Политика

«Людей с активной жизненной позицией - 7-8%»

4 августа 2016 12:17 Сергей Ковальченко
версия для печати
Независимые кандидаты, желающие принять участие в выборах, весь июль собирали подписи петербуржцев в свою поддержку. Молодой политик Николай Артеменко рассказал корреспонденту MR7.ru о нюансах сбора подписей в петербургском одномандатном округе №7, о пассивном недоверии людей к выборам, партиях-лидерах и «выгорании» сборщиков.
«Людей с активной жизненной позицией - 7-8%»

Сколько подписей собрали в твою поддержку?

 

Собрали 5397 подписей.

 

Как прошел процесс сдачи с ТИК?

 

Мы ожидали, каких-то препятствий, но ТИК принял все быстро и вежливо. На сдачу ушло минут 20 со всем процессом жеребьевки. Я давно разговариваю с председателем ТИКа и пока что все выглядит мило.

 

Сколько ты лично собрал подписей?

 

Я собрал 200 подписей. Был на всех пикетах, мы выставляли по 20 пикетов еженедельно. Стояли по пять часов. Я ходил и по квартирам.

 

Какие проблемы возникали во время сбора подписей?

 

Основная проблема — люди негативно или пассивно реагируют на выборы. Часто людям все равно и выборами они не интересуются. Очень сложно убедить людей отдать свою подпись. Вторая проблема — это недоверие, когда люди боятся давать свои паспортные данные, они боятся мошенничества.

 

У меня сложный район, он довольно «размашистый». Чтобы попасть от Финляндского вокзала на Север нужно потратить очень много времени. Поэтому мы бьемся за развитие метро.

 

В целом все прошло не плохо.

 

Сколько времени занял сбор подписей?

 

Мы начали сбор первого июля и закончили первого августа. Подписи собирали 64 человека.

 

По квартирам ходили?

 

Да. Это один из главных методов сбора подписей.

 

Как народ встречал сборщиков?

 

По разному от района к району. Допустим на Кондратьевском, 60, там где новые дома и люди купили квартиры относительно недавно, там даже контингент немного другой. Люди более открытые им все интересно, они охотно подписываются. А допустим, дома на Бестужевской и Замшина, там люди более замкнутые.

 

В целом люди реагировали нормально.

 

А что люди говорили сборщикам?

 

Много разного. Нельзя нарисовать какую-то общую картину. Главное — они не доверяют депутатам и не верят в возможность перемен. Я иду как независимый не партийный кандидат, и мы везде об этом говорили. Я говорил, что необходимо много что менять. Многие говорят: «Нет, ты ничего не поменяешь, ты молодой, они как сидели так и будут сидеть». Это такая общая тенденция повсеместная. Они не хотят даже попытаться.

 

Я часто вступаю в дискуссии с людьми и говорил им, что перед ними стоит человек который говорит, что хочет попытаться что-о сделать. Так дайте ему шанс! Часто я слышал: «нет, все равно ничего не получится».

 

Такая стена непонимания, которая стоит и с ней ничего не сделать.

 

А попадались люди с активной жизненной позицией?

 

Есть такие. В процентном соотношении таких 7-8%. В основном они живут в новых домах. Говорят: «Да, молодой, подпишусь, удачи». Но их мало. В большинстве своем большое недоверие. Особенно к властям.

 

Сколько из тех, кто за тебя подписался готовы придти и проголосовать 18 сентября?

 

Из тех, кто подписал, почти все брали мою листовку и говорили, что придут и проголосуют. Те, кто говорили, что на выборы не ходят, после разговора со мной или сборщиками решили поставить подпись и выразили желание прийти на выборы. У нас контакты этих людей сохранились и мы обязательно отправим им приглашения на выборы.

 

То есть получается, что в сборе подписей есть своя польза. Это мобилизует людей. В отличие от зарегистрированных «автоматом» у тебя уже есть группа поддержки, сагитированная за время сбора подписей?

 

Здесь есть определенный плюс в том, что мы целый месяц плотно общались с людьми и теперь очень хорошо знаем все «болевые точки» округа. Но мы могли точно также общаться с ними, но уже в другом формате, не нервируя их просьбами предоставить паспортные данные.

 

Уверен, что процедура сбора подписей абсурдна, не нужна и ее необходимо упразднить. Это мое мнение. Это ужасно и большое препятствие на пути любого независимого кандидата. Ну ладно паспортные данные, но потом все это надо сшивать, каждую вычеркнутую подпись писать «исключено». В ручную заверять — я лично заверил все листы. На это у меня ушло три дня, что бы все заверить. А если ты пропустил где-то закорючку, не правильно поставил подпись или бабушка в темном подъезде залезла черточкой на другую графу и потом это надо вычеркивать только на этом основании — это бред и абсурд.

 

Слишком много формальностей?

 

Очень много. Доказать, что тебя поддерживают жители можно в сам день голосования. Во многих странах ЕС и в США, что бы баллотироваться на должность мэра, нужно просто предъявить паспорт и доказать проживание в городе или штате и заплатить взнос от 75 до 100 долларов и вперед — иди агитируй. Дальше уже решат жители.

 

Когда сборщики общались с людьми, какие они партии называли и кому симпатизируют?

 

В основном здесь, в моем округе говорят, что будут голосовать за «Справедливую Россию». Из тех, кто что-то знает про выборы. «Единую Россию» вообще здесь не уважают, особенно после скандала с депутатом Нестеровой (ред. депутат Законодательного Собрания Светлана Нестерова из фракции «Единая Россия» 22 июня 2016 года была сначала задержана сотрудниками ФСБ по делу о коррупции, а затем помещена под домашний арест).

 

Многие знают Алексея Ковалева и многие бабушки собираются за него голосовать, хотя он идет не в этом округе. В основном, это «Справедливая Россия».

 

Что с другими партиями?

Небольшой процент людей говорили, что будут голосовать за коммунистов — это их традиционные избиратели. Были люди, готовые голосовать за «ПАРНАС». Про ЛДПР я ничего не слышал ни разу, чтобы кто-то выразил желание голосовать за эту партию (ред. Большинство сторонников партии Жириновского традиционно стесняются признаться в своем выборе). Такая же история с «Яблоком», только один раз за месяц сборщики нашли избирателя этой партии.

 

А люди не путают местные выборы с думскими?

 

Есть такое. Все запутанно и приходится долго объяснять куда иду. Путают муниципальную власть с региональной, Госдуму со Смольным. Из-за отсутствия нормальной публичной политики у наших людей толком нет понимания, куда и для чего они выбирают депутатов. Им приходилось объяснять, что такое законодательное собрание, почему я решил идти туда, а не в думу.

 

Я уверен, что и в сам день голосования будет большая путаница и они не будут понимать, куда и за кого голосуют и кто куда идет. Будет несколько бюллетеней, появились кандидаты-спойлеры у многих кандидатов, и они откусят свой процент от лидеров. Помешают и всякие «Парзасы», собравшие за 10 дней подписи.

 

Они говорят, что собрали за семь дней 20 тысяч подписей, но я могу сказать, что собрать 5 тысяч подписей, даже имея команду больше чем в 60 человек в поле, тяжело. Имея месяц, мы только впритык собрали нужное количество.

 

Как работа влияла на сборщиков?

 

Люди очень сильно «выгорали». Особенно под конец. Здесь царят не очень благополучные настроения.

 

На сборщиков морально влияет то, что им говорят люди?

 

Да, поэтому после работы мы здесь с ними специально проводили беседы, поили чаем и кофе. Это тяжелая работа. Получается, что ты ни в чем не виноват, а для людей ты сразу виноват в чем-то. Ты агитируешь.

 

Ты говорил про пикеты, а они помогают?

 

Это очень важно для узнаваемости. Когда стоит стол с табличкой «сбор подписей» люди более расслаблены, чем когда ты вторгаешься в их личное пространство.

 

После сбора подписей на какую поддержку избирателей ты рассчитываешь?

 

До голосов еще далеко. Если решение избиркома будет положительным и меня зарегистрируют, то случится чудо. Так как меня поддерживает «Открытая Россия» и вообще замечен в разных оппозиционных движухах, то шансы у меня не велики.

 

Если меня зарегистрируют, то я буду работать только на победу. Шансы победить у меня есть. После истории с Нестеровой, мой главный оппонент - это «Справедливая Россия» с племянницей Сергея Миронова - Надеждой Тихоновой. Будем бороться с ней.

 

Проявляют ли конкуренты активность?

 

Только Рахова из «Единой России» (ред. депутат Елена Рахова известна своим скандальным высказыванием про «недоблокадников») завесила весь округ своей агитацией, кстати, без выходных данных.

 

А это же потенциальное снятие с предвыборной гонки?

 

Да, кто-то пробует, но нам не до этого. Мы никого снимать не будем. Пусть они сами разбираются. Наша задача была собрать подписи, и мы это успешно сделакли.

 

Если так сложится и тебя вдруг не зарегистрируют кандидатом. Ты и твои люди месяц ходили, собирали подписи, есть больше пяти тысяч человек, которые теперь знают, кто ты. Это хороший политический капитал. Как ты им распорядишься? Поддержишь кого-то либо нет?

 

В этом округе я никого из кандидатов не поддержу, так как некого. По городу я поддержу Александра Шуршева и ребят из «ПАРНАСа». Буду помогать им.

 

После выборов у нас есть ряд проектов, связанных с Полюстровским парком, — это сейчас огромное мертвое поле.

 

Туда Смольный все время отправляет оппозиционные митинги.

 

Да. Это просто зеленое пятно, а его можно сделать хорошим парком. Плюс развитие метро, чем я давно занимаюсь. Мы добиваемся возврата в планы строительство ветки метро до станции Ручьи. Из-за «Новокрестовской» и стадиона все деньги сейчас там.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 839

Все опросы…