Общество

Человек-инструкция

6 апреля 2016 15:45 Галина Артеменко
версия для печати
Тема смерти Умарали Назарова и поиска ответа на вопросы «кто виноват и что делать» сегодня стала одной из ключевых в ежегодном докладе в законодательном собрании уполномоченного по правам ребенка Светланы Агапитовой. Отняв ребенка у матери, правоохранители поступили по-инструкции, но не по-человечески.
Человек-инструкция Фото: meduza.io

Остаются вопросы к действиям представителей миграционной службы и полиции, когда грудной Умарали был разлучен со своей матерью Зариной Назаровой и отправлен в больницу им Цимбалина, где ночью умер.

«На наш взгляд должны были бы сотрудники УФМС подождать приезда сотрудников полиции и старших представителей семьи Назаровых, чтобы бабушка представила документы, но по регламенту прописано, что если полиция задерживается, то сотрудники УФМС везут (выявленных без документов мигрантов- ред) прямо к ним. Наверное, чисто по-человечески можно было бы поверить, что это ее (Зарины Назаровой-ред.) ребенок, но регламент таков, что должен быть документ – паспорт, где ребенок вписан, если такого документа нет, то вызывается сантранспорт и ребенок в акте пишется как подкидыш», - сказала Агапитова журналистам.

По ее словам, разлучение матери и ребенка было «одним из тех обстоятельств, которые и привели к дальнейшей трагедии». Агапитова думает, что  в этом деле «не будут названы конкретные виновные, каждое из ведомств действовало по своему регламенту».

Поэтому Светлана Агапитова обратилась в прокуратуру с тем, что необходимо разработать межведомственный регламент действий при задержании нелегальных мигрантов с детьми, хотя дети «в принципе не должны въезжать в Россию с родителями», которые едут сюда работать. Пока еще не получены ответы на запросы Агапитовой  по проверкам смерти Умарали из Генеральной прокуратуры и Следственного комитета.

Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге подчеркнула,  что случай с Умарали «для нас для всех стал серьезным поводом, чтобы сделать серьезные выводы по поводу регламентов работы ( полиции, УФМС – ред.) и для нас это послужило толчком по изучению проблемы разлучения детей и родителей». Как рассказала Светлана Агапитова, сейчас в Петербурге еще три случая, когда родители-мигранты подлежат депортации – взрослые в центре для мигрантов, дети разлучены с ними и находятся в социальном учреждении.

До конца года в СУВСИГ (специальном учреждении временного содержания иностранных граждан) в Красносельском районе города оборудуют из трех имеющихся комнат на женском отделении - отсек «Мать и дитя», а также детскую площадку, для этого потребуются внебюджетные средства.

«По международным нормам мать и ребенка разлучать нельзя», - напомнила Агапитова. В российском федеральном миграционном законодательстве вообще дети-мигранты отсутствуют. Нет их. А право в России не прецедентное, и у нас в стране был лишь единственный случай, когда в Москве в решение суда о депортации женщины-мигрантки был вписан и ее ребенок. «У нас регламентов соответствующих нет и суды пока не готовы взять на себя ответственность за принятие такого решения, - отметила Светлана Агапитова. – Надо менять закон, но мы рассчитываем на городскую прокуратуру, чтобы она настаивала – мама и ребенок должны покидать нашу страну вместе и желательно, чтобы до решения вопроса о депортации они не разлучались».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 211

Все опросы…