Город

Социальная защита в ручном режиме

9 ноября 2015 13:50 Галина Артеменко
версия для печати
Социальная защита в ручном режиме Фото: фото автора
Во вторник 10 ноября 2015 года Ольга Чинчлей получит ключи от двухкомнатной квартиры в поселке Славянка. Семья покинет 11-метровую комнату в трехкомнатной коммуналке на улице генерала Хазова. Это история о том, как неравнодушный депутат - яблочник и нормальные люди в Смольном сделали то, что не могли себе позволить власти Пушкинского района.

Теперь Оля, ее муж Ион и их сын-инвалид – 14-летний Андрюша наконец-то смогут жить по-человечески. Два года – ровно настолько предоставлена властями города квартира нуждающейся семье. А дальше видно будет.

Оля с Ионом приехали в Петербург в 1999 году из Молдавии к родным. Молодые, работящие, очень любящие друг друга люди. Поселились в Пушкинском районе, снимали жилье, работали, строили планы. В 2001 году родился Андрюшка. Семимесячный, роды тяжелые, родовая травма. И началось – больницы, реанимации, деньги на лекарства и лечение Тогда еще они не были гражданами России.

Наблюдались у невропатолога, но особо страшного им не говорили. Олю успокаивали: «Ничего, перерастет, выправится, недоношенный, нагонит, не волнуйтесь». Оля  привезла полугодовалого Андрюшу на Авангардную, на консультацию в поликлинику при детской больнице №1. «Я зашла к врачу, а она мне,  лишь взглянув на ребенка,  с ходу сказала: «Что вы хотите, у вас больной ребенок, я вам советую от него отказаться, заведете еще, вы даже не понимаете, какая это непосильная ноша», - вспоминает Оля. – Мне тогда 24 года было, я от ее слов упала в обморок. Очнулась – ребенок кричит, муж в ужасе на меня смотрит, а врач спокойно так говорит: «Идите и оформляйте инвалидность».

Так жизнь потекла теперь уже по совершенно определенному руслу. Попробовали поехать в Молдавию и поняли, что там ребенка вообще потеряют. Вернулись. Снимали жилье, Оля по больницам, Ион – работал с утра до ночи. И мысли не было отдать Андрюшку. Но все же пришлось на два года подписать временное размещение –  подросший малыш жил в доме ребенка №13 Адмиралтейского района, в том самом замечательном доме, главврач которого Наталья Васильевна Никифорова в свое время спасла стольких детей с тяжелой инвалидностью, разыскав им приемные семьи в разных странах, спасла и продолжает спасать от разлуки те семьи, где рождается ребенок с тяжелыми нарушениями и родителям приходится на время оставлять малыша в доме ребенка. Ведь если совсем тяжко, то ребенка можно поместить временно, каждый день его навещая. Оле и Иону это решение далось с невероятным трудом. Но иначе было бы не накопить на комнату в областном поселке Лукаши. Работали, к ребенку ездили ежедневно. Сохранилось много фотографий из дома ребенка № 13 – детские праздники, прогулки, где родители всегда вместе с малышом, в любую свободную минуту…

В 2004 году удало купить комнатку в Лукашах, получили постоянную регистрацию в области, подали на гражданство. Наконец, в 2007 году дали российское гражданство всем троим. В Лукашах Оля с семьей никогда не жила, всегда снимали в Пушкине – тут был и садик Андрюши для детей с инвалидностью, тут близко больницы – Колпинская и Институт Турнера.

В 2011 году продали комнатушку в Лукашах, взяли кредит и купили 11-метровку в  Пушкине – в коммуналке на улице генерала Хазова, где и прописались. Ион своими золотыми руками превратил коммунальные места общего пользования  и кухню, а также комнатку в домашнее уютное пространство. Что коммуналка – не считались, главное, чтобы ребенок не видел ободранных стен и того, что называют «коммунальный туалет». Оля и Ион до сих пор выплачивают кредит за комнату, платить еще год. В 11-метровой комнатушке не повернуться, спать приходится фактически по очереди. Инвалидная коляска Андрюши никуда не проезжает, 14-летнего мальчика мама с папой таскают на руках. Соседи недовольны – коляска занимает много места в коридоре и вообще, инвалид в квартире. Иногда недовольство проявлялось в соседских криках и провокациях скандалов. Оля не раз готова была бежать в полицию.

Андрюше по его состоянию – он не ходит, сам себя обслуживать не может – положено отдельное жилье по федеральному закону.  Приходила комиссия из районной администрации, составила  официальный акт – не может такой ребенок проживать в столь стесненных условиях.  Нужно отдельное жилье.  Но вся загвоздка в том, что дать это жилье могут, если семья 10 лет прожила в Петербурге, будучи постоянно зарегистрированной тут или доказав по суду свое постоянное проживание. А Оля с Ионом и Андрюшей постоянно зарегистрированы только с 2011 года. И чиновничий вердикт был однозначным – ждите 2021 года и тогда…А пока ютитесь тут. Ольга с Ионом подали в суд, судились долго, все суды были проиграны.

Когда я впервые познакомилась с этой семьей, то они меня потрясли – никакого уныния и нытья, любящие друг друга и сына люди, вложившие в ребенка всю душу. Андрюша учится в коррекционной школе – каждый день его возит социальное такси, он развит так, как только может быть развит ребенок с тяжелыми пожизненными диагнозами. Андрюша с папой – футбольные болельщики. На местном стадионе их все уже знают.

Оля с Ионом добиваются всего сами, хотя, как они не устают утверждать – на их пути всегда встречается много сердечных людей. Они всегда работали и продолжают много работать. Ион строитель и ремонтник, Оля – мастер в салоне красоты. Но работу надо подбирать так, чтобы в любой момент кто-то из супругов мог бы сорваться и доехать до ребенка, если у того вдруг случится приступ.  Два-три раза в год  с сыном надо ложиться  в больницу, вот сейчас надо снова – чтобы сделать операцию.

Они просили у власти только одного – дайте возможность жить хотя бы в однокомнатной отдельной квартире, а все остальное – мы сами. Просто нет у нас сейчас уже сил и ресурса, чтобы еще на одну квартиру заработать. А когда пройдут положенные 10 лет регистрации, то сыну будет уже 19 лет…

Ситуация разрешилась «в ручном режиме». Ольга пришла на прием к депутату законодательного собрания Петербурга «яблочнику» Борису Вишневскому. Он выслушал, принял заявление. Вишневский 17 сентября лично обратился с заявлением к губернатору Георгию Полтавченко, в котором просил «дать поручение об улучшении жилищных условий семьи Чинчлей, имеющей ребенка-инвалида первой группы, страдающего заболеваниями, входящими в Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире (приказ Минздрава РФ №991н от 30.11.2012)».

Ответ из Смольного пришел очень быстро. Уже 5 октября Ольгу известили из администрации Пушкинского района, с которой она безуспешно судилась столько лет, что ее семью признали «нуждающейся в специальной социальной защите» и предоставляют по договору безвозмездного пользования двухкомнатную квартиру в поселке Славянка из специализированного жилищного фонда Петербурга сроком на два года.

История вроде как требует морали. Вот она. Все эти годы районная власть, прекрасно видя ситуацию, не попыталась никак ее изменить, пока не пришла в администрацию бумага за подписью градоначальника, который поручил чиновникам «рассмотреть вопрос о возможности признать семью Чинчлей нуждающейся в специальной социальной защите и предоставлении жилого помещения специализированного жилищного фонда».

Ольга с мужем рады безмерно: «Как крылья выросли».  Так они мне и сказали.  

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 222

Все опросы…