Политика

Тимур Валеев: Миллион долларов в наших кандидатов вкладывать никто не будет

25 февраля 2016 14:44 Сергей Ковальченко
версия для печати
Тимур Валеев дебютирует в амплуа руководителя предвыборного проекта Михаила Ходорковского. Он собирается выращивать новую элиту и отобрать лучших кандидатов для выборов в Госдуму. Как проводить избирательную кампанию без денег и почему в проекте будет только неизвестная широкой публике молодежь господин Валеев и претендентка на борьбу в думском округе Петербурга Наталья Грязневич, рассказали главному редактору MR7.ru Сергею Ковальченко.
Тимур Валеев: Миллион долларов в наших кандидатов вкладывать никто не будет Фото: http://www.khodorkovsky.com/

Сколько кандидатов пойдут при поддержке «Открытых выборов» в Петербурге?

Тимур Валеев: Как мы планируем, не больше четырех кандидатов в Госдуму и не больше четырех кандидатов в законодательное собрание, которых поддержит «Открытая Россия».

Почему?

ТВ: Потому, что нехватка людских ресурсов в регионе. Нет сильной команды, которая может подтянуть большое количество кандидатов, которые пойдут на результат. Нет, просто давно не проводились выборы по одномандатным округам. У каждого кандидата по одномандатному округу должен быть свой штаб и команда. Такого количества людей сейчас в Питере, может быть даже у восьми кандидатов, нет.

Разве? Пятимиллионный город, бурная политическая жизнь?

ТВ: Да, но технологов нет. Политическая жизнь бурная, но выборы по одномандатным округам не проходили давно. Допустим, у вас раньше были выборы в Госдуму и шла партия «Яблоко», допустим, по списку своему. У них один штаб на весь список, один политтехнолог, который привлекает свою команду, а здесь у каждого кандидата свой штаб и своя команда. Вот в чём логика.

То есть, четыре туда и четыре туда. А сколько денег нужно на каждого?

ТВ: Это должны оценивать сами кандидаты. Мы напрямую финансировать избирательные компании не будем.

То есть, вообще не финансируете?

ТВ: Мы не финансируем.

А в чем тогда заключается поддержка?

ТВ: Поддержка в том, что мы предоставляем ресурс — человеческий.

Это кто? Давайте сразу про человеческий ресурс?

ТВ: Мы в Петербурге. У нас уже существует штаб «Открытой России», он будет увеличен, туда будут приняты эксперты, которые будут помогать нашим кандидатам.

Это информационный ресурс — мы используем свои связи и свои контакты во всех федеральных и региональных СМИ, чтобы сделать наших кандидатов известными.

Какие контакты есть в СМИ?

ТВ: Во всех: нас печатают, о нас пишут — и это самое главное преимущество наших кандидатов, что как только кандидаты говорят о том, что будут баллотироваться при поддержке «Открытой России» - эти кандидаты становятся информационно интересны всем — это главная история и у кандидатов есть возможность стать известными и на федеральном, и на региональном уровне.

Хорошо. Вы идёте по одномандатным округам, а это маленькие территории. Вы же понимаете, что для победы в одномандатном округе необходимо каким-то образом подсвечивать местную «повестку». Дворы, проблемы с парковками. Местные маленькие проблемы характерные для этого округа. Соответственно, для того, чтобы вести полноценную кампанию — нужно печатать газеты, выпускать листовки, ставить пикеты, открывать приемные, устраивать встречи. Для всего этого нужны деньги. У меня вопрос к Наталье Грязневич — как вы собираетесь привлекать средства?

Наталья Грязневич: Ну, во-первых, мы обязательно будем заниматься фандрайзингом. Мы будем объявлять в СМИ тезисы, на которых будем строить свою программу. Так же мы ведем переговоры о поддержке нас. Мы уже собрали некоторое количество средств и в момент регистрации у нас будет возможность вести полноценную кампанию. Будем выпускать тираж материалов, будут проводиться встречи и это будет настоящая кампания.

Как вы считаете, сколько нужно денег, чтобы вести полноценную кампанию на округе в Госдуму?

НГ: Все зависит от того, какое количество избирателей нужно охватить. Если округ 480 тысяч человек, то можно выпускать тираж в 200 тысяч экземпляров, можно 100, а можно и 300 тысяч. Все зависит от того, сколько вы хотите охватить. АПМ и распространение — это самая большая часть сметы, поэтому смету можно очень сильно менять в зависимости от количества. Мы будем ориентироваться на ресурсы, которые нам удастся собрать.

Конечно, нам самое главное иметь коллективного юриста, который сможет довести нас до регистрации. Потому, что мы можем до регистрации даже не дойти.

Но вам нужно будет для начала собрать подписи?

НГ: Нет. В Госдуму мне подписи собирать не нужно. Потому, что я выдвигаюсь от «Парнаса». В законодательное собрание нам придётся собирать подписи.

Там нужно будет собрать порядка пяти тысяч подписей.

НГ: Да.

Вы понимаете, что каждая подпись стоит определенных денег.

НГ: Это да, но это вопрос к самому кандидату и его способностям привлекать средства на саму кампанию. Это начало разговора — если кандидат хочет идти серьезно на выборы то понимает откуда он берет деньги.

Потом вам нужно будет вести агитацию. В каждом округе у вас будут сильные соперники с хорошей финансовой и административной поддержкой. Что вы сможете предложить тем людям, которые захотят в вас вкладываться? Вот вы приходите к предпринимателю и говорите: «дай мне два миллиона долларов на кампанию?». Что вы должны ему сказать для того, чтобы получить эти деньги?

НГ: Люди, которые сейчас будут подключаться к проекту «Открытые выборы» - это, как правило, молодые люди и начинающие политики. Для многих это будет первая кампания. У меня, например, это будет первая кампания такого уровня и я себя позиционирую как человек, который в будущем может взять ответственность за страну. Люди, которые поддерживают оппозицию не рассчитывают, что это окупится сейчас, в этом выборном цикле.

Это люди, которые хотят позитивных и глобальных перемен и я не буду обещать людям у которых буду просить поддержки, что вот я во-первых 100% изберусь, что я буду продвигать конкретно ваши интересы, потому что это обман.

Предприниматель или политический менеджер вкладывает деньги в человека, который изберется и будет лоббировать его интересы или поддерживать его. У вас получается какой-то предприниматель — романтик у которого есть несколько лишних миллионов долларов и он готов их выбросить на ветер.

Тимур Валеев. Если речь идет о миллионах долларов то это да.

На такой кампании речь идет именно о миллионах долларов.

ТВ: Нет. Речь сейчас не идёт о миллионах долларов. Если бизнесмены — местный средний бизнес захочет поддержать Наталью или другого нашего кандидата. Они не будут уверенны, что наши кандидаты выиграют. Потому, что сильное административное давление будет.

Миллион долларов в наших кандидатов вкладывать никто не будет. Речь идет о других деньгах, а для качественного проведения кампании в Питере не нужно миллиона долларов.

А как вы собираетесь ее вести качественно без определенных вложений?

ТВ: Поэтому сейчас будут искаться деньги кандидатами на свою избирательную кампанию. И этот вопрос уже идет. Ребята встречаются, общаются и ищут эти средства.

Есть ли какая-то поддержка среди политических партий. Системных, скажем политических партий? Или системные партии вообще не рассматриваются?

Наталья Грязневич: Поскольку я являюсь сопредседателем петербургского отделения партии «Парнас» и моя партия меня выдвигает, самое главное, что мне нужно — это лицензия на выдвижение. Возможность выдвигаться в Госдуму без сбора подписей.

Будет ли общая программа у кандидатов?

НГ: Что касается проекта «Открытые выборы», то условием участия была поддержка нескольких глобальных идеологических тезисов, которые Михаил Ходорковский высказывает в своих выступлениях. Глобальной программы, под которой должен подписаться каждый кандидат нет.

«Открытые выборы» - это такой ресурсный центр, который позволяет кандидатам получить некоторую поддержку в своей кампании. Я ориентируюсь на это.

Если это не финансовые ресурсы то в чём они?

НГ: Это ресурс профессионалов, который они дают. Это юристы, дизайнеры и пиарщики. Это набор специалистов.

Можете назвать кого-то?

ТВ: Мы не можем назвать фамилии потому, что команда еще формируется и скорее всего, вы этих людей не знаете.

НГ: Это московские. Мы будем привлекать и местных специалистов.

ТВ: Команда будет сформирована здесь местная, но если у них есть потребности в тренингах, то мы будем присылать из Москвы или из другого региона России специалистов, которые в этой области уникальны и смогут провести здесь тренинги. То есть «Открытые выборы» - это образовательный процесс.

НГ: Да, помимо тог, что надо напечатать листовки и раздать, нам надо учиться доносить свои мысли и программы. Это молодые кандидаты — возрастной ценз до сорока лет.

То есть есть возрастной ценз?

ТВ: Да. У нас будет пара кандидатов старше сорока лет, но основная масса — это молодые кандидаты. У многих первое участие в выборах и это первый шаг к дальнейшей политической карьере. Это будущая политическая элита.

НГ: Это «игра в долгую». Она не рассчитана на этот выборный цикл. То есть не так что выборы прошли и все разошлись. Кто-то избрался, а все остальные разошлись. Нет - это только первый шаг.

Конечно, мы не испытываем иллюзий, что мы можем полностью взять власть, взять больше половины Думы. Таких целей не ставим себе.

То есть вы хотите сказать, что никто из ваших кандидатов на победу не рассчитывает?

НГ: Нет. Естественно мы работаем на победу и делаем все, чтобы победить. Я просто знаю картину по Петербургу, потому что сама здесь избираюсь. Насколько я знаю, есть кандидаты которые претендуют на победу и они имеют шансы победить. Другой вопрос, что будет административный ресурс, противостояние, может быть какой-то кандидат на округе окажется сильнее, но важно, чтобы голоса не были украдены. Здесь важный момент -проконтролировать избирательный процесс, чтобы он прошел без фальсификаций.

Нужно, чтобы процесс был честным, но мы не победили и признаем поражение, но опять же кандидаты, которые не пройдут, они продолжат свой путь в политике. Если они взяли крепкое второе место, то они уже известны на округе, они стали политическими фигурами другого уровня.

То есть, вы считаете, что у кого-то есть возможность взять второе место?

НГ: Да, почему нет. При хорошей предвыборной кампании — да, конечно.

Как вы считаете — кто ваш избиратель и сколько процентов людей в Петербурге могут проголосовать за вас? Каков потенциал?

НГ: Считается, что Петербург более демократичный город, чем другие и у оппозиции есть серьезный шанс. Я считаю, что можно рассчитывать на 20-25% поддержки избирателей.

Хорошо. Если вы избираетесь в Думу?

НГ: Я конечно, не смогу глобально повлиять на принятие решений.

Для чего тогда идти?

НГ: Дума - это трибуна для создания общественного мнения и донесения своей позиции до очень большого круга людей. В России есть проблема с тем, что люди в принципе не очень интересуются политикой. Потому, что-то, они слышат в Думе. Никаких серьезных вопросов там не поднимается и вся политика воспринимается как «серая масса» каких-то старых людей. Жириновский и Зюганов друг с другом спорят, хамят и матерятся друг на друга. Это политический цирк. Важно, чтобы в Думе были люди, которые бы отстаивали, действительно, интересы людей.

В данном случае трибуна Думы это очень важный ресурс. Считать, что можно идти на эти выборы и поменять систему сразу после этих выборов — это иллюзия. Не думаю, что кто-то из серьезных политических деятелей может на это рассчитывать.

Это должны понимать и люди и бизнесмены, которые вкладываются в молодых и перспективных кандидатов. Люди, которые понимают, что перемены в России, они не могут наступить через год. Если не брать каких-то глобальных политических потрясений.

То есть вы будете на этих выборах просто вести какую-то свою низовую агитацию. Потому, что агитацию в больших СМИ вам вести не дадут, либо у вас на это не будет денег? Просто будите ходить по подъездами рассказывать людям о том, что есть такие.

НГ: Без этого никуда не деться. Безусловно без хождения по округу не возможно выиграть никакие выборы, но опять же нам помогает проект «Открытые выборы» тем, что они помогают с федеральным освещением.

Где? В каких ресурсах?

Тимур Валеев: Во всех, кроме федеральных и государственных телеканалов и даже государственные телеканалы, что показал вчера «Пятый канал» про наших кандидатов. Они мучили меня 20 минут и поставили только мой вздох. Но при этом они показали всех известных кандидатов, которых мы поддерживаем и люди в регионе, которые настроены протестно, видя наших кандидатов, что их бьёт федеральный эфир — делает их узнаваемыми.

В политике всем людям, особенно тем, кто начинает свой большой путь — чем больше узнаваемость, тем лучше. Если наших кандидатов ругают федеральные телеканалы, то это дает им больше узнаваемости. А независимые или деловые издания стараются быть объективными и сегодня газета «Ведомости» и другие федеральные издания написали про Наташу.

Хотя, если бы Наташа не была связана с «Открытыми выборами» и «Открытой Россией» про нее бы ни одно московское издание, как и про нашего кандидата из Новосибирска, ни одно московское и федеральное издание никогда бы не написало.

Вы считаете, что люди на округе, которые будут пытаться решать свои микропроблемы прочитают газету «Ведомости»?

ТВ: Они из газеты «Ведомости» узнают, что у низ на округе есть новый кандидат и они к нему присмотрятся, а когда она к ним придёт разговаривать, то зададут ей вопросы, которые их волнуют.

А вы знаете, какой тираж и круг читателей у газеты «Ведомости» в Петербурге?

ТВ: Мы сейчас не говорим только о тиражах. Мы говорим и об интернете в том числе и мы подключаем те ресурсы и будут наши кандидаты издавать в Питере совместную газету, которую мы попытаемся донести до каждого жителя.

Каким тиражом вы его будете издавать?

ТВ: Максимально возможным, исходя из того ресурса, который будет у кандидатов. Но объединив ресурс четырех кандидатов в Госдуму и четырех в заксобрание. Ресурсом восьми кандидатов можно издать очень большой тираж газеты и разнести его в каждую квартиру за счет большого количества волонтеров и тех людей, которых они смогут привлечь.

Сколько нужно волонтеров? Люди во время избирательной кампании склонны зарабатывать деньги.

ТВ: По разному. Кто-то заработает, что-то будет волонтерствовать. Если кандидат не может найти команду волонтеров и на все готов только за деньги, но это проблема кандидата. У него есть ресурс, который он собрал. Если он хочет победить, то он собирает вокруг себя команду людей, которые готовы волонтёрить.

А вы когда-нибудь видели такие победы в России?

ТВ: А вы видели когда-нибудь победы демократических кандидатов в России? Выборы в этой стране не существуют с 2003 года, с тех пор, как отменили выборы глав субъектов федерации (ред. прямые выборы губернаторов и глав республик были отменены в сентябре 2004 года после теракта в Беслане).

Сейчас одномандатные истории и выборы глав субъектов вернули. Соответственно, к выборам более детальное внимание и выборы дают больше возможностей и наша задача сделать первый шаг. Попытаться посмотреть как устроена выборная система.

Может быть тогда взять восемь кандидатов и отправить их на выборы в законодательное собрание не замахиваясь на Госдуму, куда попасть таким образом в принципе не реально и попробовать себя на муниципальном уровне?

ТВ: Пробовать можно все, что угодно, но у нас есть своя повестка - поддержать кандидатов. Не мы выдвигаем кандидатов, а кандидаты к нам обращаются и мы себе поставили планку по стране — 20 кандидатов в Госдуму. У нас заявок больше и адекватных кандидатов больше, но мы из них выбираем самых лучших.

Сколько всего заявок?

ТВ: Официально на той неделе было 230. На этой неделе еще не считали. Из них 20 кандидатов мы поддержим в Госдуму по всей стране.

От разных партий?

ТВ: Как получится.

А в каких партиях они состоят?

ТВ: Во всех, кроме ЛДПР. То есть к нам пришли заявки от членов всех парламентских партий. Даже от руководителей некоторых региональных отделений некоторых парламентских партий.

То есть, член «Единой России» готов выйти и сказать...

ТВ: «Единая Россия» уже вышла и сказала, что они всех своих членов, которые публично объявят о поддержке «Открытой России» - исключат. Поэтому у этих кандидатов, если они примут решение баллотироваться при нашей поддержке есть всего два пути — либо собирать подписи и выходить из «Единой России» либо выходить из «Единой России» и участвовать в праймериз «Парнас» и выдвигаться. Вступать в эту партию им не обязательно.

Хорошо, а зачем тогда заставлять людей объявлять публично об этой поддержке, если она приводит к таким результатам?

ТВ: Мы этот вопрос очень долго обсуждали и для себя приняли решение. Потому, что даже если взять известных политических деятелей Петербурга, то к нам обращались за ресурсной поддержкой, при условии, что мы публично не называем свои взаимоотношения. Мы от этой истории отказались и те кандидаты, которым мы поможем, будут объявлены до официальной регистрации в избиркоме.

Тогда это будут молодые и неизвестные кандидаты без денег.

ТВ: Это первый шаг в воспитании будущей политической элиты страны. Логика такая, что ни одна парламентская партия сейчас смену Зюганову, Жириновскому, Миронову не делает. Люди вышли на пенсию и физически и умственно.

Да существуют ведь.

ТВ: Так я про это и говорю.

Так они и продолжат существовать.

ТВ: А у нас другая задача.

При нынешнем уровне медицины они еще долго будут существовать.

ТВ: У нас другая задача — вырастить новое поколение политиков. За последние 20 лет четыре поколения молодых политиков просто потеряно в никуда.

Но политикам надо побеждать? А потом, пять лет в промежутке между выборами им нужно что-то есть и чем-то заниматься, если они проиграли.

ТВ: Политикам нужно сначала нарабатывать политический опыт, узнаваемость. Наташа, если дойдет до дня голосования на этих выборах в Госдуму, следующие выборы в законодательное собрание она выиграет при любом раскладе.

А вы думаете, что есть шансы дойти до дня голосования?

ТВ: Надеюсь, что да. Мы, как минимум, все для этого приложим. Если Наташа дойдёт до дня голосования, следующие выборы в закс в Петербурге она выиграет просто на своей фамилии, на своей узнаваемости и на тех делах, которые она будет делать в промежутке. Она свою политическую карьеру не останавливает на этом. Она будет заниматься проблемами Петербурга. Как сейчас начата акция «Стоп Тариф», так есть огромное количество проблем в Петербурге, которые без Наташи и без ее команды просто в городе решаться не будут. Потому, что партии власти и всем остальным не интересно решать эти проблемы, а нужно, как минимум, выносить это на обсуждение.

Также как в Москве. Если бы люди не сопротивлялись платным парковкам и незаконной эвакуации автомобилей, то никто бы об этом не говорил.

Вопрос в том, что время идет, а ничего не происходит.

ТВ: Поэтому мы ставим себе цель, что смена власти в стране произойдёт тем или иным путем не в 2016 и даже не в 2018 году, а в 2021 году.

А что в 2021 году должно произойти?

ТВ: Есть такое мнение, что это произойдет в 2021 году.

Очень интересно, а кто высказал это мнение?

ТВ: Вы можете в интернете почитать. В том числе и Михаил Ходорковский тоже придерживается такого мнения.

Почему именно в 2021 году?

ТВ: Потому, что Владимир Путин изберется в 2018 году в президенты и в 2021 году кому-то из своих преемников передаст власть.

Владимир Владимирович, пока не озвучивал таких идей.

ТВ: Я еще раз говорю, что существует такое мнение.

А если это мнение не сбудется?

ТВ: Ничего страшного.

Владимир Владимирович при своем физическом состоянии может еще лет 25 руководить.

ТВ: Я вам говорю про политическую элиту.

Так она тоже физически крепкая.

ТВ: Я вас уверяю, что после этих выборов даже руководители думских фракций будут постепенно меняться. И первыми, скорее всего сменятся Зюганов или Жириновский.

А это откуда такие сведения?

ТВ: Еще раз говорю, что скорее всего так и будет. А почему я должен на кого-то ссылаться? Это мое мнение.

На чем оно основано? Любое мнение основано на каких-то фактах?

ТВ: На большом количестве общения с людьми, в том числе с членами этих партий.

То есть, они сказали: «Вольфович уже старый»?

ТВ: Нет. Они не говорят, что «Вольфович старый и уходит». Они говорят, что лидеры партий устали и не могут вести дальше к серьезным победам и изменениям. Я общаюсь с молодыми 35-40-летними членами партий.

Которые ничего не решают.

ТВ: Почему не решают — решают. Лидеры региональных отделений решают в своих регионах. Есть регионы, где сильные лидеры и люди, которые решают и к которым прислушиваются даже лидеры партии.

Вся наша история основана на том, что мы ищем молодых лидеров, имеющих социальный капитал в своих регионах, которые уже занимались вопросами и решением проблем жителей по защите прав, которые хотят стать политиками и мы их поддерживаем — логика в этом. Люди к нам обращаются и мы их находим.

И еще один вопрос. Тимур, сколько избирательных кампаний вы провели до этого?

ТВ: Ни одной.

То есть, как политтехнолог вы не работали?

ТВ: А я и не заявляю себя как пиарщика или политтехнолога. Я руководитель проекта. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 875

Все опросы…