Общество

Мой принцип: иди и сторожи в себе человека

27 сентября 2015 09:21 Галина Артеменко
версия для печати
Владимир Путин — все-таки Царь, а администрация президента — самый эффективный инструмент управления Россией. В нынешних российских реалиях приходится «сторожить в себе человека», а большинству очень скоро будет стыдно зато, что происходит сейчас.
Мой принцип: иди и сторожи в себе человека Фото: towndaily.ru

Сентябрьские «Диалоги» проекта «Открытая библиотека» в Центральной библиотеке имени Маяковского сегодня  открыли  белорусская писательница, номинант на Нобелевскую премию по литературе Светлана Алексиевич и кинорежиссер Александр Сокуров.

Автор проекта «Открытая библиотека» Николай Солодников, сразу задал тему политического выбора, вспомнив недавние  выборы в Костроме, куда «даже была допущена оппозиция», набравшая  в итоге около двух процентов голосов. Почему? Всех все устраивает?
Алексиевич  считает, что все общество так или иначе втянуто в цепочку соглашательства, все находят оправдание происходящему и собственному молчанию, хотя, как думает Светлана Алексиевич, пройдет лет десять и люди вспомнят о нынешнем времени и о себе в нем, как о помрачении.

Многие сравнивают происходящее с 1937-м годом, но, как говорит писатель Алексиевич, нынешний страх – это не страх 37-го. «Сегодня человек знает, что такое – хорошо жить, а привкус хорошести – развращает, - размышляет она. – Испытание долларом хуже, чем испытание лагерями». Многие люди оправдываются тем, что они просто делают хорошо свое дело, а изменить ничего не могут. На самом деле – это демонстрация глубочайшего падения.

Александр Сокуров признался, что все меньше слушает «Эхо Москвы», смотрит «Дождь» и читает «Новую газету». Потому что любая политика – это грязное дело, где нет ни одного чистого стола. Но при этом режиссер утверждает, что в политике необходим профессионализм, а его у нынешних либералов нет, и в этом они проигрывают.

В тоже время большие массы людей ориентированы на силы, которые им дают хотя бы впечатление стабильности. В России же все попытки изменить ситуацию в стране всегда сопровождались кровопролитием, у нас при этом никогда не думали о правах человека. Сокуров уверен, что для изменений в стране должен быть выработан новый инструмент, и создать его  должны или трезвеющая власть или оппозиция.

Александр Сокуров также сказал, что совершенно не удивлен историей в Пскове с лишением депутатского мандата Льва Шлосберга: «И народ не вышел, и не выйдет, естественно». По мнению режиссера, в России сейчас единственный профессиональный политический инструмент. «Это  Администрация президента страны, - сказал он. – Сожалейте, не сожалейте – а это так».

Усталость от происходящего чувствовалась в разговоре этих двоих людей. Логично разговор перешел к рефлексии 90-х годов. «Мы дали легко себя победить в 90-е, - считает Светлана Алексиевич. -  Мы разрешили этой власти быть такой, какая она есть, если бы мы были другие, власть была бы другая, она маневрирует на тех пространствах, с которых мы уходим, а мы были преступно романтичны в 90-е, и идей у нас не было, кроме идеи разрушения старого мира». Алексиевич для себя выработала единственно приемлемый принцип жизни в нынешних условиях: «Иди и сторожи в себе  человека».

«Сейчас надо стараться не пустить в себя дикаря, хотя время идеальное именно для него, - с грустью говорит писатель. – Я живу с чувством поражения, у нас впереди прошлое, а не будущее». Она вспомнила слова своей близкой подруги о том, что хорошие лица, забытые лица из 90-х сейчас можно увидеть разве что у волонтеров.

Проклятые русские вопросы не имеют ответов. Почему бесконечные страдания не конвертируются в свободу? Почему свои бесконечные пространства Россия принимает за величие и при этом удивительно не способна пустить в себя Европу? Почему дьявольская банальность зла все повторяется и повторяется? И за что держаться?

«Человеку нужен смысл, и как это может либеральной интеллигенции не нравится – Путин предложил этот смысл, вот в чем вся проблема, дал человеку что-то «над обычной жизнью, то, что всегда не хватает русскому человеку, он всегда жертва супержеланий, суперценностей каких-то, ему нужна мировая революция. И вот проблема – за что держаться?».

А у нас вылез «подпольный человек», нами правят маргиналы, даже речи которых раньше невозможно было себе представить. При этом общество настроено на царя и лидера.  Солодников вставил ремарку, что сам Путин недавно сказал, что прозвище «царь» к нему не подходит. «Человек, который сам решил – брать или не брать Крым – царь», - парировала Алексиевич.

Александр Сокуров, говоря о том, за что же держаться человеку, напомнил о вечных ценностях – это Просвещение, Десять Заповедей и Конституция.  Его беспокоит то, что в определенной части общества говорят о пересмотре или отзыве статьи об отделении церкви от государства: «Церковь становится политическим инструментом и она разрушает сегодня единство государства, потому что она воспаляет межконфессиональные проблемы».

При этом Сокуров напоминает, что мы - цивилизация Старого Света,  цивилизация, где политика – искусство лавирования: «Если вы удивляетесь, что президент страны может сегодня сказать одно, а завтра – совершенно другое, вы не должны удивляться,  потому что он не святой отец, он политик и он должен лавировать. Он завтра может сказать прямо противоположное тому, что говорит сегодня, таков закон, таково политическое устройство, которое существует в Старом Свете. И лозунг – голосуйте за того, для кого гуманитарные ценности выше политических нигде не актуален».

Светлана Алексиевич  уверена, что рациональный человек мир не спасет, а заведет в тупик. По ее мнению, и в Европе у власти нередко посредственные люди, но от краха спасает машина, механизм. Вот в Германии – прусская государственная машина перешла в либеральную модель. У нас такой страховки нет.

У Сокурова к Европе при всей любви и уважении к великой культуре все же  немало претензий, он уверен, что именно Европа виновата в том, что Европейская цивилизация разрушила Арабский восток, привнеся туда чуждые тому миру ценности. Он говорил о кризисе европейского сознания, о том, что и там СМИ боятся острых и неудобных вопросов, обходят их стороной. «Мы ищем сокровенное место там, и не будем себя обманывать», - сказал режиссер.

«Я думаю только о том, чтобы не переборщить в таком самомнении, - парировала Алексиевич. – И нельзя не учитывать опыт Европы, который она накопила за это время». «Совсем не об этом идет речь», - ответил режиссер. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 294

Все опросы…