Культура

Бить челом в надежде и из страха

12 апреля 2016 13:07 Ирина Парамонова
версия для печати
В Театре Ди Капуа после театральной были о народовольцах «Жизни за царя» сделали спектакль по документам 17 века о людях эпохи Раскола, о тех, кто доносил и сопротивлялся системе. «МР» обсудил постановку с автором идеи спектакля «Слово и дело» и исполнительницей нескольких ролей Илоной Маркаровой.
Бить челом в надежде и из страха Фото: vk.com/tdcapua

«МР»: Можно ли рассматривать спектакль «Слово и дело» как часть общего замысла, цикла исторических погружений в разные эпохи? Складывается ощущение, что вы вместе с Джулиано Ди Капуа создаёте документальный исторический театр? 

Илона Маркарова: Я лично не задаюсь такой целью и не думаю о том, как это называется. Просто мы делаем спектакли о том, что нас волнует. О чем нам хочется рассказать зрителям. А там уж как получается. Документальный спектакль, или инженерная танго-опера, или панк-опера «Медея». Безусловно, после спектакля «Жизнь за царя», который основан на документах членов партии Народная воля нам стало интересно больше понять тот народ, в который народовольцы «пошли». Во многом это и способствовало появлению спектакля «Слово и дело», который основан уже на документах XVII века.

5

Что именно привлекло вас в эпохе раскола?

Это было интересное, жестокое время. Очень во многом похожее на наши с вами дни. И не только раскол является основой спектакля. И война с Польшей, и ситуация с Малороссией, и освоение Сибири, и, непосредственно закон о «слове и деле», когда даже жена и дети царского недруга подвергались смертной казни, если не доносили на него. И челобитные, жалобы, просьбы, письма царю простых крестьян, холопов, дьяков, прибыльщиков, торговых людей и т.д.

Как вы ищете истории для спектакля, кто помогает с архивными документами, источникам? Насколько все исторически достоверно?

Мы сотрудничаем с историками. Так, например, в спектакле «Жизнь за царя» нас консультировал Лев Яковлевич Лурье. А для спектакля «Слово и дело» мы обращались за консультацией к Евгению Анисимову (автор книги «Русская пытка» по истории политического сыска от доноса и ареста до казни или ссылки, — Ред.) и Борису Кричевскому (специалист по истории раскола, — Ред.). Документы, использованные в спектакле «Слово и дело», были опубликованы в различных изданиях очень давно и на древнерусском языке. Их можно найти в Публичной библиотеке. Многое пришлось переводить. Речь наших предков была очень витиевата, но мы ничего не добавляли от себя, только немного сокращали. Так что это подлинные источники, свидетельства эпохи.

4

Через весь спектакль проходит тема доносов всех и на всё. Многие персонажи и строки очень узнаваемы, как будто написаны сегодня, а не 400 лет назад.

Тема спектакля гораздо шире, чем доносы. В центре внимания человек. Вне времени. Человек и его вера, его взгляды, идеалы. Слабо ли постоять за своё? Нам, прежде всего, хотелось рассказать о тех людях, которые были вне системы, и умерли за свои идеи в пытках, жестокой смертью. Произошла своего рода селекция людей, живущих на территории России. В какой-то мере, мы потомки тех людей, которые добровольно отказались от своих духовных основ. И, безусловно, мы выродились. Но Человек — это сверхсущество. Он способен выдержать 72 удара кнутом, тащить 2 года против течения лодку, есть звериную падаль и одеваться берестой и не сдаться. В спектакле есть кем гордиться. И мы, прежде всего, хотели показать этих людей, которые даже в эпоху «слова и дела» не доносили.

Если сравнивать «Слово и дело» с вашим проектом «Жизнь за царя», то бросается в глаза иное настроение: в истории про народовольцев оно протестное, жесткое, порой провокационное, здесь же больше иронии, черной комедии, что-то от скоморохов, ярмарочного маскарада. Смех, ирония как способ преодоления страха челяди перед властью?

Спектакль приобретает ту, или иную форму в зависимости от материала, на котором он построен. В «Жизни за царя» настроение жестокое, потому что борьба за справедливость велась неслыханно жестокими средствами, но за них платили жизнью, надеялись и уповали, в первую очередь надеялись на самих себя. И речь идет об образованных молодых людях и девушках, доведенных до крайности в попытках помочь своему народу. В спектакле «Слово и дело» простой народ, который верит в царя-батюшку и в то, что он может помочь, защитить, исправить несправедливость. К слову сказать, простые люди сохраняют эту уверенность и в наши дни. Мне же кажется, что не существует «маленьких» людей. Каждый человек велик и способен менять окружающую действительность. «Что-то от скоморохов» в спектакле «Слово и дело», безусловно, есть. Потому как текст, использованный в спектакле, сам нас вывел на такое решение. По-другому просто не могло быть.

3

Спектакль построен как концерт с серей номеров на печи-завалинке. Как подбирались музыкальная подложка к челобитным? Почему кто-то «напевает в уши» голосом Высоцкого, под частушки или под «No, woman, no cry» Боба Марли?

Это наше художественное решение. 32 героя, шестеро актеров, которые играют всех этих персонажей. Мы пропустили все тексты, если можно так сказать, через слои времени. Поэтому тут есть и частушки, и Боб Марли, и Джеймс Браун, и Высоцкий.

Расскажите о ваших героинях в этом спектакле?

Женщины в ту эпоху писали крайне мало. Да и вообще мало кто умел писать. В спектакле, по сути, звучат только три «женских письма»: крестьянки Марины Якимовой, дочери думного дворянина Дуни Леонтьевой и княгини Евдокии Урусовой. Это совершенно разные женщины, разных социальных слоев, в разных жизненных ситуациях, но все они пишут челобитные в надежде на помощь. Остальные монологи, которые я играю, принадлежат протопопу Аввакуму. И это, конечно совсем другой диалог с царем. Без страха.

Что нового вы узнали, открыли для себя, занимаясь подготовкой «Слово и дело»?

Безусловно, работа над этим спектаклем для меня это еще и самообразование. Я хотела узнать об этом периоде истории не из учебников. Услышать голоса того времени. К сожалению, в нашем информационном поле эти тексты не существуют. И я рада, что в нашем спектакле они зазвучали. Что письма никому неизвестных людей 17 века актуальны в 21 веке. Что голоса людей — простых, наивных, коварных, добрых, лишенных своих духовных основ, или верящих во власть денег — все эти голоса зазвучали, ожили, что-то важное нам с вами сказали.

Ближайший показ: 21 апреля, 20:00. Музей Ф. Шаляпина: ул. Графтио 2Б (м. «Петроградская»). Забронировать билеты: vk.com/teatro_slovo
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 175

Все опросы…