Культура

«Франкофония» не меняет погоду в доме

18 февраля 2016 17:17 Галина Артеменко
версия для печати
В Петербурге для широкой публики покажут «Франкофонию» Александра Сокурова. Это событие состоится 28 февраля, в рамках  ретроспективы фильмов режиссера в кинотеатре «Аврора».
«Франкофония» не меняет погоду в доме Фото: кадр из трейлера фильма "Франкофония"

«Франкофония» - это фильм совместного производства  Франции, Германии и Нидерландов, размышление  Александра Сокурова о Лувре как знаковом месте Парижа и Франции, о музеях как символах цивилизации, о культуре и истории, об искусстве и власти. Это история француза-республиканца, директора Лувра Жака Жожара и немецкого аристократа, офицера вермахта графа Франца Вольфа-Меттерниха – врагов, ставших единомышленниками в деле сохранения музейных ценностей.

Для режиссера  «Франкофония» - это попытка через индивидуальные впечатления человека передать исторические переживания. В этом смысле своим учителем Сокуров назвал Солженицына: «Писатель передает наиболее тонко картину процесса, он научил нас хроникальности».

О компромиссе

Самому Сокурову не удалось побывать на премьере «Франкофонии» в Лувре, а также в Германии, но он был в Ницце и Вене. Режиссеру понравилась эмоциональная реакция французов, он не услышал осуждений от зрителей и журналистов, хотя, как подчеркнул режиссер, в его фильме – горькие размышления о том, что происходило во Франции в годы Второй мировой войны.

«Что это – когда большая цивилизованная страна вот просто так сдается неприятелю, прекращает воевать – что это было? – размышляет режиссер. – Какой опыт из этого извлекли французы, в чем выиграли и в чем проиграли? Потерять миллионы граждан и разрушить страну, но сохранить честь или потерять честь, но сохранить жизни и спасти культуру?».

По мнению Александра Сокурова, эти вопросы, эта проблематика имеет прямое отношение к тому, что происходит в Европе сейчас, что находит отражение в жизни каждого человека. Сокуров продолжает размышлять над тем, что такое компромисс и считает, что к размышлению над этим надо готовить молодых людей – когда компромисс честное и мужественное решение, а когда это сдача позиций.

«Как произошло с Чечней: мы стали префектурой этого сегмента России, но надо иметь мужество понять, что это такое, что произошло, - сказал Сокуров. – Надо научить молодых людей этике, эстетике и драматизму истории, напоминать, что эти проблемы никогда не исчезали и были всегда, на этом построена вся шекспировская драматургия».

Режиссер говорит, что его «Франкофония» формулирует именно эту проблему. И ответ на вопросы о чести и бесчестье, а также компромиссе  у самого режиссера есть. Он для себя его сформулировал, но не вербализирует его, потому что не имеет права никому навязывать свою точку зрения.

Мы Европе чужие?

В картине в процессе работы появился сюжет, с Францией не связанный, но имеющий прямое отношение ко Второй мировой войне – о ленинградской блокаде.  Также для Сокурова погружение, изучение музейной жизни, музейного сообщества очень важны, потому что  это сообщество для него – признак цивилизационной основы существования государств. Для него то, кто работает и как работают в музеях – одно из важнейших знаний о любой национальности, нации, государстве, национальном восприятии жизни. По его словам, вот это пристальное внимание к национальному долгое время в Европе находилось под запретом, даже его упрекали в некоем национализме: «А я всегда говорил: вы - французы, а вы - немцы». «Немцы до сих пор это забывают из-за последствий нацистского инфицирования, а французы своеобразно защищают свою культуру, не всегда успешно», - продолжает режиссер.

Он размышляет о том, как немцы входили во Францию – европейскую страну с близкой культурой. «Это была война двух сестер, хотя об этом не любят говорить в Европе, но все равно понятно же, что когда-нибудь сестры все равно сядут в кафе, чтобы выпить вместе кофе, а вот мы тоже стремимся сесть за этот стол, взяться за чашку, но не получается, потому что мы – чужие». Эту мысль Сокуров пытается донести, но понимает, что она не нравится очень многим и в Европе, и в России.

Все отказали, только Путин не отказал

Французы и немцы предлагали сделать подзаголовок к фильму. Добавить «Европейская элегия». Такое лирическое отношение к истории. А фильм, между тем, совпал с волной беженцев, хлынувших в Европу и, как отмечает режиссер, этот драматичный момент истории помогает жизни фильма, обостряет восприятие. Но не в России. Компания «Синема-престиж» купила права на прокат фильма в России. И теперь, по выражению Сокурова, «христарадничает», предлагая его кинотеатрам.

«При отсутствии государственной системы показа серьезного кино судьба проката таких фильмов непредсказуема, - считает режиссер. – Пробиться в систему проката трудно, сегмент людей, которых интересует серьезное в визуальной культуре, сокращается, в залах, бывает, сидит три человека, никакой реакции прессы и общественности».

Сокуров повторяет, что надо воссоздавать защищенный государством сектор проката в городах от 50 тысяч человек населения – для показа фильмов российских режиссеров. Чтобы они, кроме всего прочего, могли публично отчитаться перед государством и обществом – на что они потратили государственные деньги, выделенные на создание кино. Потому что иначе их никто не видит.

Опять Сокуров говорил, что надо на центральных телевизионных каналах создать квоту на показ национального кино, а не заниматься чудовищной пропагандой.

«Российского кинематографа в России нет, есть московский, отчасти петербургский, а у человека, живущего на Дальнем Востоке или в Екатеринбурге другая эстетика, его другие проблемы волнуют, а не проблемы рафинированных и лакированных москвичей, противно ему это все», - жестко говорит Сокуров. И при этом вспоминает, как искал деньги на «Фауста», как обращался в Минкульт, в правительство, к фондам.  «В итоге обратился к Путину,  чтоб сделать «Фауста»,  все отказали, только Путин не отказал», - вспоминает Сокуров.

А про «Франкофонию», в которую не вложено ни рубля российских денег, Сокуров говорит, что для него и для всей съемочной группы  самую высокую оценку фильму дал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, сказавший, что во всех вузах надо показывать этот фильм. И добавил, говоря о нынешней ситуации в целом и о себе в ней: «Я не тот человек, который сможет изменить погоду в этом доме».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 833

Все опросы…