Культура

Все для детей

13 января 2016 18:44 Андрей Гореликов
версия для печати
После обвинения Минкульта в цензуре от худрука Александринского театра, стало известно, что режиссер столкнулся с трудностями при постановке пьесы своего сына. Фокин-младший заявил, что ничего не знал о цензурных проблемах, а театральное сообщество вновь почувствовало себя встревоженно.
Все для детей Фото: wikipedia.org

Заявление Валерия Фокина о предварительной цензуре современных постановок было сделано «вовремя»: только что начали забываться прошлогодние театральные скандалы. Год, напомним, был отмечен и новосибирским «Тангейзером», и псковским «Банщиком», и удмуртской «Метелью». После каждого «кощунственного» изображения Христа, попа, на худой конец — народа «вообще», приподнимались доброхоты: теперь-то уж пора вводить худсоветы, без государева ока вон куда занесло. Владимиру Мединскому пришлось уверять, что ничего подобного не планируется в помине, но почему-то ему верили не особенно. Может из-за привычки министра держать в заместителях таких одиозных людей, как Владимир Аристархов, с чьей подачи начались гонения на премию «Золотая маска», жюри которой якобы награждало исключительно русофобские пьесы.

Поскольку за «Маску» театральное сообщество встало горой и Минкульт — вроде бы — отступил, оптимисты подумали, что можно переходить в наступление на госаппарат.

Претензии Фокина сводились к следующему: уже некоторое время министерские комиссии проверяют всякую готовящуюся к постановке пьесу (исключая классику драматургии), из-за чего стало «невозможно работать». «Раньше вопросов не было — я хочу поставить пьесу там, Тютькина, предположим, мы ее берем, ставим.... Сейчас комиссия должна прочитать это произведение — общественная — высказать свое мнение, донести это мнение до чиновников, которые сидят за стенкой... и вот чиновники тогда то ли разрешат это, то ли не разрешат, ссылаясь, вроде бы, на мнение общественного совета».

Слова режиссера об «общественных комиссиях» были моментально растиражированы, также моментально последовали опровержения. Мединский так даже позвонил руководителю Александринки, заверив того, что если подобные случаи и бывают, то благодаря личной инициативе отдельных, «плохих» чиновников.

Казалось, Александринка может праздновать еще одну маленькую победу над жупелом Минкульта, но фабрика слухов не прекращала работу. «Известия» посчитали, что защищал Фокин не все пьесы молодых авторов вообще, но пьесу своего двадцатилетнего сына Кирилла, которую должны поставить в Александринке в наступившем году. Известный сторонник художественной цензуры Николай Бурляев — действительно, член Общественного совета при Минкультуры и наперстник Никиты Михалкова - был возмущен фактом кумовства еще год назад. Как и размером предполагаемого гонорара от театра сыну худрука в размере 219 тысяч рублей.

Подобные протекции в творческой среде, впрочем, едва ли считаются слишком предосудительными. Актерские или писательские династии обычно вызывают скорее уважение — и то, какие шансы пробиться у молодого писателя сегодня, будь он хоть сто раз талантлив. Кирилл Фокин, впрочем, первую книгу издал еще в 2012 году, с того же времени он является колумнистом порталов «Свободный мир» и «Политическое образование» - к слову, не такой уж либеральной направленности. В феврале этого года к постановке в Александринке готовится адаптация повести Фокина-младшего «Огонь» под названием «Сегодня. 2016».

«Насчет того, какие отношения по этому поводу сложились у театра с Минкультом, я не в курсе. Никаких изменений я никуда не вносил, и никаких вопросов мне никто не задавал по этому поводу», - заявил Кирилл Фокин для «Моего района».

Для нас, конечно, показательны не внутренние театральные дрязги, а то, насколько общество готово поверить в цензуру любого уровня, и где-то даже принять ее. Наверное, многим при содержательном контроле искусства жилось бы спокойнее, исключая только пресловутых молодых драматургов. «Что тут можно сказать? Я, разумеется, против подобной цензуры и считаю, что она может сильно навредить развитию современного театра. В этом случае имеем уже не автора, который занят творчеством, а государственного служащего, выполняющего заказ. - - прокомментировал MR7 Алексей Зайцев, победитель конкурса «Новая пьеса для детей»; его пьеса «Морская принцесса» будет прочитана в Александринке со сцены 15 января.

Цензура может распространиться даже на творческий метод с помощью которого создано произведение. В произведениях абсурдистов, например, тоже не было ярко выраженных политических мотивов, тем не менее в СССР они запрещались как вредные. Запрещался не имеющий к политике отношения джаз, рок-н-ролл, труды зарубежных философов».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 162

Все опросы…