Общество

Михаил Скипский: «Я вижу “Что? Где? Когда?” как спорт»

18 сентября 2015 10:38 Анна Акопова
версия для печати
Знаток Михаил Скипский рассказывает «МР» о природе игры и ее подводных камнях.
Михаил Скипский: «Я вижу “Что? Где? Когда?” как спорт» Фото: интерактивный клуб «Территория театра»

Михаил Скипский, игрок и тренер «Что? Где? Когда?», обладатель Хрустальной совы в составе команды Балаша Касумова, побеседовал с «МР» о том, почему «Что? Где? Когда?» - это и хорошо, и плохо одновременно, где лежат все вопросы и как тренируются знатоки.

«МР»: В «Что? Где? Когда?» играют и школьники, и офисные работники. В чем секрет игры?

М. С.: Во-многом, «Что? Где? Когда?» — это хороший советский бренд, наряду с победами сборной СССР по хоккею, полетом Гагарина. Сейчас вообще принято вспоминать о том, как круто было в Советском Союзе (хотя, по моему мнению, это довольно сомнительный тезис), идет волна не критического переосмысления советского прошлого, и «Что? Где? Когда?» — это один из его символов. С другой стороны, по сравнению с тем напыщенным официозом, который показывали по советскому телевидению, программа «Что? Где? Когда?» была глотком свежего воздуха: люди без пиджаков и относительно свободно могли разговаривать на экране. И именно поэтому игра была многими любима.

Я бы не сказал, что игра популярна среди современных детей, хотя есть те, которым нравится. Они, во многом, перенимают эту историю от родителей. Так, известно, что БГ за полтора суток собрал три миллиона рублей на новый альбом. Тинейджерам в нашей реальности «Аквариум», казалось бы, не сильно нужен, но многие его слушают вслед за родителями. Во-первых, это крутая музыка, а во-вторых, слушать «Аквариум» становится традицией. И любовь к игре «Что? Где? Когда?» тоже уже передается из поколения в поколение, что делает ее довольно камерным явлением (это не футбол, что, может быть, и хорошо, хотя с коммерческой точки зрения — конечно, плохо). Кроме того, у игры есть положительный имидж. Если ребенок играет в “»Что? Где? Когда?» — родители им гордятся. Немногие из современных подростковых занятий имеют такой имидж в глазах старшего поколения.

У нас в клубе «Коломна» есть команда «“Старики-разбойники», средний возраст которых — к 70, и есть школьники по 13-14 лет. И эти люди играют вместе, с одними и теми же вопросами. И это наглядная связь поколений, которую приятно наблюдать.

Получается, что подбор вопросов не зависит от возраста и особенностей игроков?

Конечно, зависит. 14-летние дети — уверен, что к счастью, — не знают Высоцкого. В то же время Друзя, например, сильно раздражают «тинейджерские» вопросы про покемонов и современное кино. На чемпионате города команда Друзя написала вопросы про советский кинематограф 30-х годов, и на игре все сидели притихшие, никто ничего не понимал. Есть такие специальные области, которые выключают часть аудитории из контекста. Понятно, что некоторые имена вне поколений: Шекспир, Бетховен, Джон Леннон. Но игра существует давно, вопросов написано много, интересные факты заканчиваются, и приходится искать вопросы в очень сомнительных местах: в сериальной, комиксовой культуре, которая многим совершенно не близка. И, конечно, тезис о том, что «Что? Где? Когда?» — это игра, для участия в которой достаточно знать школьную программу, размывается.

Вопросы побираются разные и по сложности, по степени закрученности. Для серьезных турниров нужны вопросы-клубки, которые надо шаг за шагом разматывать. В корпоративных турнирах иногда используются тематические вопросы, в зависимости от сферы деятельности компании: it, нефтегазовый бизнес, реклама.

Михаил Скипский Михаил Скипский проводит турнир «Что? Где? Когда?» для школьников в детском интерактивном клубе «Территория театра».

У вас есть база вопросов, которой вы пользуетесь?

Она есть у всех, она лежит в интернете по адресу db.chgk.info. Там собраны вопросы, которые сыграли на турнирах знатоков с 1989 года. База огромная, и регулярно пополняется стараниями энтузиастов. Скажем, у меня 4-6 тренировок в неделю для школьников. Разумеется, невозможно готовить новые вопросы к каждой тренировке. Базы удобны и для учителей, которые, скажем, проводят недели биологии в школе. Человек, который проводит такие «домашние» турниры — скорее, ди-джей, а не композитор. Но нужно понимать, что, все-таки, одно дело — учитель, а другое — профессионал в игре. Во многом, искусство состоит в том, чтобы собрать именно те вопросы, которые нужны сейчас — и для тренировки, и для какой-то показательной игры, и для спортивного турнира.

То есть обыкновенный учитель вряд ли сможет подготовить и провести настоящую игру «Что? Где? Когда?»?

Дело в том, что нельзя называть «Что? Где? Когда?» что попало, хотя проведение турниров в формате этой игры среди детей никак не ограничивается.
Вообще есть разные форматы «Что? Где? Когда?»: спортивное, когда несколько команд играет на одни и те же вопросы; телевизионное. Интересное, что игра зародилась как телевизионная, но сейчас самым “чистым” форматом является спортивный. Потому что на экране преобладает элемент шоу, провокации, есть конкуренция внутри команды, и, в итоге, каждый сам за себя.

У меня в жизни был опыт проведения корпоратива в виде телевизионного “Что? Где? Когда?”, это было очень круто. Мы начали подготовку в феврале, а игра должна была состоятся в июне. Все было очень серьезно, мы регулярно тренировались по скайпу. Вопросы редактировали те же специалисты, что и в телевизионной игре. Я был капитаном команды, состоящей из сотрудников компании, которые играли против вопросов партнеров. Вел игру Балаш Касумов, который ведет азербайджанскую телевизионную версию. Это стоило определенных денег и времени: почти полгода строили декорации, готовили команды. Но, в итоге, игра почти не отличалось от настоящей телевизионной.

Вы не подыгрывали?

Я ответил на один вопрос, а мы выиграли 6:4. Разумеется, ответов никто не знал.
Все подготовились блестяще.

Михаил Скипский Фото: интерактивный клуб «Территория театра»

Уловить вопрос, правильно его интерпретировать — это просто навык?

Конечно. Я вижу «Что? Где? Когда?» как спорт. В нем есть свои правила, мастера, тренеры, психологическая и тренировочная подготовка, соперники и способы воздействия на соперника. И, разумеется, есть техника, которая тренируется. Эрудиция практически не тренируется, это очень сложно. Хотя, опять же, некоторые умудряются. Один знаменитый игрок Jeopardy! (передача, по лицензии которой снимается “Своя игра”) в своих мемуарах рассказывает, как он готовился к играм - он тупо учил списки. Вице-президентов, жен президентов, рецепты коктейлей...

Такое прямое натаскивание на игру?

Я вот никогда так не пробовал. Но, к сожалению, это действительно помогает, и в «Что? Где? Когда?» тоже. Ты, конечно, можешь додуматься сам, но гораздо проще, когда ты знаешь факт. Так, в какой-то момент перестали задавать вопросы про хокку, потому что Илья Новиков выучил все хокку, причем, я уверен, что и на японском языке тоже.
И все-таки, по мне - эрудиция не сильно тренируется. Зато тренируется взаимодействие в команде, командные роли, техника игры. Ты слышишь в вопросе какое-то слово, ты должен мгновенно подобрать к нему простую ассоциацию: например, черный - значит, квадрат. Такое резкое упрощение жизни для “Что? Где? Когда?” как раз подходит.

Именно поэтому “Что? Где? Когда?” - это, с одной стороны, хорошо, а с другой - плохо. Почему-то считается, что в “Что? Где? Когда?” играют умные люди. Но нет - умные люди сидят в Академии наук. А играют те, у которых есть широкие поверхностные знания и навык вот этих простейших ассоциаций. Например, шекспироведу будет сложнее ответить на вопрос о “Ромео и Джульетте”, чем знатоку, который, возможно, даже не читал пьесу, просто представляет, о чем она (особенно это касается телевизионной версии, когда вопросы подбираются такие, чтобы и зритель мог на них ответить). Профессиональные знания мешают при ответах на вопросы: ты погружаешься в эту пучину, и мета-ссылок у тебя слишком много…

«Что? Где? Когда?» - это иллюзия учености. Сам иногда чувствуешь себя очень умным, но нормальный знаток должен понимать, что это иллюзия. Телевидение - это же и есть фабрика грез. Был такой известный одесский капитан знатоков Виктор Мараховский, который говорил, что в «Что? Где? Когда?» обязательно нужно играть школьникам, желательно - студентам и ни за что - взрослым. Для школьников это круто: командный дух, умение брать на себя ответственность, развитие эрудиции, вращение в кругу неглупых и интересных людей. Это способ обретения знаний очень интересным путем; в какой-то момент у тебя трансформируется восприятие мира.Ты получаешь информацию и сортируешь ее по принципу «спросят-не спросят»... А для взрослых - это довольно странное времяпрепровождение, которое может тебя поглотить: ролевая игра, какой-то идеальный мир, в котором нужны свои фрики типа Шелдона Купера или Анатолия Вассермана… В реальности эти люди сталкиваются с гораздо более сложными вещами и гораздо менее нежным отношением к себе.

Вы говорили, что правила «Что? Где? Когда?» все время менялись...

Правила и сейчас меняются, к счастью. Появился рейтинг команд. Есть какие-то новые команды, например, в осенней серии будет играть команда-победитель конкурса рабочих коллективов (опять же, советский термин). Это тоже новое: никогда еще команда телезрителей не играла против знатоков в таком формате. То, что появляется новое - значит, что телекомпания не стоит на месте, они придумывают, пробуют, это и есть творчество. Именно поэтому мне очень нравится играть: ты все время попадаешь в какие-то новые обстоятельства. В этом плане, футбол, шахматы и КВН - гораздо более ограничены.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 301

Все опросы…