Общество

Есть ли будущее у Российского профсоюза докеров?

1 августа 2016 12:31
версия для печати
Есть ли будущее у Российского профсоюза докеров? Фото: http://fishport.ru/
Международный День единых действий докеров, объявленный 7 июля по всему миру, прошел, несмотря на громкое название, вяловато. Последовало несколько интервью функционеров Международной федерации транспортных рабочих (ITF) и все. В России не было и этого: лидер Российского профсоюза докеров (РПД) Василий Козаренко скромно отмолчался, а первичные организации РПД в обеденный перерыв сделали групповое фото с лозунгами и отправились раскладывать пасьянсы на рабочие места. Что это: кризис мирового рабочего движения или развал некогда боевого профсоюза в отдельно взятой стране?

Вряд ли есть смысл говорить о мировом рабочем движении, потому что специфика каждого государства определяет способы и действия защитников рабочего класса. Не зная ее, легко впасть в неверную интерпретацию фактов. Вопрос в другом: почему в России некогда боевой и авторитетный профсоюз докеров сегодня проявляет непривычную для него вялость, теряет своих членов и уже не стоит на острие классовой борьбы?

 

За последние годы РПД инициировал несколько трудовых конфликтов в разных портах страны от Туапсе до Санкт-Петербурга. Причем каждый раз, как только работодатель отказывался признать требования профсоюзных организаций, начинались громкие акции, в который зачастую пиара было больше, чем действия и реальных результатов для его членов - докеров. Но интересна одна особенность, которая, возможно, дает основания предполагать причину нынешнего положения РПД.

 

В случае возникновения трудовых конфликтов РПД уходил в глухую оборону, занимал непримиримую позицию и начинал шантажировать работодателей забастовками. Нормальная практика, когда имеются силы, люди и хорошие организаторы вкупе с талантливыми переговорщиками, тонко чувствующими грань, когда договоренности можно достичь. Но чего-то Российскому профсоюзу докеров всегда не хватало. Даже если в конечном итоге иногда и удавалось добиться выполнения поставленных требований, потери были немалые: профсоюзные первички теряли своих членов, а лидеры протестного движения рано или поздно оказывались на улице или за решеткой. Пенсионер Виктор Соколов, один из лидеров Российского профсоюза докеров (РПД) в порту Находка получил срок за полученные мошенническим способом три тонны угля, которые выкупил на свои же деньги для дачного участка. Председателя первичной профсоюзной организации Российского профсоюза докеров ОАО «Восточный порт» Леонида Тихонова и бухгалтера профорганизации Наталью Бондареву, обвинили в растрате денег, выданных на новогодние подарки.

 

Наиболее характерным примером близорукой политики нынешних лидеров РПД является Санкт-Петербургский морской порт. В 2010 году между первичками РПД и руководителями трех стивидорных компаний, работающих в порту, произошел традиционный конфликт по поводу индексации заработной платы. Тогда, сделав несколько громких заявлений лидеры профсоюзных первичек дружно вступили в диалог с руководителями стивидорных компаний и нашли компромисс.

 

Затем все первички были объединены в одну, которую возглавил Анзор Ломтадзе, и с этого момента начались странности, труднообъяснимые на первый взгляд. Вместо постоянной работы, как это делали предыдущие профлидеры, каждые два года вступавшие в мелкие конфликты с работодателями, товарищ Ломтадзе начинает активно заниматься общественной работой, никак не связанной с работой в порту. При этом он, очевидно с ведома председателя РПД Василия Козаренко, заключает соглашение с администрацией порта, что в течение года докеры не будут требовать индексации, зато начнется работа над новым Коллективным договором, а потом…

 

А потом происходит рождение новой профсоюзной организации «Портовик», в которой числится 900 из 1,5 тысяч человек, работающих в Санкт-Петербургском морском порту, т.е. большинство работников. И все «предложения» РПД оказываются владельцам портового бизнеса уже неинтересны. За этим следует залп тяжелой профсоюзной артиллерии - «итальянская забастовка», громкие заявления РПД, митинги, поддерживаемые левыми радикальными объединениями, подключение к конфликту вице-губернатора Игоря Албина, депутатов ЗакСа и Госдумы.

 

Внимание к ситуации привлечено. На работодателей оказывается давление со всех сторон. Победа? Можно считать и так, если бы не один факт. В июне этого года в порту зарегистрировалась первичная профсоюзная организация Профсоюза работников водного транспорта (ПРВТ), в которую сразу же перешло более 100 человек из скандального профсоюза докеров. По данным из открытых источников из 300 человек первички РПД, которую возглавляет Анзор Ломтадзе, осталось только порядка 190 членов. Это значит, что значительного влияния на профсоюзную политику в порту РПД оказывать уже не сможет. ПРВТ, входящий  в Федерацию независимых профсоюзов, придерживается иной тактики. Как устрашающая фигура, товарищ Ломтадзе потерял свою значимость, и вряд ли сможет стать еще раз организатором какой-нибудь значительной публичной акции.

 

РПД теряет людей не только в тех портах, где произошли забастовки, но и в городах, где обошлось без протестных акций. Так почти полностью в ПРВТ перешли члены первички РПД в Мурманске.

 

Что это показывает? Всего лишь один общеизвестный факт: когда у людей появляется что-то, что можно потерять, их социальная активность резко снижается. В 90-х годах все было настолько плохо, что протест рассматривался единственным возможным способом вырвать у появившихся капиталистов свой кусок счастья. Сегодня сравнительно высокая зарплата (а докеры всегда относились к элите рабочего класса и получали заработную плату гораздо выше среднего в регионе), ипотека и другие кредиты, заставляют работников тщательно взвешивать все «за» и «против» забастовок и других протестных акций. На одной чаше весов оказываются повышение зарплаты, на другой – почти гарантированное увольнение (в период кризиса капиталисты чувствуют себя вольготно – очередь желающих хорошо заработать велика). Сознательность быстро теряется при угрозе потери благополучия.

 

Это прекрасно понимают владельцы бизнеса и усиливают нажим на рабочие коллективы. Что им могут противопоставить профсоюзы? Тактику игры мускулами образца лихих 90-х? Как показывает практика, она уже не срабатывает. За последнее десятилетие капиталисты обзавелись штатами квалифицированных юристов, поучились у западных корпораций и наработали опыт борьбы с негибкими и застывшими в прошлом профлидерами. Если нельзя посадить, то можно обвести вокруг пальца – вот их сегодняшний девиз.

 

Что делать профсоюзам? Только менять тактику. Раз невозможно использовать забастовку как самое эффективное средство отстаивания своих прав из-за инертности и малочисленности членов профсоюза, надо искать способы договориться с работодателем. В случае его полной невменяемости и нежелания выполнять свои обещания и трудовое законодательство, есть другие способы привести капиталиста в чувство. Российские свободные профсоюзы уже наработали эффективные практики, позволяющие образумить капиталистов. Суды, Трудовая инспекция, прокуратура, другие надзорные ведомства вполне могут сыграть на стороне профсоюзов, если те грамотно составят жалобу или обращение. Другой вопрос, способны ли лидеры РПД меняться сами и менять политику профсоюза, учиться, повышать правовую грамотность своих членов, есть ли у них грамотные специалисты, умеющие определить, когда надо начинать социальный диалог, а когда сжать мозолистую руку в кулак?  

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 208

Все опросы…