Зачем мы ходили на этот марш?

20 апреля 2007 15:44
версия для печати
Граждане с разных точек зрения оценивают свое участие в «Марше несогласных»

Ирина Милова,  школьница, участница акций «Еда вместо бомб»

Мне 15 лет, я учусь в школе, а по вечерам вынуждена подрабатывать, чтобы помочь семье. Мне не нравится многое, что происходит в стране и в городе: «Газпром-сити», убийства иностранцев, что неизвестные чуть не зарезали на улице моего знакомого из «Еды вместо бомб», что моя мама, преподаватель музыки, зарабатывает всего 6000 рублей.

Я вышла на марш. Я не в первый раз участвую в подобных акциях. И меня часто бьют и увозят в отделение милиции. 3 марта на первом марше меня тоже избили, протащив перед этим по асфальту через весь Невский проспект.

15 марта мы вышли с Пионерской площади после митинга, окруженного войсками и ОМОНом, и двинулись к метро – я и мои друзья. Мы хотели пройти к метро «Пушкинская», но нас не пустили. Мы пошли дальше по Загородному. Но вдруг среди нас появились какие-то молодые люди, которые начали кричать ментам оскорбления и кидать в них стеклянными бутылками.

Потом я видела, как эти люди исчезли за спинами омоновцев, их никто не арестовал. И тогда менты на нас накинулись и начали махать дубинками. Мне попало по голове и по спине. Когда я упала, меня еще и попинали. Из отделения милиции меня отправили в «травму», где мне сказали, что у меня тяжелое сотрясение мозга. Я буду подавать иск в суд.

Елена Дряхлова, жительница дома № 13 на проспекте Стачек, активистка

Мы с соседками ходили на марш, который был еще в марте. Оксана взяла табличку с лозунгом: «Наш дворик – наш гробик», Елена – Конституцию РФ, а я взяла флаг России, который мне когда-то подарил жилкомсервис № 2 за мою заботу о нашем доме.

Флаг я должна была вывешивать в дни праздников на доме, но так как флагштоки так и не установили, я решила взять флаг на марш. Когда мы с колонной дошли до Садовой улицы, нас встретил кордон ОМОНа. Мы остановились перед касками и дубинками, не зная, что делать дальше. Спускаться в подземный переход мы побоялись. Вдруг омоновец выхватил мой флаг и бросил себе за спину. Я кинулась поднимать, но меня остановили: «Девушки, проходите, если хотите пройти». Потом мой флаг полетел в машину, куда скидывались остальные «пойманные» флаги.

В тот же вечер я написала телеграмму Путину с просьбой выслать флаг с автографом обратно и провести работу по патриотическому воспитанию сотрудников ОМОНа. Через семь дней из Кремля товарищ Коряшкин написал, что перенаправил мое письмо в администрацию города.

Еще через 12 дней из комитета по вопросам правопорядка пришло письмо о том, что разобраться поручено ГУВД Петербурга. 9 апреля мне ответили из МВД, что проведена проверка, по результатам которой установлено, что сотрудники милиции действовали в строгом соответствии со статьей 13 закона «О милиции». Я кинулась читать закон № 13 «О применении физической силы», где говорилось, что «Сотрудники милиции могут применять даже приемы борьбы для пресечения преступлений и административных правонарушений, для задержания лиц, их совершивших».

Получается, мой флаг совершил правонарушение, за которое и был «задержан». Но я готова отстаивать честь и достоинство моего флага: он не распивал спиртные напитки, не ругался нецензурной бранью и уж точно не дрался. Все, что флаг натворил, – это мирно шел рядом с Конституцией РФ.

Борис Вишневский,  специально для газеты «Мой район»

Многие неглупые люди к «Маршам несогласных» относятся с изрядной долей опаски. Не потому, что там собирается весьма разношерстная публика, а потому, что думают: предположим, они победят, режим будет повержен, что дальше? Как говорил Бисмарк: «Революции задумывают гении, осуществляют фанатики, а плодами победы пользуются проходимцы»

Кто в России может прийти к власти на нынешней волне? Прекраснодушные романтики, честные мудрецы и образцы порядочности или, как часто бывало, прожженные интриганы и будущие диктаторы? Где гарантия, что именно они не оседлают протест широких масс? Может, лучше не раскачивать лодку по принципу «лишь бы не было войны»? То бишь лишь бы не стало еще хуже.

Недаром те, кто радовался уходу Собчака, вскоре обнаружили, что Яковлев еще хуже, а те, кто радовался уходу Яковлева, нынче вспоминают его эпоху как время демократии – на фоне нынешней…
Что же, гарантий и вправду нет.

Но, во-первых, отнюдь не всегда при смене власти «всплывали» худшие представители общества. А во-вторых, какова альтернатива? Сидеть на кухне и показывать власти фигу в кармане? Тогда уж точно ничего не изменится. Так, может быть, стоит самим «выйти на площадь» – а не ворчать, что бал правят те, кто нам не нравится? Чем больше на площади будет нормальных и разумных людей – тем меньшую роль будут играть экзотические личности, которым при желании можно пришить ярлык «экстремизм», и тем труднее проходимцам будет «оседлать» массовый протест.

Да, последние годы выработали рефлекс: перемены – только к худшему. Но не потворство ли большинства тому одна из причин? Кто поддерживал ограничение демократии «во имя реформ»? Кто требовал «сильной власти» и «порядка»? Кто выбирал «Единую Россию»? Марсиане? Так кто должен теперь все это исправлять?

Ну, а на принцип «Лишь бы не было войны» есть и другой: «Если корабль никуда не плывет – ни один ветер ему не попутный».

Владимир, рядовой сотрудник милиции одного из районов города, которого вызвали в выходной день для того, чтобы сопровождать «марш несогласных»

Нас предупредили еще в пятницу, что в воскресенье придется идти в «сопровождение» на какой-то марш. Мы поехали на Витебский вокзал. Нам часто приходится стоять на трассе, когда приезжает Путин, на футболе, когда играет «Зенит», и вот теперь еще и на «маршах несогласных», которых, как обещает оппозиция, будет много в этом году.

Утром в воскресенье выдали спецодежду: легкие бронежилеты, палку резиновую ПР-73 и каску. Мы перекрыли Загородный проспект. Митинг был далеко, мы его не слышали. До нас марш так и не дошел – остановил ОМОН. Нам не пришлось участвовать в потасовке. Туда, в эпицентр, отправляют ОМОН: это их прямая обязанность – применять силу. Но если бы поступил приказ – действовали бы в соответствии с приказом.

За работу эту нам дополнительно не платят и отгулов не дают – это в порядке вещей. Ни о каких премиях и поощрениях речи не идет. Дают дубинку – иди и стой. Мы выполняем приказ. Я считал как-то, что за два года работы у меня за такие «усиления» накопилось около 60 дней отгулов. Но мне их никто не даст. Скажут идти снова на марш – придется пойти.




Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…