Подкоп под Марсово поле

5 апреля 2007 16:37
версия для печати
Идею строительства под Марсовым полем подземной парковки озвучил председатель комитета по инвестициям и стратегическим проектам Максим Соколов

Марсова пещера

Самуил Лурье, литератор

А лично я не против. Во-первых, потому, что меня не спрашивают. Во-вторых, если даже и спросят, все равно сделают как хотят. В-третьих (строго между нами), это самое Марсово поле – довольно скучное место. Ночью так даже зловещее. А днем, в жару, милиционеры почти не дают тени. И нечего там делать, и куда ни пойди – никуда не придешь. И стихи Луначарского с Берггольц пышут пафосом фальшивым. Хотя никто их не читает, а кто прочитает – не поймет.

Ну да, ну да: перед вами братская могила каких-то безымянных бедолаг, ровно 90 лет назад расстрелянных тогдашним петербургским ОМОНом при разгоне тогдашнего Марша несогласных. Но это значит, что умерли они за Февральскую революцию, про которую в школе как учили всю дорогу, так и учат, что это было какое-то недоразумение, сплошной смешной кавардак. Сотня (черная) писак и один великий писатель и сегодня кроют эту революцию благим матом. Поскольку и в самом деле ничего такого особенного она народу не дала, кроме абсолютно не нужной ему свободы, которую он через несколько месяцев с удовольствием потерял.

Я согласен: это достаточная причина, чтобы фотографироваться тут перед брачной ночью. Вполне разумный обычай: фон – самое то. Но и для подземной автостоянки противопоказаний тоже не вижу. Если только не представлять себе данный сегмент земного шара в разрезе: сгусток жидкого огненного ядра, над ним – кусок багровой мантии, выше – каменная кора, еще выше – ил, перемешанный с песком, тут же бетонный пузырь с нашими «Мерседесами» внутри; над «Мерседесами» – мертвецы, над мертвецами – Вечный огонь, поверх всего –администрация в брючном костюме, сиреневом, как туман. (В складках брюк, естественно, орлы: вице-губернаторы, столоначальники и так далее.)

Чертеж, действительно, неаппетитный. Чтобы он не стоял перед глазами водителей (что чревато авариями), – отселить мертвецов куда-нибудь к Ударникам. А орлы пускай копают себе спокойно: рост благосостояния требует пещер. Под стогнами, под стогнами.

Хотя и выше уровня моря имеются резервы: Большой Дом, например, чем не гараж? Смыть въевшуюся кровь – и пользуйтесь на здоровье.

Я знаю десятки сумасшедших идей, которые обсуждаются в Смольном

Александр Марголис, генеральный директор Международного благотворительного фонда спасения Петербурга-Ленинграда

Слышу об этом впервые, хотя уже давно ничему не удивляюсь. В городе циркулирует немало безумных идей. Не так давно я был в одной архитектурной мастерской, где вдохновляются идеями Виролайнена (Председатель комитета по благоустройству и дорожному хозяйству. – Прим. ред.).

И там обсуждается расширение Дворцовой набережной, превращение Марсова поля в городскую площадь. А на вопрос – что делать с мемориальным кладбищем? – мне отвечают: «Ну, перенесем куда-нибудь». В городе в этом смысле давно уже обстановка «желтого дома».

Что будет с окружающими места будущих парковок историческими зданиями – Биржей, Исаакиевским собором, Сенатом и Синодом, Александринским театром, Смольным собором, – понять нетрудно. Достаточно посмотреть, что творится на Литейном, где еще никто ничего копать не начал, а все уже рушится: и дом Мурузи, и здание Сергиевской аптеки…

Может быть, в соответствующих инстанциях удастся это остановить, хотя всего можно ожидать. Особенно когда я узнаю, что в администрации заявляют: «Предстоит оценить, насколько эти площадки подходят для паркингов». Это какая-то особая логика, но не новая: сейчас все, что относится к историческому наследию, рассматривается этой публикой как что-то, мешающее развитию города. Все перевернуто с ног на голову.

То, что на самом деле гарантирует городу будущее – в том числе и экономические дивиденды, – они рассматривают как помехи в своей работе. И такого рода прожектерство набирает обороты. Я знаю десятки сумасшедших идей, которые обсуждаются в коридорах Смольного. В городе появились деньги, но извилин-то не прибавилось, да и совести тоже…

Парковки под привокзальными площадями не вызывают у меня протеста

Михаил Амосов, доцент СПбГУ, председатель комиссии по городскому хозяйству Законодательного собрания третьего созыва

 Сама по себе идея организации подземных парковок – правильная. Такие парковки есть и во Флоренции, Стокгольме, Риге, в других городах, где я путешествовал. При этом очень часто они расположены в центре, вблизи от исторических мест, и совершенно не нарушают сложившийся облик города.

С этой точки зрения, например, парковки под привокзальными площадями или в районе ДК имени Ленсовета не вызывают у меня протеста.

Что касается других «точек», то, например, Марсово поле совсем не приемлемо: надо же понимать, что там есть массовые захоронения. Мы сейчас возмущаемся тем, что в Таллине переносят памятник нашим солдатам – и тут же планируем нечто подобное в Петербурге. Где логика?

По поводу других предложенных мест: теоретически было бы, конечно, полезно иметь парковку, скажем, под Биржевой площадью, где хотят создать Нефтяную биржу, но практически я плохо себе представляю, как там можно организовать строительство. Нельзя же затеять на год или больше «большую стройку» на Стрелке Васильевского острова.

Разве что использовать технологии, применяемые в метростроении, и сразу уходить на глубину…

Если же говорить об окупаемости, то организация «небольших зон коммерческой торговли» в местах подземных парковок – это просто глупость великая. Понятно, что подземные парковки в центре должны быть платными – это общемировая практика. Но они и так достаточно быстро окупаются. Никакой дополнительной торговли там не надо – у нас в центре города и так достаточно торговых точек.

 За деньги можно сделать все. Другое дело, какой ценой и с какими потерями 

Андрей Ковалевский, инженер-гидротехник

C технической точки зрения идея построить под Марсовым полем парковку выполнима. В XXI веке ничего невозможного уже нет. За деньги можно сделать все. Другое дело, какой ценой и с какими потерями.

На площади Восстания, под которой собирались возвести подземный торговый комплекс, грунты гораздо лучше, чем на Марсовом поле. Только строить там пока никто не решается. По сравнению с площадью Восстания Марсово поле – болото в том, что касается грунтов. Кроме того, рядом Мойка и Лебяжий канал, поэтому придется откачать огромное количество воды.

Вокруг старинные здания. Чтобы они не пострадали в результате строительства парковки, придется основательно цементировать фундаменты. Изменится и сам облик Марсова поля, на котором появятся новые «ну очень красивые» вентиляционные шахты.

Кусты сирени, вековые дубы придется срубить. Вечный огонь нужно будет разобрать. На их месте будет огромная стройка. Конечно, потом можно будет посадить новые деревья, собрать заново Памятник жертвам февральской революции с Вечным огнем, но Марсово поле навсегда потеряет свой исторический облик.

Подобный проект вполне реально воплотить в жизнь. Было бы желание и деньги. И отсутствие возражений со стороны ЮНЕСКО, которому нужен Санкт-Петербург как комплексный памятник трехвековой застройки

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 232

Все опросы…