Город

Кто в «Красном треугольнике» живет?

5 ноября 2015 14:02 Анна Акопова
версия для печати
Что уже есть и что еще может быть в «Красном треугольнике», и почему «креативный кластер» — вовсе не лучшее решение, — рассуждают художник, урбанист и социолог.
Кто в «Красном треугольнике» живет? Фото: Игра «Живая карта». Фото: Иоланта Скавидис.

Проект «Искусство для города» (Arts for the City) занялся исследованием настоящего и будущего здания «Красного треугольника» и его окрестностей. Немецкий коллектив художников Invisible Playground вместе с урбанистом Сашей Каганом, а также с петербургской командой проекта изучали, кто и чем занимается в здании «Красного треугольника», проводили игру с участием жителей и размышляли, какое возможное будущее ждет эти места.

О том, что бывшие заводы, как и частично работающие фабрики на Обводном канале могут и должны быть преобразованы в некие общественные пространства, говорят давно. Этот процесс постепенно происходит: в зданиях бывших заводах открываются небольшие школы танцев, дизайн-студии, офисы, клубы… Кое-где рядом с новыми маленькими соседями продолжает идти производство, рушатся на глазах пустые заброшенные помещения, находят хоть какой-то приют люди без определенного места жительства.

Успешный пример создания «креативного пространства» из бывшей фабрики на Обводном канале — «Ткачи». Однако специалисты из Берлина не оглядываются на других, а хором говорят: худшее, что можно сделать с «Красным треугольником» — это превратить его в очередной «творческий кластер».

Место непредсказуемых встреч

Сегодня большинство горожан обходит здания, подобные «Красному треугольнику», стороной. Полузаброшенные заводы и манят, и пугают: это «города в городе», места, где можно наткнуться на что угодно и на кого угодно — от рисковых фотографов и хипстеров до маргинальных и опасных личностей.
Подход западных исследователей интересен тем, что они не торопятся «стерилизовать» место, по выражению урбаниста Саши Кагана: они ищут пути, как улучшить то, что возникло стихийно, ничего не разрушая.

Себастиан Куак, художник из коллектива Invisible Playground, отмечает, что «Красный треугольник» тем и привлекателен, что здесь находят что-то для себя совершенно разные люди, которые в другом пространстве никогда бы не пересеклись: «начиная от рабочих с завода по переработке металла и до любителей тяжелого металла в музыке». Как говорит Саша Каган, «в «Красном треугольнике» соседствуют элементы индустриальной жизни, искусства и дизайна и нерегулируемые, в том числе — маргинальные элементы, которые тоже ищут свое место в городе. Ничего не может быть хуже, чем ограничить такое пространство единственной “градостроительной” функцией». По словам урбаниста, важно осознать, что речь идет не о «бывшем» производстве, а о частично работающем. Возникшая ситуация — редкий шанс осмыслить и попробовать наладить совместное существование и развитие общественной жизни и производства.

Необходимость наладить общение между очень разными людьми — вот основная идея, высказанная Сашей Каганом: «Сейчас между различными группами, населяющими пространство (рабочие, музыканты, наркоманы…) стоят невидимые и непроходимые барьеры — полное отсутствие взаимодействия. Я верю, что нужно превратить эти барьеры в границы: подразумевая больше контактов и обмена на этих границах. Задача не в том, чтобы сделать пространство абсолютно прозрачным и доступным, тем самым навредив самым уязвимым группам под предлогом “облагораживания”. Но неправильно и поддерживать эту новую сегрегацию, когда модные дизайнеры, как правило, просто игнорируют своих соседей. Для устойчивого городского развития важно не забывать об идеальной концепции единства в многообразии: без единых стандартов, с налаженной коммуникацией, когда люди живут друг с другом, а не только рядом друг с другом».

Живая карта Фото: Иоланта Скавидис


Уважение к созданному, экология и безопасность

Рассуждая о будущем «Красного треугольника», Саша Каган и Себастиан Куак предлагают придерживаться простого принципа: «Мы должны научиться понимать и уважать, в первую очередь, сегодняшних пользователей, включая и “невидимых”, о которых обычно не говорят. Ничего не может быть хуже, чем повторить ошибки, сделанные как во многих европейских городах, так и в Петербурге, и “стерилизовать” это место, превратив его в коммерческий “креативный кластер”. Возможно, что нужно “отдать” часть территории под аренду молодежи — людям с идеями и небольшим количеством денег. При этом новые люди должны стимулировать обмен между существующими группами, а не обособляться в еще одну».

Себастиан Куак рекомендует некоторые конкретные шаги по развитию «Красного треугольника»: «Нужно действовать постепенно. Я бы начал с замены охранников на входах на простую и понятную систему навигации; предпринял бы некоторые меры безопасности, связанные с опасными полуразрушенными участками и с движением транспорта (нужна какая-то минимальная дорожная разметка). Полезно было бы внести ясность в порядок аренды помещений. Что касается ремонта — для начала я бы оборудовал открытые площадки». Саша Каган предлагает начать с экологии: «Экологией места следует заняться серьезно — посадить несколько симпатичных деревьев тут явно недостаточно. Начать можно, например, с исследований почвы и воды в рамках проектов в жанре “экологического искусства”».

Однако чрезмерные усилия по облагораживанию и по созданию «привлекательного» пространства уничтожат всю его уникальность, уверен урбанист. «Привлекательность места для “креативного класса” не должна расти за счет других людей. Так, например, новое кафе здесь не помешало бы, но оно не должно заменить существующее. Территория должна подразумевать возможность по-дружески делить ее: между пешеходами, велосипедистами, машинами и грузовиками, между разными социальными группами».

Мнение

Александра Ненько, социолог, куратор проекта:

«В «Красном треугольнике» сохранились вполне успешные производства, типа завода “Петрошин”, “наплодились” мелкие технические сервисы (автомойки, шиномонтажи), небольшие частные производства (обработка камня, ювелирка) и даже “креативная” экономика (дизайнбюро и фотостудии). Треугольник — это лаборатория, в которой кипит и смешивается великая история резиновой монополии и история повседневности, разрушающееся архитектурное наследие и спонтанные малые архитектурные формы, формы капитала, профессии, этносы. В Треугольнике многое может открыться как исследователям, так и художникам.
Крупные проекты редевелопмента в Треугольнике уже не сработали и вряд ли сработают: слишком много интересов, слишком много негласных договоренностей. Зато существует потенциал “инициативы снизу”, за счет одновременного сосуществования людей, которые неравнодушны к Треугольнику. Например, на территории бывшего завода органично сформировался музыкальный кластер, который насчитывает сотню репетиционных точек. Для развития этого потенциала необходима работа по построению связей между пока что замкнутыми на себя музыкальными группами и репточками.
Треугольник многие любят за постапокалиптичную атмосферу; привлекает возможность забраться на крыши и в разрушенные здания. Но для меня более поразительно то, сколько здесь сейчас жизни, во всех ее формах и проявлениях. Удивительны человеческие истории - у кого-то папа здесь был рабочим, а сейчас у его дочери здесь дизайн-студия; кто-то устал от рутины офисной жизни и поселился в Треугольнике и хотел бы развивать здесь фестивали. Треугольник пестрит баннерами на каждом углу, но не хватает более сложных знаков, которые бы отражали богатство его жизни. Было бы хорошо создать здесь визуальные «достопримечательности» на основе остатков индустриальных форм. Естественным решением был бы качественный стрит-арт, зачатки которого в Треугольнике есть. При небольших производствах прижились бы торговые лавки, где есть шоурум, вкусный кофе и пространство для общения.
Такие мягкие “низовые” методы обустройства Треугольника мне кажутся реальными, а вот реконструировать разрушенные здания - дорого и, скорее всего, будет не под силу никому».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 232

Все опросы…