Город

Еще пятнадцать имен «Последнего адреса»

12 сентября 2016 17:15 Галина Артеменко
версия для печати
В Петербурге теперь 122 таблички Последнего адреса – о 122 людях, которых в 1937-38 годах  ночью  увели на смерть из их собственных квартир, теперь можно узнать. Увидеть, в каком доме жили, представить их – как выходили по утром из дому, как возвращались. У них были близкие, у них была жизнь. О которой мы можем теперь узнать из табличек Последнего адреса.
Еще пятнадцать имен «Последнего адреса» Фото: Галина Артеменко

На знаменитом Доме Довлатова, что на Рубинштейна, 23 в минувшее воскресенье к первой табличке, установленной в марте 2015 года (памяти Эриха Аваляна) прибавилось еще 15. Их установили по инициативе «Мемориала» и внучки одного из репрессированных – Владимира Дурнякина Ольги Пановой. Ольга родилась в этом доме 4 марта 1963 года, ровно тридцать лет спустя после первого ареста – 4 марта 1933 года ее деда Владимира Дурнякина.

Вот список тех, кто был уведен навсегда из дома на Рубинтшейна, 23:

Владимир Иванович Дурнякин, инженер

Борис Абрамович Шварцман, товаровед в артели «Аврора», родился в 1903 году в Бессарабии

Владимир Михайлович Хведкович, 1898 года рождения, перед арестом руководил мастерской Музыкального училища при Консерватории

Константин Николаевич Стилианудис, родился в Одессе в 1872 году, грек, был на момент ареста греческим подданным, был бухгалтером кассы взаимопомощи пенсионеров

Рудольф Рудольфович Ришелье-Плацатко, портье в «Астории», 55 лет

Альфред Андреевич Пиннис, 30-летний сотрудник НКВД, латыш

Владимир Александрович Петровых, санитарный инспектор Ленинградского торгового порта

Лев Самсонович Маркин, 32 года, зведующий учебной частью транспортной школы Городского отдела внутренней торговли

Соломон Абрамович Лейтер, 41 год, инспектор торгового отдела спортобщества «Днамо»

Григорий Абрамович Каплан, военный инженер Балтфлота, 41 год

Николай Владимирович Головинский, начальник части службы движения при Управлении Октябрьской железной дороги, 44 года

Николай Михайлович Гнедич, музыкант, 47 лет

Борис Львович Гиммельфарб, заместитель управляющего конторой «Экспортхлеб», 50 лет.

Бронислав Людвигович Беганский, инженер тракторного цеха Кировского завода, 44 года

Яков Михайлович Бакалейников, экономист строительства Фрунзенского универмага, 31 год

Мало что известно о 14-ти из тех, кому установлены были таблички в минувшее воскресенье.  Больше всего сведений о Владимире Ивановиче Дурнякине – родился в семье купца в 1897 году в Петербурге, учился в Петровском коммерческом училище, служил в РККА, потом стал инженером, окончив Ленинградский Политех. Известно, что из Соловецкого лагеря Владимир Дурнякин писал трогательные письма жене и дочке, даже с рисунками и стихами. Известно, что в лагере его на полгода помещали в штрафизолятор. Известно, что расстреляли его в урочище Сандормох в Карелии вместе с 1111 другими заключенными, которых вывезли «на материк» с острова в конце октября 1937 года.

Сопредседатель НИЦ «Мемориал» Александр Даниэль после того, как все таблички были прикреплены к стенам дома, говорил о погибших людях – о простых служащих, о тех, кого арестовали и убили по «национальным линиям».  Только по секретному приказу НКВД № 00447 в Ленинградской области было арестовано 33,5 тыс человек из них 18,5 тыс расстреляно. По «национальным приказам» - 28 тысяч арестовано и расстреляно не менее 80 процентов…

От последнего адреса до места неизвестной могилы – об этом после церемонии у дома на Рубинштейна в своем сообщении говорила Ирина Флиге – директор НИЦ «Мемориал» в Петербурге. О том, что места убийств и захоронений тщательно скрывались. И только по косвенным данным удавалось и удается установить, где покоятся  жертвы террора.

Мы теперь знаем и про Головкин бастион  Петропавловской крепости, и про Ковалевский лес, и про урочище Койранкангас, и про Левашовскую пустошь. Покоятся жертвы террора и на Преображенском кладбище – туда отвозили и там закапывали жертв пыток, не доживших до приговора – а до восьми процентов арестованных погибали именно так, их имен нет в мартирологах…Ирина Флиге напомнила и о том, что в ленинградских тюрьмах в блокаду было расстреляно к октябрю 1942 года 9,5 тысяч человек – террор не прекращался и тогда.

У деревни Подрябинье на реке Сясь стоит деревянный крест – там захоронение 800 человек, погибших при эвакуации из Ленинграда еще осенью 1941 года, их вывозили на барже, пять дней  на Ладоге был шторм.

Недавно в Петербурге вышла книга историков Наталии Лебиной и Владлена Измозика «Петербург советский. «Новый человек» в старом пространстве. 1920-1930-е годы». В книге есть глава, посвященная одному-единственному дому на Каменноостровском – не менее известному, чем Довлатовский – дому на Каменноостровском 26-28, где ныне музей-квартира Кирова и судьбам множества ленинградцев, жизнь которых была уничтожена большевистским и сталинским террором. Для «Последнего адреса» еще очень много адресов.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 260

Все опросы…