Культура

В театр — по точкам доступа

10 августа 2015 18:06 Ирина Парамонова
версия для печати
Спектакли на «подмостках» гипермаркета, завода, речного порта или улочек Удельной: с 21 августа по 6 сентября впервые в Петербурге — фестиваль театра в нетеатральных пространствах «Точка доступа». «МР» расспросил программного директора фестиваля Андрея Пронина о замысле и постановках, которые надо видеть.
В театр — по точкам доступа Фото: Фотосессия спектакля «В сторону белого КамАЗа», Виктор Васильев

— Андрей, как пришла идея фестиваля? 

Тут соединились, так сказать, приятное с полезным. Сложилось так, что хотя наш центр и называется «Открытой сценой», но на сегодняшний день никакой сцены у нас нет, ее строительство только в проекте. Мы арендуем площадки, ходим со своими спектаклями в гости. И если для какого-то крупного стационарного театра выпускать сайт-специфический спектакль, то есть спектакль в нетеатральном пространстве — в городе, на воде, в трамвае, это, скажем так, побочная активность, которая не всегда приветствуется, то наши руки сегодня не связаны необходимостью делать спектакли для своей площадки. Это что касается «полезного», если же говорить о «приятном», то я давно мечтал развивать в Петербурге сайт-специфический театр. Многие приезжие называют наш город «ожившей декорацией»: он живописен, и это относится не только к историческому центру. Подобные спектакли обладают куда более мощной силой воздействия: если в партере многоярусного театра некоторые зрители автоматически начинают дремать, словно нерадивые студенты на лекции, то, попадая на спектакль, имплантированный в обыденное пространство, зритель невольно мобилизуется, у него разрывается шаблон восприятия. Да и для творческих людей это дополнительный вызов, они начинают генерировать какие-то фантастические идеи, которые вряд ли возникли бы, если б речь шла о постановке на типичной «сцене-коробке». К тому же в 1920-е годы в послереволюционном Петрограде-Ленинграде были уже схожие опыты.

IMG_4372  Фотосессия спектакля Александра Артемова и Дмитрия Юшкова «Кентерберийские рассказы», фото Виктор Васильев.

— Что это за пространства, почему выбрали именно их?
— Изначальным государственным заказом для нас была установка работать с городскими окраинами. Тут много причин и много задач. Первая — столкнуть человека, который не ходит в театр, с театром нос к носу. По принципу «Если гора не идет к Магомету». Это достаточно важная задача, потому что некоторая часть нашего населения по разным причинам отвернулась от театрального искусства, от искусства вообще. Есть какие-то мифы о современном театре: что там все голые, все, простите, писают, сношаются или оскверняют священные символы, что там скучно, ничего не ясно. Цель нашего фестиваля — эти мифы наглядно опровергнуть. При всем при том что мы покажем очень радикальные спектакли, я убежден, что оскорбленных зрителей у нас не будет. А вот на удивление, что театр может быть и таким, необычным, мы рассчитываем. Но есть и другие причины, почему «Точка доступа» работает на окраинах. Например, развитие здесь событийного туризма: отчего бы гостям нашего города, на которых в качестве зрителей мы тоже рассчитываем, с пользой для себя не посетить Веселый Поселок или Удельную?

_5D_2094  Спектакль «Мокрая свадьба». Фото Русский инженерный театр «АХЕ».

А выбор конкретных площадок уже зависел от случая. Скажем, «Максидом» оказался самым открытым и контактным из всех мегамоллов, поэтому наши «Кентерберийские рассказы» прописались именно там — в гипермаркете на Тельмана. Очень активную и доброжелательную готовность к сотрудничеству проявило руководство Речного порта, на одной из площадок которого Русский инженерный театр «АХЕ» сыграет свою легендарную «Мокрую свадьбу». Тропы спектакля-путешествия «В сторону белого КАМАЗа» в жилом микрорайоне Удельной определялись благодаря беседам со старожилами этого района. Они рассказывали какие-то местные байки, легенды, страшилки, которые имели конкретные географические локации, собравшиеся в итоге в единый маршрут. Дирекция Завода слоистых пластиков на Ржевке, где мы играем спектакль «Потеря равновесия», давно и серьезно занимается филантропией, поддержкой современного искусства: на территории этого предприятия действует Музей стрит-арта. А Библиотека имени Молчанова на Ленинском проспекте обладает замечательным лекционным залом, который запросто превращается в площадку для спектакля Павла Михайлова «Бродский. Ретвит».

Бродский ретвит_  Спектакль Павла Михайлова «Бродский. Ретвит». Фото Богдан Соколов.

— Как отбирали спектакли для программы?
— Много, долго и тяжело. Изначально мы с генеральным продюсером фестиваля, руководителем «Открытой сцены» Филиппом Вулахом нарисовали некий идеалистический прожект, в котором значилось десять новых спектаклей. Потом этот прожект постепенно стал сжиматься, приближаясь к реальности. От каких-то спектаклей мы отказывались в силу затратности их производства, от каких-то — в виду смутности их художественной концепции, от каких-то — потому что оказались не в силах обеспечить безопасность творцов и зрителей во время проката спектаклей. Конечно, по первости обжигались, где-то переоценили свои силы, а где-то, наверное, наоборот, переосторожничали. В итоге у нас две премьеры, что тоже, согласитесь, немало, а три спектакля — «Мокрую свадьбу», «Потерю равновесия» и «Бродский. Ретвит» мы переносим в необычные городские пространства.

Потеря_равновесия-7452.jpg_44  Спектакль Андрея Гогуна «Потеря равновесия». Фото Александр Фонарев.

— Что, на ваш взгляд, особенно интересно и непременно стоит посмотреть?
— С моей стороны как программного директора было бы довольно странно отговаривать зрителей посмотреть что-либо на нашем фестивале (смеется). Самый престижный и патентованный наш участник — «Мокрая свадьба» Русского инженерного театра «АХЕ». Этому спектаклю рукоплескали полмира — от Польши до Мексики. Конечно, жить в Петербурге и не видеть его немножко стыдно, если вы претендуете на некий культурный статус. «Бродский. Ретвит» — для любителей поэзии, которые не боятся услышать любимые стихи в неожиданном исполнении. «Потеря равновесия» режиссера Андрея Гогуна, думаю, будет интересна поклонникам традиционного театра, где есть разделение на сцену и зрительный зал, а кроме того это очень мужской спектакль — он вызывает живую реакцию у всех, кто служил в армии и на флоте.

IMG_3730_Фото_Виктор Васильев  Фотосессия спектакля Всеволода Лисовского, Веры Поповой, Александры Ловянниковой и Алексея Лобанова «В сторону белого КамАЗа». Фото Виктор Васильев.

Я сейчас, конечно, больше думаю о наших премьерах, держу за них кулаки. «Кентерберийские рассказы» Александра Артемова и Дмитрия Юшкова — это уникальная история, навеянная поэмой Джеффри Чосера, в которой, как вы помните, паломники двигались в Кентербери. У нас тоже будут паломники, только они пойдут не к гробнице святого Фомы, а в секретную комнату, наподобие той, что была в «Сталкере» Тарковского. В этом спектакле радикализм решения в том, что к каждому зрителю прикреплен свой актер, который в течение спектакля играет только для данного конкретного зрителя. Тут даже не игра, а попытка доверительного разговора. Что же касается «В сторону белого КАМАЗа», то это попросту безумная история, опыт радикальной театрализации действительности, когда обычная свалка, скамейка или ограда вдруг приобретают альтернативный художественный смысл. Для меня этот проект особенно дорог, потому что в нем происходит парадоксальная инверсия времени и пространства. В обычном театре диалог занимает несколько минут, а тут несколько метров пути. Спектакль длиной пять километров с одним антрактом, и антракт – не отрезок времени, а место, представляете себе?
 

Подробная программа фестиваля и билеты на сайте театрвгороде.рф.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 260

Все опросы…