Культура

Как Довлатов был редактором газеты «За кадры верфям»

24 августа 2015 16:15 Александр Бутенин
версия для печати
24 августа 2015 года исполнилось двадцать пять лет со дня кончины Сергея Довлатова. Пролистаем подшивки 50-летней давности, когда будущий популярный писатель трудился в редакции вузовской газеты «За кадры верфям».
Как Довлатов был редактором газеты «За кадры верфям»

Для Санкт-Петербургского государственного морского технического университета имя Сергея Довлатова имеет особое значение.  Дело в том, что будущий популярный писатель трудился в редакции вузовской газеты «За кадры верфям»  с 5 октября 1965-го по 16 апреля 1969 года, причем, более двух лет, с 7 февраля 1967 года, исполнял обязанности главного редактора. К слову, это был самый продолжительный стаж в трудовой книжке будущего писателя.

5

"За кадры верфям" 1960-е годы

Каким же было время Сергея Довлатова в «Корабелке»? Любопытно отметить, что писатель в своих произведениях неоднократно упоминал о работе в различных многотиражках.  Но при этом ни разу не указал название  «За кадры верфям» или, как ее именовали остряки 60-х, «За дебри вепрям». Хотя именно газета ЛКИ во всех официальных биографиях писателя значится, как некий жизненный этап, следующий непосредственно за армейской службой. Почему не назвал ЗКВ  – остается загадкой. Но, нет худа без добра. К Довлатову и после смерти предъявляют претензии лица, ставшие прототипами героев его рассказов. Шлейф недовольства бывших коллег литератора, раздраженных тем, что их высмеяли, ославили - огромен. Насколько мне известно, студенты и преподаватели Ленинградского кораблестроительного института – не стали персонажами произведений Довлатова. Они не фигурируют на страницах прозы автора под своими или вымышленными фамилиями. Никто не в обиде, и на том спасибо.

2

Сергей Довлатов в редакции ЗКВ

Итак, во второй половине 60-х годов ХХ века  Довлатов строчил заметки для многотиражки ЛКИ, редактировал статьи других авторов, отбирал фотографии, вычитывал гранки, проводил творческие конкурсы, подписывал газетные номера в печать, а также непрерывно сочинял рассказы. Редакция газеты располагалась тогда в корпусе на улице Лоцманская, д.3. В каком точно кабинете она находилась сейчас уже трудно установить. Борис Салов, также долгие годы руководивший газетой, опросил десять сотрудников «Корабелки» и все они называли разные места размещения редакции, сходясь лишь в том, что она базировалась на 4-м этаже.

В книге Анны Ковалевой и Льва Лурье «Довлатов» собраны воспоминания людей, знавших Сергея Донатовича. Годы его работы в «Корабелке» также отражены в памяти коллег, приятелей и знакомых писателя. Во всех мемуарах четко прослеживаются два вывода: первое, работа в ЗКВ не была смыслом жизни журналиста и редактора, хотя он с ней достаточно хорошо справлялся, и, второе, труд в редакции оставлял Довлатову массу свободного времени, которое он использовал для занятий литературой.

4

Вот, что вспоминает школьный друг Довлатова Дмитрий Дмитриев: «Помню, я очень удивился, когда Сережа мне сообщил о  том, что пишет рассказы.  Тогда  он  был редактором  многотиражки   Кораблестроительного   института  «За  кадры верфям»  и   жаловался   на   то,  что   работа   у   него   скучная и неинтересная. Зато в свободное время можно писать не эти бессмысленные тексты, а что-то свое. Сережа предложил мне почитать, но мне  тогда   был  недосуг.  И  так много книг нечитанных, а тут еще читать  то, что Серега пишет!».

Вдова писателя Елена Довлатова также свидетельствует: «С самого начала  было  понятно,  что   работа  в любой газете, в  том  числе  и  в  многотиражке  «За  кадры верфям», для  него  окажется временной.  Ему  просто нужно  было  создать какую-то материальную базу.  Тем  более что такая журналистика не предполагала дико напряженного режима. Сережа мог себе позволить определенные послабления,  и  часть рабочего времени  он  использовал для написания рассказов. В первое время после армии  он  писал очень много». Отметим, что во время работы в институтской газете в жизни Довлатова случается такое радостное событие, как рождение старшей дочери Екатерины 6 июня 1966 года. В один день с Пушкиным. Это, несомненно, стало поводом для вечеринки  в редакции ЗКВ.

По словам фотокорреспондента Василия Воронцова, он не так часто работал с Довлатовым напрямую. «В основном с  ним  сотрудничал Юрий Щенников — автор знаменитых фотографий Довлатова, на которых  он  заснят в нашей редакции. Газета « За  кадры верфям»  была  бесплатной или продавалась по копейке чисто символически. Рядом с пачкой газет стоял ящичек, в который можно  было  опустить или не опустить монетку.

О чем можно  было  в ней прочесть? О студенческой жизни, о спорте, о нововведениях в  институте, о выступлениях ректора. В ней могли  быть   и  научные материалы, но о них старались писать как можно доступнее. В  то  время  Кораблестроительный   институт  не  был  местом, где учились люди, ориентированные на сугубо технические интересы.  Тогда  технические вузы, в  том  числе  и  этот,  были  более востребованы интеллигенцией, чем крупнейшие гуманитарные  институты». Сам Воронцов однажды стал призером конкурса на лучшую фотографию. В жюри конкурса входил Довлатов.

6

Карикатура на тему "как делается газета"

Архитектор Леонид Копыловский вспоминает: «Мы с ним  познакомились, как раз когда он работал в многотиражке Кораблестроительного   института. Сережа пришел ко мне брать интервью по поводу каких-то смешных  и  серьезных проблем, связанных с проектированием вуза. Наши несуществующие подвиги  он  описывал со свойственным  ему  юмором. Газета « За  кадры верфям»  была  по-своему забавной, но работать в ней, я думаю,  было   и  тяжело,  и   неинтересно. Эта  многотиражка, естественно,  была еще более идеологизированной, чем другие, ведь  Кораблестроительный   институт   был  закрытым. Писать приходилось об учебном процессе, о профсоюзных собраниях. Обо всем об этом Сережа мне особенно не рассказывал, потому что  ему  это  было  малоинтересно. Любопытно другое: он  почти ничего не говорил  и  о своей главной, основной  работе  — о  том, что  он  пишет рассказы. В  то  время мы с Сережей часто встречались, я хорошо знал  его  семью, но  его  литературная деятельность  была  от меня скрыта».

7

Рисунок Сергея Довлатова к статье "Инженер и современное искусство"

Здесь, по всей видимости, большую роль играл выбор самого Довлатова – кому можно говорить о литературных опытах, а кому нет. Например, его подруга Людмила Штерн вспоминает: «Некоторые писатели не выпускают из рук свое произведение, пока оно не кончено, не отшлифовано и не отполировано до блеска. Другие, и к ним относился молодой  Довлатов, не могут не только закончить рассказ, но просто продолжать  писать, не получив, как говорят американцы, feedback — обратной связи. Часто  Сергей  звонил, чтобы прочесть по телефону всего лишь новый абзац».

Воспоминания Штерн также свидетельствуют о довольно льготном рабочем графике журналиста «Корабелки»:  «В первый год нашего знакомства мы виделись часто: три-четыре раза в неделю. Способствовала этому куча свободного времени у обоих. Довлатов, вопреки любимым ссылкам на «страшную занятость», не убивался в своей  газете  «За   кадры   верфям». «Обычно мы встречались на углу Невского и Литейного в десять часов утра и направлялись к Неве, с заходом в «Академкнигу» и в рюмочную — на углу Белинского.Начиналось обсуждение написанного им накануне рассказа. Обычно оно сводилось к панегирикам».

По словам Льва Лурье, «работа  тогдашнего журналиста заключалась исключительно в том, чтобы лгать. Надо было  писать  про передовиков, давались совершенно комические задания, которые, надо сказать, Довлатов выполнял с необычайной виртуозностью. При этом иногда неплохо. Я помню, например, смешной фельетон в  газете  «За   кадры   верфям» о недостаточном качестве супа в столовой Кораблестроительного института».

Автор этой статьи с большим интересом пролистал подшивки вузовской газеты за «довлатовский период». Темы его публикаций в ЗКВ – будни и праздники «Корабелки». Надо сказать, что отнюдь не в каждом номере появлялись заметки Довлатова. Редактор не тянул на себя одеяла, давал писать другим. Довлатовские материалы обычно подписаны либо его фамилией, либо псевдонимом Д.Сергеев, или вообще шли без подписи от редакции.  В своих репортажах он освещал такие события, как посвящение в студенты, подготовка к экзаменам, ход сессии на разных факультетах, проведение конкурсов научных работ, сообщения деканатов. Некоторые материалы выходили с рисунками автора – всегда оригинальными.

Охотнее и чаще всего он писал в рубриках «Прочти эту книгу», и «Твои друзья – книги», рекомендуя читателям те или иные книжные новинки. В мини рецензиях можно было творчески развернуться, и редактор использовал этот шанс. Очень интересна, например, полемическая заметка «Инженер и современное искусство». В ней Довлатов сравнивает гуманитариев с инженерами, призывая последних не стесняться отсутствием даже поверхностных знаний об искусстве, а сосредоточиться на внимательном изучении тех областей, к которым имеется внутренняя тяга. «Сознательно отказавшись от ложной широты взглядов, вы сможете глубоко и прочно постичь те явления культуры, которые вам наиболее близки. У вас установятся интимные отношения с искусством, и вы не станете обесценивать их в случайной беседе. Не гонитесь за друзьями-лириками. Смотрите, слушайте, читайте. Искусство отблагодарит вас за внимание» - советует Довлатов молодым инженерам.

8

Первое появление рубрики "На полубаке"

Периодически на полосах газеты появлялись небольшие рассказы о революционном и военном прошлом сотрудников ЛКИ. При Довлатове в ЗКВ также давались анонсы новых фильмов. В последнем за декабрь 1968 года номере газеты впервые появился герой - боцман Лом Дудкин. Он стал символом рубрики «На полубаке»,  автором которой наряду с Довлатовым выступил  доцент кафедры судовой автоматики Борис Тараторкин. Запомнилась и забавная карикатура из жизни редакции многотиражки. Ее тема актуальна и сегодня. Редактор обращается к сотрудникам вуза с просьбой написать что-нибудь в газету. Всем некогда, все отказываются, а потом приходят в редакцию и упрекают редактора в том, что газета скучновата. А газету с тяжеловесными партийными отчетами, рапортами и регулярными обширными статьями, посвященными революционным датам, да простят меня читатели той поры, трудно назвать легким и удобоваримым чтивом. Год из года события, поводы, темы - повторялись. Неудивительно, что при заходе на четвертый календарный круг Довлатову все порядком наскучило.  К тому же, главным в его жизни оставалось писательство. Эта чаша перевешивала все остальное.

9

Публичное чтение рассказов Довлатова в Доме писателей

«Подобно большинству журналистов, я мечтал написать роман. И не в пример большинству журналистов, действительно занимался литературой. Но мои рукописи были отклонены самыми прогрессивными журналами», - признавался впоследствии писатель на страницах книги «Чемодан». На период деятельности Довлатова в редакции «За кадры верфям» пришлось два очень важных эпизода в его литературной биографии. В декабре 1967 года в Доме писателей впервые состоялось публичное чтение и обсуждение рассказов Довлатова.Это событие совпало с юбилейным вечером, посвященным Г.Гейне. «Поклонники Гейне собрались на втором этаже. Мои – на третьем. Мои – клянусь! – значительно преобладали» - утверждал писатель. Слушатели были в восторге от довлатовских рассказов. Автор, окрыленный надеждами, разослал рукописи по журналам. 

 

В январе 1968 года Довлатов в компании с другими молодыми прозаиками и поэтами выступал в рамках еще одного творческого вечера. Прошедшее с большим успехом мероприятие, было затем расценено городскими властями, как форма идеологической диверсии, «хорошо подготовленный сионистский художественный митинг». В основе этой оценки лежало обращение в партийные органы руководителя и членов литературной секции  Ленинградского клуба Россиян при Обкоме ВЛКСМ. Как отмечал Довлатов: «письмо вызвало чуткую реакцию наверху. Требования «подлинных советских ленинградцев» были частично удовлетворены. Руководители Дома Маяковского получили взыскания. Директора попросту сняли».

10

Пишущая машинка Сергея Довлатова

Довлатова начали преследовать неудачи. Его произведения отвергались редакциями журналов (хотя рукописи оставляли благоприятное впечатление у рецензентов и редакторов). Недоставало семье и денег: «Получал    около   ста    рублей. Плюс  какие-то  малосущественные   надбавки. Так,  мне  припоминаются  ежемесячные четыре  рубля  «за освоение более совершенных методов хозяйствования» - позднее вспоминал писатель.

Подавленное и удрученное состояние редактора ЗКВ не могло не отразиться на работе в газете. Стимулы отсутствовали. Текстов он пишет все меньше. Полосы издания заполнены бог знает чем. Надо было что-то менять в жизни. В апреле 1969 года Довлатов покидает тихую, спокойную гавань «Корабелки», давшую ему самое нужное – определенный люфт для творчества. Он уходит из вуза 17 апреля и в этот же день выпущен номер ЗКВ, посвященный 99-летней годовщине со дня рождения В.И.Ленина. Интересно, что автором одной из опубликованных там заметок является Елена Довлатова – супруга писателя. По крайней мере, под ее фамилией выходит текст «Ленинские дни в ЛКИ». А в карьере Сергея Довлатова наступает период чехарды. Сперва он устраивается учеником в бригаду камнерезов комбината декоративно-прикладного искусства. Затем ненадолго отправляется в Курган, рассчитывая найти место в охотничьих и рыболовецких артелях и присматриваясь к местным газетам. В самом начале 70-х он успел послужить и в должности литературного секретаря писательницы Веры Пановой. Очередным жизненным этапом на его пути станет работа в  Эстонии в 1972-1975 годах.

Вторая половина 60-х годов оказалась временем надежд и разочарований Довлатова. Отметим, что работа в газете «За кадры верфям» явилась значимой вехой в литературной карьере писателя. Свободный график, не слишком утомительный труд, избыток времени и возможность писать «для себя», развитие и переплетение литературно-журналистских знакомств – все это создавало хорошую почву для оттачивания писательского мастерства Сергея Донатовича. Из армии он вернулся с ворохом неотделанных лагерных рассказов. Однако прежде чем рассказы оформились в повесть, прошло немало лет, многое изменилось, и, в первую очередь, литературный стиль и приемы Довлатова. Сидя в редакторском кресле, он совершенствовался как писатель. Необременительная журналистика благоприятствовала литературе. В повести «Ремесло» Довлатов  так писал о своих первых шагах в журналистике и об отношении к этой профессии: «…тогда я был полон энтузиазма. Много говорится о том, что журналистика для литератора — занятие пагубное. Я этого не ощутил. В этих случаях действуют различные участки головного мозга. Когда я творю для газеты, у меня изменяется почерк».

12

Таким запомнился Сергей Довлатов нашему вузу

И, хотя деятельность Сергея Донатовича в ЛКИ не нашла прямого отражения в его литературном творчестве, сегодня в Санкт-Петербургском государственном морском техническом университете частенько вспоминают Сергея Довлатова. Мы гордимся тем, что имя талантливого русского прозаика вписано в историю вуза, и с уважением относимся к его журналистскому наследию, сохранившемуся в подшивках газеты «За кадры верфям».

 

Автор статьи: Александр Бутенин – помощник ректора СПбГМТУ по связям с общественностью, к.э.н

11

Листая подшивку ЗКВ довлатовских времен

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 294

Все опросы…