Общество

Многие ли вспоминают школьные годы с любовью?

21 августа 2015 13:21 Анна Акопова
версия для печати
Педагоги и психологи, бывшие и нынешние ученики размышляют: почему школа иногда становится жестокой «школой жизни» и как этого избежать.
Многие ли вспоминают школьные годы с любовью? Фото: nyaski.ru

Размышляя, что такое «хороший учитель», я задавала одни и те же вопросы людям от 15 до 65 лет: я просила их рассказать о человеке, который стал для них примером того, каким должен быть педагог. Но странное дело: большинство людей тут же вспоминали совсем другие истории. Некоторые из них произошли несколько десятилетий назад, но не перестали «болеть». Детские обиды очень трудно забыть и простить: первое столкновение с несправедливостью, равнодушием, бессердечностью, непрофессионализмом в лице школьного учителя может надолго подорвать доверие к людям и отвратить от обучения.

Детские раны

Надежда Колпышева рассказала, как пришла «новенькой» в первый класс в незнакомом городе, куда они переехали с родителями. Классная руководительница быстро дала девочке понять, что она – «троечница. Это мучительное клеймо сопровождало Надежду до конца третьего класса. Зато вскоре после того, как в класс пришел новый руководитель, Надежда стала лучшей ученицей в классе. Но предвзятое, жестокое отношение первой учительницы к девочке стало причиной недетских страданий. История Надежды – это история с хорошим концом, так как девочка смогла собственными силами доказать всем, что она – не «троечница». А у другого человека подобный стресс, пережитый в раннем возрасте, мог привести к тяжелым последствиям.

Часто люди признавались, что их неудачный опыт общения с учителями был связан, скорее, не с личностью педагога, а с системой, жертвой которой оказывались и дети, и сами учителя. Так, Мария Цибенко рассказывает: «Мне "повезло"— с 7 класса меня определили в класс отстающих "для примера деткам, как надо учиться". Я еле дотерпела до 9-ого и сбежала. Я задавала учителю вопрос, почему должна ждать каждый день, когда двоечники что-то поймут. Мне ответили, что я исключение, а они — большинство, на них ориентирована программа. Значит, если человек ничего не учит, он — норма? Ставя такую низкую планку, можно дойти до полного невежества». В то же время, многие родители сегодня, напротив, жалуются, что дети перегружены на уроках. Оксана Зайцева, учитель, считает: «Проблема в том, что слишком много материала нужно успеть дать за слишком маленький срок. Кроме того, избыток теории сопровождается недостатком практики. Теория, неподкрепленная практикой, мало что дает — все очень быстро забывается. Такой подход не способствует формированию межпредметных связей. Преподаватели ВУЗов говорят, что у абитуриентов узкий кругозор, они не могут воспользоваться знаниями из физики на химии, или литературы — на истории. Им даже не приходят это в голову. Был случай из собственной педагогической практики: на уроке биологии спросила про свойства воды и осмос, а в ответ — тишина, хотя недавно они прошли эту тему на химии».

Проблема в том, что слишком много материала нужно успеть дать за слишком маленький срок. Кроме того, избыток теории сопровождается недостатком практики. Теория, неподкрепленная практикой, мало что дает — все очень быстро забывается. Такой подход не способствует формированию межпредметных связей. Преподаватели ВУЗов говорят, что у абитуриентов узкий кругозор, они не могут воспользоваться знаниями из физики на химии, или литературы — на истории.

Страх — не помощник

Во многих из нас еще живо убеждение, что строгий учитель – это хорошо. Что процесс обучения не может быть одновременно спокойным, приятным и эффективным. Однако современный опыт доказывает, что это не так. Обилие информации, которую обязаны донести до учеников педагоги, давление на детей, запугивание «двойками» — все эти методы не способствуют усвоению знаний. Ольга Заклинская, мама школьницы, рассказывает: «Был у дочери педагог, требовательный и сухой, который никогда никого не хвалил. Моя дочь вскоре вообще отказалась его воспринимать: на уроке присутствует, но работать отказывается. Ребенок сказал, что ее работа не имеет смысла, учителю все равно. Разговоры с педагогом результата не дали. Потом поменялся педагог, и ненавидимый предмет превратился в обожаемый. Сейчас дочка говорит: "Я и не думала, что на этом уроке может быть так интересно". …По своему опыту могу сказать, что чем строже внешне выглядит учитель, тем настороженнее к нему относятся дети».

Во многих из нас еще живо убеждение, что строгий учитель – это хорошо. Что процесс обучения не может быть одновременно спокойным, приятным и эффективным. Однако современный опыт доказывает, что это не так. Обилие информации, которую обязаны донести до учеников педагоги, давление на детей, запугивание «двойками» — все эти методы не способствуют усвоению знаний.

Лучший пример эффективного современного подхода – образование в Финляндии. Реализуя принципы «бережного обучения» (индивидуальный подход, почти полное отсутствие оценок и экзаменов, акцент на прикладные знания, достаточное время для отдыха …), финские школьники стабильно показывают высокий уровень знаний. Вот что говорят сами финны: «В Финляндии профессия учителя – одна из самых творческих и свободных. В вузах на специальность «учитель», а особенно «учитель младших классов», самый большой конкурс …» (профессор Хельсинкского университета Яри Лавонен).

Наши же преподаватели зачастую не имеют возможности воплощать в жизни свои задумки, не чувствуют себя удовлетворенными работой. Марина Трубилова, выпускница прошлого года, пишет: «Мне кажется, учителя сами переживают из-за своих срывов, часто несправедливых. Я считаю, что все они — хорошие люди, и это главное. Но я не уверена, что они — хорошие учителя».

detkam.su Фото: detkam.su

Время сложных вопросов

Особенно часто в рассказах бывших и нынешних учеников фигурировали учителя гуманитарных дисциплин (истории, литературы), и, как ни странно, — физкультуры.
Педагог Мария Жителева вспоминает: «В наших российских школах полно проблем. Но я не могу пожаловаться на своих учителей. Учитель по истории никогда не пересказывала параграфы из учебников (их мы читали дома), на ее занятиях мы научились работать с материалом, обобщать, анализировать. Учительница по литературе учила нас любить русский язык, русскую литературу, русских писателей, учила нас думать. …Физкультура — в большинстве школ больной вопрос. У нас только один год преподавал учитель, который не гонял нас по душному спортзалу, а показывал, как правильно и безопасно выполнять упражнения, а оценки ставил не за нормативы, а за личный результат».

В наших российских школах полно проблем. Но я не могу пожаловаться на своих учителей. Учитель по истории никогда не пересказывала параграфы из учебников (их мы читали дома), на ее занятиях мы научились работать с материалом, обобщать, анализировать. Учительница по литературе учила нас любить русский язык, русскую литературу, русских писателей, учила нас думать

Историк и педагог Надежда Неупокоева в статье «Сила учителя» рассказывает, что приняла решение уйти из школы в силу изменившихся условий работы учителей: «к 2004-2005 годам произошло окончательное «бетонирование» ростков живого и открытого образования, которые прорастали в школе во время переходного периода от Советского Союза к современной России. …Я встречала учительниц истории, которые сомневались в существовании пакта Молотова-Риббентропа, и в том, что Советский Союз выступал агрессором в начале второй мировой войны. Я встречалась с учителями, категорически отрицавшими репрессии КГБ по отношению к инакомыслящим в брежневские времена. То есть, это были не трактовки фактов с разных позиций и не разные оценки, а тотальное отрицание исторических фактов. …Я полагаю, что дискуссии о содержании учебника истории, о его фактическом наполнении – это тупиковый путь. И думаю, что результаты практической школьной работы всегда будут зависеть от степени конформизма учителей. Если выпускники школ получат опыт критического мышления, тогда потеряют силу идеологические и пропагандистские машины. Им просто не с кем будет работать. …Можно сказать, что сейчас опять наступили интересные времена. Времена, когда можно задавать сложные вопросы. Можно работать без учебника, если он, как это уже было на излёте советских времен, не помогает в работе».

Я встречала учительниц истории, которые сомневались в существовании пакта Молотова-Риббентропа, и в том, что Советский Союз выступал агрессором в начале второй мировой войны. Я встречалась с учителями, категорически отрицавшими репрессии КГБ по отношению к инакомыслящим в брежневские времена. То есть, это были не трактовки фактов с разных позиций и не разные оценки, а тотальное отрицание исторических фактов. …Я полагаю, что дискуссии о содержании учебника истории, о его фактическом наполнении – это тупиковый путь.

Опыт:

Надежда Юфа, учитель-логопед:

Я работаю с необычными детьми: у всех общее недоразвитие речи, у половины — вторичная задержка психического развития. И все-таки всегда есть те, кому требуется особый подход. Это может быть связано с особенностями психики, воспитания, культурной и религиозной принадлежности. Всегда в группе есть ребенок из мусульманской семьи, а большинство — православные или нерелигиозные. Наша обязательная программа рассчитана, в основном, на православные праздники, но мы стараемся регулярно уделять внимание традициям разных культур. Эта практика уже не является необычной. Встречаются малыши, которые до смерти боятся прививок, плюются в медсестру, обзываются. В такие моменты нужно находиться рядом с ними: все время, пока ребенок извивается в наших руках, я спокойно рассказываю о том, что можно не чувствовать боль, если правильно себя настроить. Всех медлительных («копуш», которых приходится ждать всей группой, пока они одеваются и едят) я отправляю «на дело» раньше других ребят. Тогда они значительно ускоряются, потому что никто не хочет быть среди отстающих. Попадаются и асоциальные дети, которые не боятся наказаний, ни чувствуют авторитета взрослых. Их необходимо озадачивать общественными делами, чтобы они постоянно были заняты: раздавали учебный материал, помогали в сервировке столов, относили игрушки и на место и выполняли мелкие поручения. Иначе на них не повлиять. По опыту знаю, что разговоры с родителями таких детей часто оказываются бесполезными.

Светлана Кожара, заведующая отделом информационной политики
и связей с общественностью Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных:

Образование может быть обязательным: ведь по закону, нравится тебе это или нет, надо ходить в школу и получать свидетельство об образовании. Образование может быть желанным, когда ходить на занятия никто, вроде, не обязывает, но ноги бегут сами, а голова 24 часа в сутки думает о любимом деле. Именно таким для многих детей становится дополнительное образование. После школьного дня девчонки и мальчишки торопятся в музыкальные и художественные школы, на занятия техникой, спортом, наукой, творчеством…

Поддержка педагога и внимательное отношение к личности ребенка, творческое воплощение невероятных детских идей и руководство первыми серьезными научными работами, участие в соревнованиях и высокие победы, дружба и понимание – это бесценные ценности и вчера, и сегодня

Им хочется поскорее увидеть любимого педагога, друзей, и всем вместе работать на результат или фантазировать, придумывать, пробовать! Отзывы воспитанников Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных говорят о том, что современные дети больше всего ценят в современных педагогах и современных занятиях: «Это место, где я нашла свою мечту и людей, готовых поддержать меня во всем», Е. Генералова, Клуб юных геологов им. академика В.А. Обручева; «Дворец… сформировал меня, прежде всего, как личность!» А. Столяров, Юношеский клуб космонавтики им. Г.А. Титова; «Здесь твои творческие идеи действительно могут найти воплощение!», Д. Медведев, Детский дизайн-центр; «Занимаясь в судомодельной лаборатории я получил возможность участвовать в соревнованиях высокого уровня» Г. Баулин, Судомодельная лаборатория, отдел техники; «Дворец становится первой ступенью к науке или искусству, вселяет уверенность, что любая мечта в один прекрасный день может стать реальностью» В. Рябкова, Малый медицинский факультет Эколого-биологического центра «Крестовский остров»; «Дворец - это борьба и победа над самим собой, это огромная гордость и радость, которую я испытываю, стоя на пьедестале, защищая честь своего Дворца, города» К. Прилуцкий, отделение фехтования спортивной школы №1. Поддержка педагога и внимательное отношение к личности ребенка, творческое воплощение невероятных детских идей и руководство первыми серьезными научными работами, участие в соревнованиях и высокие победы, дружба и понимание – это бесценные ценности и вчера, и сегодня!
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 210

Все опросы…