Культура

Хамада Кута: «У меня животные счастливы»

9 ноября 2015 13:29 Вера Несмашная
версия для печати
Впервые в Петербурге с программой «Принц Египта» — самый молодой в мире дрессировщик хищников Хамада Кута. Укротитель тигров и львов рассказал «МР» об уникальных трюках и о любви к животным.
Хамада Кута: «У меня животные счастливы» Фото: www.circus-avtovo.ru

Несмотря на трудности, связанные с въездом в страну, дрессировщик в шестом поколении Хамада Кута со своей программой «Принц Египта» приехал на гастроли в Петербургский цирк «Автово».
Впервые в клетку со львами Хамада вошел в два года, а дрессурой хищников начал заниматься в семь лет. Сейчас в свои двадцать девять Хамада самый молодой дрессировщик в мире.
Заслуженный артист Египта Хамада Кута о своих львах и тиграх говорит «мои дети» и работает с ними методом «родитель-воспитатель-тренер». На манеже семь нубийских львов, бенгальский и уссурийский тигры во главе с Хамадой Кута завораживают зрителя рекордно опасными трюками, актерской игрой, любовью и уважением друг к другу. Выступать в Петербурге было мечтой дрессировщика, которая осуществилась несмотря ни на что.

«МР»: Династии Кута более полутора века, если быть точнее более 160 лет. С кого в вашей семье началась цирковая история?
Хамада Кута: Мой прадедушка занимался поставками леса и дерева из России в Болгарию, где он и открыл для себя цирк. Из России и Болгарии он привез в Египет труппу артистов цирка для одного из шапито того времени, где после ему предложили работу. Также ему предложили учить его детей, чтобы они могли работать с ним в цирке. Потом мой прадедушка купил это шапито и животных и начал работать. Дальше сложилась история из шести поколений дрессировщиков. Моя бабушка Махасэм Эль Хельу стала первой в арабских странах женщиной-дрессировщицей. Тогда в восточных странах не было государственных цирков, а в Египте был только цирк нашей семьи. Власти Египта обратились к моим предкам с просьбой помочь создать египетский государственный цирк, и моя бабушка, вместе со своими родственниками, стала обучать людей цирковому искусству. А отец впервые в арабской дрессуре соединил в клетке львов, тигров, обезьян, собак, ослов и лошадей. Он и учил меня дрессировать животных.

Когда вы в первый раз оказались на манеже?
– Мне тогда было два года. Мы были в Александрии. Мой отец третий день работал в государственном цирке Египта. Во время одного из выступлений на него напали львы. Он не мог выполнять трюки, но дальнейшие представления нельзя было отменять. Чтобы не разочаровывать зрителей, он решил взять меня с собой на манеж. Я начал заходить с ним в клетку и выполнять трюк «заглядывание» в пасть льва. Я стоял между тумб, а львы и тигры перепрыгивали над моей головой. Он говорил мне: «Давай поиграем как дома, помнишь, как ты сидел у меня на плече, давай ты так на льве посидишь». Так на манеже он усаживал меня на спину льва. С этого дня началась уже моя работа в цирке. Стали появляться первые мои фотографии на афишах. Страха никогда не было. У нас всегда дома были маленькие львята и тигрята. Они были у меня вместо игрушек.

Расскажите, что петербургских зрителей ждет на вашей программе «Принц Египта»?
– Я не умею красиво рассказывать и не люблю этого делать. В программе будут участвовать верблюды, семь нубийских львов, бенгальский и уссурийский тигры. Я буду стараться удивить зрителей. Просто работать все умеют. Будут акробаты, жонглеры, воздушные гимнасты, будет эквилибристика. Это будут как классические цирковые номера, так и современные.

В программе «Принц Египта» хищники выступают как настоящие артисты. Видно как они понимают, что на них смотрят зрители, они любят аплодисменты и вовсе не хотят уходить с манежа. Как возможна такая актерская игра животных при том, что вы не применяете к ним жестокие приемы дрессуры?
– Дрессура – это искусство. Прежде всего, нужно любить животных, понимать их, что они любят и что не любят. Нужно понимать их настроение. Например, если хищник в плохом настроении, я стараюсь его не трогать, стараюсь, чтобы он делал меньше трюков. А когда у хищника хорошее настроение, ему вообще не требуются команды. Он знает, в какое время и что нужно сделать. Хищники как люди. Они лучше, чем люди. Люди обманывают, а животные никогда. Никогда мои животные меня не обманули. На меня много раз нападали мои животные, но в 90% это была моя ошибка, но не их. У животных есть красная линия, за которую нельзя заходить. Я знаю, что они хищники, знаю, что они опасны и нельзя нарушать правил работы с ними. Два льва и тигр, которые на меня нападали, до сих пор работают со мной на манеже. В нашей семье не принято после таких случаев отдавать или продавать животных.
С людьми все по-другому. Человек разговаривает, говорит хорошие слова, улыбается, подписываются контракты, а за спиной предает. Я часто с этим встречаюсь и постоянно благодарю Бога, что я дрессировщик. Я даже меньше стал разговаривать с людьми, больше с животными. Самый опасный в мире хищник – это человек.
Мне многие говорят, что в цирке нужно запретить животных. Мне не верили, что я обращаюсь с животными по-другому. Я пригласил тех, кто мне не верил на репетиции, но они и в репетиции не поверили. Тогда я установил для них камеры видеонаблюдения. И тогда они убедились. Они увидели, что у меня животные счастливы, что они не боятся, они с удовольствием выходят на манеж.
В своей жизни я дрессировал 54 хищника – львов и тигров. Это очень большое количество. Я дрессировал своих животных и животных моих родственников, помогая делать им трюки. Животных нужно уважать и любить. Что я и делаю, потому что я знаю, что без моих животных я никто.
В дрессуре я не люблю команды – «Иди ко мне!», «Быстро!». Я люблю обучать животных актерской игре. Я создал свою актерскую школу животных. В финальном номере я говорю хищникам: «Домой!», но они не ходят идти, они хотят выступать. Одного из львов я спрашиваю: «Почему?», а он показывает мне, что хочет оставаться на манеже. Он обнимает меня, лежит со мной на полу, как будто спит, а когда я пытаюсь встать, то прижимает меня лапой. Это пантомима. Для этого я много репетирую. Через это я показываю зрителям, что классический цирк еще есть, что возможно работать с животными не только через технику, и цирк – это не только шоу. Это настоящая актерская игра животных.

А как зовут ваших хищников?
– Если зрители будут смотреть на манеж слева по кругу, то перед ними нубийский лев Леси, бенгальский тигр Максим, нубийский лев Андру, нубийский лев Машакель, нубийский лев Марку, нубийский лев Блейд, уссурийский тигр Осус, нубийский лев Луис и самый последний – нубийский лев Спартак.

У каждого хищника, наверное, свой характер? Есть ли у вас среди них любимчики?
– Они все разные. Один любит, чтобы его гладили, второй любит хорошие слова, на третьего нужно ругаться, чтобы он хорошо работал, четвертому нужно издалека сказать серьезно по-мужски, и он все сделает. С ними как с людьми. Уделять внимание каждому сложно, но необходимо. В еде тоже каждый любит свое. Они привыкли к этому. Если перепутать, то они обижаются и толкают еду лапами.
Нельзя выделять кого-то одного. Они могут ревновать. Я не могу похвалить одного, а другого нет. Это опасно для животных. Нужно показывать, что я всех люблю одинаково. Они прекрасно все понимают.

Один из ваших трюков – «Солнце». Львы и тигры, опираясь передними лапами на тумбы, по вашей команде поворачиваются вокруг своей оси. Никто в мире на данный момент не выполняет этот трюк с девятью животными одновременно. Сколько времени у вас ушло на создание этого номера?
– 3 года. Много кто делает этот трюк, но никто не делает его с большим количеством хищников. Максимум кто-то делал с тремя-четырьмя хищниками. Дрессировщик из Чили делал этот трюк с двумя тиграми. В одном из выступлений тигры на него напали и дрессировщик погиб. Я люблю рисковать и сделал трюк с девятью хищниками. Конечно, трюк смотрится очень красиво, зрители его полюбили. Как оказалось, всю сложность трюка лучше всего поняли зрители именно в России.

В чем особенность одновременной работы с нубийскими львами, бенгальскими и уссурийскими тиграми?
– В природе они вместе не встречаются. Они живут в разных странах. Им сложно работать в контакте друг с другом. У нас это стало возможным благодаря питомнику, где львы и тигры растут вместе. Я люблю смешивать и не люблю работать с одним видом хищников.

Ваша программа побывала во многих странах мира. Как вы попали в Россию?
– Я представил Росгосцирку свою программу. Через некоторое время меня пригласили, я начал работать. Я был во многих городах Сибири, Урала, центральной России. В Петербурге я впервые. В этом городе я очень давно мечтал выступать, потому что здесь все по-другому, здесь работают только хорошие номера. Работать в Петербурге очень долгожданно для меня.

Где петербуржцы могут больше узнать о вашей программе «Принц Египта» и что их удивит?
– Информация о программе есть на официальном сайте Цирка в Автово www.circus-avtovo.ru, в моих официальных группах ВКонтакте и на Facebook. Во многом нас поддержала Дирекция театрально-зрелищных касс и ее портал www.bileter.ru, где также можно найти всю информацию о программе.
Обычно, когда дети и взрослых в цирке смотрят трюки с хищниками, они закрывают глаза и лицо руками. Они боятся. У меня наоборот. Они аплодируют. Они спрашивают как зовут животных, почему они не идут домой, они смеются. И я рад слышать от зрителей, что они были на моей программе несколько раз. Я думаю, зрителей удивит то, что животные в программе – не просто выполняют трюки, а играют как настоящие актеры. И, конечно, удивят трюки, которые зрители еще не видели в цирке.

Как в целом в России вас принимают зрители?
– В России очень любят цирк. Российская публика другая – ее нельзя обманывать. Это дает мне постоянную энергию, я хочу постоянно совершенствовать свои номера, постоянно удивлять зрителей. Просто работать мне не интересно, это все умеют. Когда я рос, я всегда смотрел на отца и ждал, что он должен удивить. Мои бабушка, дедушка, мои дяди – все они постоянно удивляли зрителей. Сейчас во всем мире с хищниками всего два-три трюка, которыми можно удивить – это рекордные трюки.

Как животные чувствуют себя в России?
– Они уже привыкли к погоде и к переездам. Сейчас им намного лучше.

В каждом городе России, в котором вы выступаете, вы проводите открытие репетиции для тяжелобольных детей и детей из малообеспеченных семей. Зачем вы этим занимаетесь?
– Почему-то на проблемы этих детей закрывают глаза. Когда я провел такую репетицию первый раз, мне было очень жаль детей. Они хотят что-то сделать или сказать, но не могут. На одной из репетиций одни ребенок спросил, как ему сделать то, что я ему показывал. Он не мог ходить. Я ответил, что я делаю это, не потому что я стою на ногах, а потому что люблю животных. Нужно любить животных и они нас полюбят. Я показал ребенку, как кормить львенка, как гладить, как с ним разговаривать. Ребенок все повторил за мной и пообещал, что когда он вырастит, у него будет лев. Я отвечаю на вопросы детей, а они мне говорят, что когда вырастут, то приедут ко мне, чтобы я научил их дрессировать животных, что они хотят стать дрессировщиками. Конечно, когда вы видите такие моменты, улыбки детей, как у них появляется мечта – это очень приятно.

Вы прекрасно говорите по-русски. А на каком языке вы разговариваете с животными?
– Русский язык я выучил самостоятельно. Для работы в России это необходимо. Работать с переводчиком было бы очень неудобно и неуважительно к стране. Акцент, конечно, есть и я думаю, что его незачем убирать. А с животными я разговариваю на арабском, русском и английском языках.

Ваши хищники – это ваш трудовой коллектив. У вас бывают собрания? Что вы им говорите?
– Постоянно перед началом работы я с ними разговариваю. Мы говорим про манеж. Многие думают, что я сумасшедший. Когда мы заканчиваем работу, я вижу, что все делаю правильно. С хищниками нужно серьезно разговаривать. Мы разбираем что получается хорошо, а что плохо. Они прекрасно понимают что я им говорю. Понимают, когда я злюсь, ругаюсь, когда я хвалю их. После разговора мы начинаем репетировать. И они прекрасно понимают когда мы репетируем, а когда выступаем перед зрителями.

А перед выходом на манеж что вы говорите хищникам?
– Ребята готовы! С Богом! Начинаем!

Ваша семья занимается разведением редких пород львов и тигров. В Египте у вас питомник. Какие хищники там живут?
– Моя сестра также занимается дрессурой хищников. Она адвокат и дрессировщица. Мой отец дрессировщик. Он работает в Египте и занимается разведением хищников. В питомнике живут 47 животных – нубийские львы и бенгальские тигры. Это редчайшие породы хищников. Они занесены в «Красную книгу». Скоро у одной из львиц появятся дети – это все мои дети.
В питомнике живут хищники, которые уже отработали на манеже – они на пенсии, и хищники еще совсем маленькие, начиная с первых месяцев жизни. В дальнейшем они также, возможно, станут артистами.

Если не дрессировщик, то какую другую профессию вы бы выбрали?
– Дрессировщик. Это моя мечта с детства. Отец хотел, чтобы я стал врачом. Но я не обратил на это внимание.

Какая у вас сейчас мечта?
– Их много. Если говорить о работе – поработать во всех странах мира и обратить внимание людей к тому, как животные уважают друг друга, как они относятся к старшим, как они доверяют друг другу и доверяют людям. Это совершенно другой мир. Если мы будем делать так, как они, мы будем намного лучше.
Мне очень хочется, чтобы люди понимали, что цирк без животных – это не цирк. Сейчас много дрессировщиков, которые просто покупают животных, начинают их бить для выполнения трюков. Они не знают дрессуры. Многие из зрителей видели подобные номера, но не видели настоящего искусства дрессуры. За это искусство у меня много шрамов, болезней и операций. Я считаю, что это своего рода дополнительный налог.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 898

Все опросы…