Культура

Время театра - окруженного мертвечиной

16 октября 2015 17:03 Галина Артеменко
версия для печати
В Большом Драматическом театре имени Георгия Товтоногова петербургские режиссеры, театроведы, ректоры творческих вузов и критики говорили о настоящем и будущем российского театра. Сейчас трудное время, когда «живой театр окружен мертвечиной», в искусство вмешиваются казаки и церковь, а профессиональное сообщество разрушается, а Николай Цискаридзе тоскует по цензуре.
Время театра  - окруженного мертвечиной Фото: instagram Анатолий Бузинский

Андрей Могучий, художественный руководитель БДТ,  говорил, что Товстоногов не боялся меняться, но боялся собственной посмертной канонизации, что  фактически и произошло.
Мастер утверждал - театр терпит провал, когда ставит классику только как классику. Надо ставить классическую пьесу, как современную, только тогда она обретает бессмертие. Все тексты Товстоногова – про сегодняшний день.

Обсуждая  «организационные формы театра», Могучий напомнил его слова о необходимости сделать все возможное, чтобы театр перестал быть «зрелищным предприятием – учреждением», в искусстве что-либо типовое – это неестественно.

«Сегодняшний день нас сильно разобщил. Мы разделились на левых и правых, черных и белых. Это мешает не только театру, но и зрителю, - сказал Могучий. – А наша задача – объединять, высокая миссия театра – обеспечить диалог».

Ректор Театральной Академии Александр Чепуров говорил о сложности позиции Товстоногова в советском тотально идеологизированном обществе и о том, что ему всегда было важно знать мнение профессионального сообщества – театральных критиков, которые оценивают искусство не по идеологическим, а по эстетическим критериям – фундаментальной основе профессионального театра.

«А у нас сейчас сокращается поле дискуссий, необходимо расширить поле профессионального обсуждения, - считает Чепуров. – Выкупать пространство, где можно обсуждать эти проблемы. Театральных журналов у нас мало. Газеты? Но там нет эстетической полемики». При этом Чепуров уверен в необходимости, как он выразился, «внутренней цензуры» художника, которая связана не с идеологией, но с «ответственностью перед обществом».

Николай Песочинский, первый проректор Театральной академии, был настроен весьма пессимистично. Он говорил о том, что Товстоногов в свое время «выводил театр из окружающей его мертвечины». « Мы же живем в противоположную эпоху, когда живой театр окружается мертвечиной. Мы идем в жуткое время!», - сказал театровед. О театре, об искусстве судят церковь, казаки, суды, а профессиональное сообщество тем временем разрушается.

В русле примиряющих общечеловеческих ценностей выступил Семен Спивак, художественных руководитель Молодежного театра на Фонтанке, напомнивший, что Товстоногов пытался сохранить, а не разрушить зрителя, он занимался строительством человека. Спивак также почему-то прочел письмо Альберта Эйнштейна к дочери, в котором великий физик говорит о самой главной движущей силе – о любви.

Когда речь зашла об экспертной оценке произведений искусства Николай Цискаридзе, ректор Академии русского балета имени Вагановой (по данным источников в культурных кругах — любимец супруги близкого к Владимиру Путину главы госкорпорации «Ростехнологии» - Сергея Чемезова) сказал, что ностальгирует по цензуре и приемке спектаклей. Он не понимает, почему «все безумно боятся цензуры и возвращения репрессий», это беспочвенно.

В данном случае речь идет о профессионализме оценок, и о том, что в экспертные советы не должны входить только критики, потому что иначе вкусовщина неминуема. С тем, что в искусстве все экспертные оценки субъективны, согласен и Семен Михайловский, ректор Академии художеств. Он не согласен и с «истерикой, что мы вступаем в эпоху ужасную».

«Чиновники были всегда, - напомнил Михайловский. – Я сторонник средней разумной линии поведения, не надо биться в истерике, не надо поносить власть –  не станет она другой, и не надо беспокоиться – все будет хорошо». По мнению Михайловского, в недавно принятой концепции культурной политики России никакой угрозы нет и это важно.

Алексей Герман-мл. уверен, что театр несет на себе груз социальной ответственности, потому что «сложный театр формирует сложных людей». Режиссер опасается, что «в то время как у нас появилось довольно много доносчиков, много всяких «экспертов» - казаки у нас эксперты по театру, то и  сама по себе атмосфера в стране будет приводить к тому, что количество сложных и талантливых людей будет вымываться из жизни».

«Когда уйдут неудобные разные сложные люди, которые умеют нестандартно видеть, тогда в стране будет меньше движения», - уверен режиссер.

«Вот у нас начальство очень переживает,  что  в отношении нашей страны существует некоторая предвзятость, сказал Герман-младший. – А почему? Потому что у нас есть идиотские антигейские законы, потому что у нас есть депутат Милонов, которому дают везде выступать. И в конечном итоге образ страны формируют не театр и музыка, а огромное число демагогов».

Отметим, что критик Милонова недавно посетил Довлатовский фестиваль в Псковской области отлично зная, что его организатора - губернатора Андрея Турчака серьезно подозревают в заказе зверского избиения журналиста Олега Кашина.

Герман-младший призвал к единству в «противостоянии демагогам и идиотам» и сказал, что «уход от малограмотной цензуры снизу – это задача выживания государства».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 870

Все опросы…