома танца «Каннон данс».

Фестиваль пройдет с 30 июня по 9 июля на Новой сцене Александринского театра, БДТ им. Г.А.Товстоногова. Стоимость билетов: 800 — 3000 рублей.

Шведский хореограф Грэхэм Эйди рассказал «МР» о своих спектаклях, которые покажут 30 июня и 6 июля.

грэхэм эйди

«МР»: Фестиваль открывается вашим спектаклем «Границы зависимости». Расскажите о нем.

Г.Э.: В этом спектакле две танцовщицы, две героини. Россиянка Анна Озерская и японка Хазуки Коима. Это спектакль о социальных, культурных различиях и о том, что нас объединяет. Люди всего мира порой делают одно и то же, чувствуют одно и то же, переживают об одном и том же. В то же время мы очень разные: но что или кто накладывает на нас эти различия?
В спектакле мы ищем границы: не те, которые пролегают между странами, а те, которые мы сами строим между собой и другими людьми. Нам приходится определять границы с самого детства, когда мы вынуждены делить с кем-то школьную парту: это — твоя сторона, это — моя. Мы исследуем, как меняются, сдвигаются границы общения с возрастом.

В анонсе сказано, что спектакль — о патриотизме и гордыне, о навешивании ярлыков.

Это не политическое высказывание с какой-то жесткой моралью, мы не учим, что правильно, а что нет. Мы, скорее, говорим о том, с чем каждый сталкивается в своей обычной жизни. Это лишь попытка поразмышлять над вопросами взаимоотношения людей разных культур, и это очень личное размышление. В спектакле нет линейной истории, каждый поймет ее по-своему, для каждого она будет иметь свое продолжение.

А второй спектакль, который пройдет 6 июля? В анонсе о нем ничего не сказано.

Его мы начали репетировать в прошлый понедельник, он в процессе создания. Его участницы — восемь русских женщин. Мы замахнулись на своеобразное исследование о русских женщинах, и о женщинах вообще. Мне интересно узнать, что значит быть женщиной и, кроме того, жить в России. Я много беседовал с участницами, и все они были очень искренни со мной. Это, опять же, очень личная история, каждый из нас предлагал какие-то свои идеи, мы все обсуждали.
У нас очень мало времени, и пока мы еще в поиске. Но, мне кажется, мы постепенно находим решения.

Если бы это был спектакль про шведских женщин, он был бы другим?

Конечно. Я приехал сюда не как учитель, который показывает какие-то шаги и заставляет повторять. Я обращаюсь к этим девушкам, я задаю им вопросы, я жду от них идей. И если бы это были другие русские девушки, спектакль опять же был бы другим.

Какую музыку вы используете в спектаклях?

Музыка, которая будет звучать в «Границах зависимости», должна стать сюрпризом для зрителей, удивить их. Музыка скажет о чем-то большем, чем то, что происходит на сцене. Когда вы увидите, сами поймете. А что касается спектакля о женщинах, мы подобрали пока только два трека. Я думаю, что именно с помощью музыки мы свяжем два спектакля.

Что главное для вас отличает танец контемпорари от всего, что было раньше?

Он странный (смеется. – «МР» ). Нет, я шучу. Для меня важно то (особенно, если мы говорим о театре танца), что контемпорари способен на сильнейшее эмоциональное воздействие. У этого стиля — бесконечный запас средств выражения, и в этом его мощь.

Можно ли назвать то, что мы увидим – «контемпорари балет»?

Вряд ли это стоит называть балетом, скорее, перформанс… Слово «балет» вызывает у людей определенные ассоциации, ожидания. Контемпорари — это, скорее, часть современного искусства, чем балетной традиции.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 222

Все опросы…