Общество

Катерина Мурашова: «Не надо ничего из себя строить: дети примут вас любыми»

14 декабря 2015 16:14 Анна Акопова
версия для печати
Катерина Мурашова побеседовала с родителями студентов Университета детей о важности границ и о воспитании чувств.
Катерина Мурашова: «Не надо ничего из себя строить: дети примут вас любыми» Фото: Наталья Курастикова

Катерина Мурашова — семейный психолог, автор множества книг для детей и взрослых, прочитала лекцию для родителей студентов Университета Детей. Встреча прошла в здании Высшей Школы Экономики на Кантемировской улице. На вопрос, вынесенный в название лекции «Возможно ли воспитание без манипуляций и наказаний?» она все же отвечает — нет. Но это вовсе не значит, что у нас нет шанса выстроить честные отношения с ребенком, передать ему важные для нас ценности и научить его заботиться о других.

«Докуда я могу вас сделать?!»

Ребенок рождается, не имея ни малейшего представления о том, куда он попал. Он готов приспособиться к любым обстоятельствам, которые предложит ему мир.
Первый год жизни ребенка — это формирование (или не-формирование) базового доверия к жизни. Дальше — он вылезает из кроватки и начинает исследовать мир. И вот в какой-то момент ребенка настигает инсайт. Он понимает, что не все в этом мире ему доступно. Вступает в действие биологическая программа установления границ.
В возрасте 1,5 — 3 лет человек вынужден исследовать: что здесь можно, а что нельзя? И нельзя ли сделать так, чтобы «можно» было побольше, а «нельзя» — поменьше? Эту программу нельзя отменить, она работает у всех детенышей высших млекопитающих. И в каждой человеческой семье границы будут разными.
Классический пример работы программы — когда родитель говорит: «не ходи в лужу!», а ребенок, глядя в глаза родителю, медленно туда идет. Ему интересна не лужа, а реакция. Часто родители восклицают: мне кажется, он надо мной издевается! Но нет — это всего лишь биологическая программа, первый серьезный испытательный родительский полигон. (Конечно, в жизни человека действуют и другие биологические программы: например, стремление найти компанию «наших» у подростка)
Когда мы изображаем из себя воспитателей, нужно понимать, с чем мы работаем: с биологической программой, непосредственно, с поступком ребенка или с собственной воспитательской некомпетентностью (если мы недостаточно хорошо что-то объяснили ребенку, не предоставили ему выбор, сорвались и стукнули его…). Мы все живые люди, и вы не станете идеальными родителями. Но хорошо бы различать, с чем вы в данный момент имеете дело.

Дружить и чувствовать

Мы склонны путать образование с воспитанием. Ребенок развивается не линейно, а, по крайней мере, по четырем шкалам. Первая — шкала интеллекта, любимая шкала родителей. Они читают детям книжки, путешествуют с ними, водят на экскурсии… Очень часто воспитание ограничивается этой шкалой. Есть шкала физического развития — ей тоже, как правило, уделяется внимание. Шкала социального развития отражает, насколько ребеночек вписан в социум, есть ли у него друзья, способен ли он заинтересовать других, организовать вокруг себя какую-то совместную деятельность, а также присоединиться к группе. Как вы догадываетесь, развитие по этой шкале совершенно не коррелирует ни с интеллектом, ни с физическими способностями. И четвертая шкала — эмоциональное развитие: умения прочитать чувства других людей и изменить свое поведение в соответствии с прочитанным. А также — способность опознавать свои собственные чувства.
Третья и четвертая шкалы часто остаются в загоне, а там есть чем заняться. И не стоит добавлять еще один кружок, если у ребенка нет друзей. Или если ребенок не замечает, что вы устали и у вас болит голова. И опять же, когда мы чего-то требуем от ребенка, когда мы даем ему какие-то модели, мы должны понимать, на какую из шкал мы работаем.
Приведу пример. Я училась на психолога, когда была уже зрелым человеком. Как-то нашу группу привели в один из первых в Ленинграде детских садиков для детей с особенностями. Мы увидели красивый мягкий ковер, прекрасные зарубежные игрушки, и… этих детей. Я видела, конечно, особенных детей до этого, но чтобы сразу столько — нет. Я астматик, и, видимо, от волнения, мне стало очень тяжело дышать. Поэтому я прислонилась к стеночке, стараясь остаться незамеченной. И вдруг я почувствовала, как снизу меня кто-то за штанину дергает. Там девочка — с синдромом Дауна, малюсенькая, не больше 4 лет. Смотрит на меня серьезно, без улыбки и говорит: «Худо тете, да?». У меня дыхание перехватило, я не успела сообразить, что ей ответить, как она выплюнула леденец, которым, видимо, ее только что угостили, и протянула мне: «На, тетя, пососи».
Что сделал этот ребенок? Из нескольких абсолютно незнакомых ей людей она вычислила человека, которому плохо (притом, что я пыталась скрыть свое состояние). Она приняла решение вмешаться в ситуацию и оказать мне поддержку, таким способом, который ей был известен. Много ли вы знаете четырехлетних детей, которые были бы на такое способны? Я, честно сказать, очень мало.
Этот случай показывает, насколько мало связаны между собой четыре шкалы развития. Интеллект нашей девочки низок, физическая форма — тоже, социальное развитие — в норме, и, наконец, ее эмоциональное развитие серьезно превосходит средний уровень.


Раскрывать карты

Манипулируют все: и дети — родителями, и родители — детьми. Совершенно от этого отказаться невозможно. Совет здесь может быть такой: будьте честны. Если вы чувствуете, что ребенок пытается манипулировать вами, спокойно объясните: я же вижу, что ты делаешь это специально. Когда вы ловите на том же самом себя — попробуйте тоже открыть карты. «Ты знаешь, я бьюсь как рыба об лед, уже не знаю, что и сработает. А хочу-то я на самом деле вот чего…».
Ребенок оценит такую честность, особенно если речь идет о подростке. Не вы одна к этому времени пытаетесь им манипулировать, и для него важно научиться распознавать манипуляции. И если вы покажете ему “кухню”, он будет вам благодарен. чем чаще вы будете открывать карты, тем честнее будут ваши отношения с ребенком. Не в ваших силах стать «рыцарем без страха и упрека», и даже стремиться к этому не надо. Бывает, мама говорит: «Она мне все время врет, как же так, я всегда была с ней честной!». А дочка смотрит с ухмылкой: «Мам, а вчера. когда папина мама позвонила, а ты — “Скажи, что меня дома нет!”, — это что было?».
Мы ведь даже не замечаем за собой таких вещей. Ради Бога: не хотите разговаривать со свекровью — не разговаривайте. Но не вставайте потом в позу, не нужно ничего из себя строить. Дети примут вас любыми, совсем любыми.

Родители спрашивают:

Иногда все-таки приходится наказывать ребенка. Есть «кнут», а есть «пряник»: каким должен быть «кнут»?

Вопрос о наказании встает, когда ребенка нарушает известную ему границу. Гулять разрешили до 9, а он пришел в 10. Самым правильным наказанием для него станет неодобрение значимых взрослых.
Дело в том, что есть два типа людей, которые не воруют: первые боятся, что их посадят в тюрьму, а вторым органически неприятна сама идея воровства. Первые, если они точно знают, что их не поймают, могут украсть и получить удовольствие. Вторые, даже если украли, удовольствия не получат. Конечно, вы бы хотели, чтобы ваши дети не воровали по второму принципу. Но тогда методика кнута и пряника не применима.
Человек не родился с внутренним знанием, что воровать плохо. Но кто-то очень значимый ему когда-то сказал: воры — дрянь. Человек часто не помнит, как и когда это произошло, но отвращение к воровству превратилось в нравственный закон.

Как стать и оставаться значимым взрослым для двухлетней дочери?

Двухлетняя дочь полностью от вас зависит, поэтому вы значимы для нее автоматически. Вы злитесь, вы радуетесь, вы устали — на ней все это отразится. Просто не надо бояться показывать ребенку, что вы чувствуете, называть свои эмоции.

Когда заканчивается процесс установления границ?

В норме она заканчивается около 3-х лет, и начинается самый интересный период «почемучек», когда развивается креативность, идет поиск нестандартных решений. Этот сладкий период длится до 7 лет, когда ребенка отдают в школу, и — прощай, креативность: на каждую задачу есть один правильный ответ.
Иногда родители умудряются этот прекрасный период угробить с двух концов. В 3 года они не ставят границы (папа говорит одно, мама другое, у каждого семь пятниц на неделе), а в 5 отдают ребенка на уроки английского. И у бедного ребенка на единственный в жизни, интереснейший период вообще не остается времени.

Дайте практические советы по эмоциональному развитию для ребенка 4 лет.

Об эмоциях нужно сообщать. Ваш ребенок должен понимать: когда я делаю это, это вызывает у родителей определенные чувства. Когда я порчу игрушки, все недовольны, папа злится. Когда я кормлю кошку, все умиляются и улыбаются. У ребенка должна появиться возможность выбора, какие чувства вызвать, должна сформироваться эмоциональная картина семьи, в которой он живет.

Я занимаю жесткую позицию в установлении границ, и даю дочери понять, что истерикой она не добьется желаемого. Но иногда у меня возникает вопрос: может, я «передавливаю»? Не ломаю ли я психику ребенку тем, что довожу ее до истерики?

Границы определяете вы. Главное, чтобы ребенок знал, где они стоят. Если вы не уверены — может, разрешить ей еще три минутки покататься, — ребенок это чувствует и продолжает бить в эту точку в надежде, что сможет вас «сделать». Вы не «передавливаете» — это чепуха. Психика ребенка ломается в тех случаях, когда границы не устанавливаются. Сегодня дали, завтра не дали, — вот здесь начинаются невротические проявления. Установление жестких границ — это, наоборот, «психикосберегающая» стратегия.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…