Культура

Частный человек против Тысячелетнего Рейха

14 сентября 2016 11:48 Галина Артеменко
версия для печати
Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме, 14 сентября в 18.30 в Малом зале представляет книгу Себастьяна Хафнера «История одного немца. Частный человек против тысячелетнего рейха». Эта книга в переводе Никиты Елисеева при поддержке Гёте-Института была издана Издательством Ивана Лимбаха в 2016 году.
Частный человек против Тысячелетнего Рейха Фото: http://file2.answcdn.com/

«Жесточайшими угрозами государство добивается от частного человека, чтобы он предал своих друзей, покинул свою любимую, отказался от своих убеждений и принял бы другие, предписанные сверху; чтобы здоровался не так, как он привык, ел бы и пил не то, что ему нравится; посвящал бы свой досуг занятиям, которые ему отвратительны; позволял бы использовать себя, свою личность в авантюрах, которые он не приемлет; наконец, чтобы он отринул свое прошлое и свое «Я» и при всем этом выказывал бы неуемный восторг и бесконечную благодарность. Ничего этого частный человек не хочет. Вот поэтому он решается на дуэль – без какого бы то ни было воодушевления, скорее уж недоуменно пожимая плечами, но с тайной решимостью не сдаваться». Так писал в 1939 году молодой человек по имени Раймунд Претцель – эмигрант из нацистской Германии, приехавший в Лондон вслед за своей невестой-еврейкой. Раймунд взял псевдоним Себастьян Хафнер, чтобы написать книгу воспоминаний о том, как немецкая нация сошла с ума, как воздвигся Третий Рейх, и как частный человек, отрицающий тоталитарное государство, понимает, что надо или бежать или погибнуть. Он взял псевдоним, потому  что в Третьем Рейхе  у него оставались родные, которые, согласно нацистским законам, пострадали бы. В книге, охватывающей события с 1914 по 1933 год, Хафнер отвечает на вопрос, какие события подготовили немцев к принятию власти нацистов, что происходило с людьми – с их сознанием, с их мировоззрением.

Хафнер пишет о том,  как целая нация почти вся сходила с ума: «...Никто не захотел ни личного счастья, ни приватной частной жизни. Выяснилось, что целое поколение в Германии не знает, что делать с подарком под названием «свободная, независимая, частная жизнь».
Поколение немцев, родившихся в 1890-е и 1900-е годы, было приучено к тому, что все содержание жизни, весь материал для глубоких эмоций, любви и ненависти, радости и печали, любые сенсации, любые раздражения души и нервов можно получать, так сказать, даром в общественной сфере - пусть даже вместе с бедностью, голодом, смертью, смятением и опасностью. И когда этот источник иссяк, немцы оказались в растерянности; их жизнь обеднилась; они стали словно бы ограблены и почувствовали разочарование. Немцам стало скучно. Немцы так и не научились жить своей жизнью; не научились делать свою маленькую, частную, личную жизнь великой, прекрасной, напряженной; не научились наслаждаться этой жизнью и делать ее интересной. Поэтому они восприняли спад социального напряжения и возвращение личной свободы не как дар, но как потерю. Немцы заскучали: со скуки в их головы начали приходить идиотские идеи: немцы сделались угрюмо-ворчливы - в конце концов, они чуть ли не с жадностью стали ждать первой же заминки, первой же оплошности или происшествия, которые позволили бы послать к чертям мирную жизнь и ринуться в новую коллективную авантюру».

Хафнер пишет о первоначальной реакции международного сообщества на происходящее в Германии: «Трудно найти что-нибудь более комичное, чем то безучастное и высокомерное спокойствие, с которым я и подобные мне люди, будто из театральной ложи в бинокль, наблюдали за первыми успехами нацистов, направленными на то, чтобы стереть нас с лица земли. Пожалуй, более комичным может представиться только то, что вся Европа, уже имея наш пример перед глазами, заняла такую же высокомерную, насмешливую, бездеятельную позицию зрителя в ложе, в то время как нацисты уже подожгли «театр» с четырех сторон».

В «Истории одного немца» Хафнер пишет о том, что происходило и с нацией, и с каждым человеком. Это страшное свидетельство и страшное предостережение: «Открытое обсуждение того, что происходило в пыточных подвалах SА или в концлагерях — с трибуны ли оратора или на газетной странице, — могло бы даже в Германии привести к отчаянному сопротивлению. Тайно прошептанные, жуткие истории — «Будьте осторожны, дорогой сосед! Знаете, что случилось с Х?» — беспроигрышнее ломали хребты и души. Тем более, что людей отвлекали и занимали — шел непрекращающийся хоровод праздников, посвящений и национальных торжеств. Началось все перед выборами с грандиозного праздника победы, ''дня национального возрождения'', 4 марта: марши и фейерверки, оркестры, барабаны и флаги над всей Германией; Гитлер, ревущий из тысяч репродукторов, клятвы и обеты — и все это несмотря на то, что было еще неизвестно: не принесут ли выборы поражение нацистам. На самом-то деле так и вышло: на последних выборах в Германии они получили 44% голосов (до того было 37%) — большинство немцев все еще голосовало против Гитлера. Если учесть, что террор был уже в полном разгаре и левым партиям в последние, решающие недели фактически заткнули рот, то стоит согласиться с тем, что немецкий народ в основной своей массе вел себя еще вполне прилично. Но это уже не было помехой для нацистов. Поражение отпраздновали как победу, террор усилился, праздники удесятерились. Флаги целых две недели не исчезали с балконов и окон.

Чудовищная пустота и бессмыслица этих не прекращающихся ни на миг торжеств, разумеется, не входила в планы устроителей. Население нужно было приучить праздновать и «национально возрождаться», хотя бы оно и не видело для этого никаких оснований. Для всеобщего ликования хватало и того, что людей, не желавших принимать в нем участие, — т-с-с! — ежедневно и еженощно садистски пытали и забивали насмерть железными прутьями.

Поначалу в праздниках участвовали из страха. Но, однажды попраздновав из страха, люди не хотели в дальнейшем праздновать только по этой причине — ведь это было бы пóшло и достойно презрения. В дальнейшем они взвинчивали себя до надлежащего праздничного настроения. И это станет дополнительной, психологической, причиной победы национал-социалистической революции».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 838

Все опросы…