Культура

Городские тексты в пространстве Петербурга

4 февраля 2016 15:49 Галина Артеменко
версия для печати
В девяностые годы минувшего века ленинградцы-петербуржцы Константин Севастьянов и Александр Филиппов решили пристально рассмотреть и зафиксировать самые буквальные городские тексты. Они записывали и фотографировали надписи на стенах домов, общественного транспорта, рекламу, поэтические строчки, самодельные вывески и систематизировали по годам – с 1989 по 1999-й.
Городские тексты в пространстве Петербурга Фото: Вконтакте выставки"Городские тексты"

Петербург уже давно принято рассматривать, как город-текст, а петербургская тема в русской литературе стала объектом пристальных исследований. Ученые подчеркивают, что в соотнесенных с Петербургом произведениях русской литературы существует некая цельность, заданная городом. С появлением Интернета заговорили и о гипертексте, который охватывает все городское пространство.

Собиратели представили нам надписи из культовых мест – Ротонды, Пушкинской, 10 – претендующие на мудрость или неожиданно мудрые, горькие и безысходные, прикольные и злые. Еще недавно на оконном стекле в одном из подъездов бывшего великого сквота – Пушкинской, 10 можно было прочесть своеобразный указатель: «Выход на Волю» и горестный вопль: «Почему холодно? Почему темно?». А вот характерное объявление той шальной и прекрасной эпохи, было зафиксировано авторами книги у Финляндского вокзала: «Выживание в эпоху взаимодействия с высокоразвитыми цивилизациями. Курс теории и практики».

Эти надписи отразили и политические реалии тех лет, и любовь или ненависть к первым сериалам. И первые «креативные» рекламные попытки. Вот в 1995 году что было у входа в одно кафе на Первой линии Васильевского острова: «Если вы не в духе, заходите к нам! Лучше не станет, но хоть кофе попьете. А заодно можете на грудь принять и вкусно перекусить». А в магазине табачных изделий на Ланском шоссе висела табличка «Табак. Униженные цены».

Нет, нельзя сказать, что этого города больше нет. Петроградские задворки остались прежними, а надписи и вывески, видоизменившись, и сейчас ждут своих собирателей. Ткань города по-прежнему говорит с нами, хотя с появлением Сети и граффити незаметно, но меняет свой язык.

«Тексты в книжке разные - это и дыхание обыкновенной жизни тех лет, и смех, и политика,  и мысль, и поэзия - все так. А сейчас я хочу поговорить о поэтической составляющей, о том, что поэтические строки на стенах - это позывные, зов. Зов самой поэзии. И, оказывается, если в ответ на несколько строк на стене прочесть все стихотворение - начинается подлинный диалог - и с Городом и с поэтом и с теми, кто делал эти надписи, - написал о книге петербургский журналист и градозащитник Сергей Васильев. - Тогда, в девяностые, Город не стеснялся говорить языком подворотни, а подворотня - языком поэзии. Политика и выживание, любовь и абсурд, игра и ненависть, пошлость и философские озарения. В этих недолговечных и незатейливых документах ушедшей эпохи - Питер до гламура, до стеклопакетов и бутиков, живой маргинальный Питер - голодный, нежный, простодушный, страшноватый, мучительный, опасно открытый».

Поговорить о городских текстах и встретиться с их собирателями Константином Севастьяновым и Александром Филипповым, также социологом Борисом Гладаревым можно сегодня в 18.30 в галерее «Сарай» Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Вход свободный.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 215

Все опросы…